♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

Мьянма (Бирма) в январе 2013. Часть I: Янгон, Моламьяйн, Па-Ан, Чайтийо («Золотой камень»)

Моламьяйн – Па-Ан (21 января)

До Па-Ана от Моламейна добирались на местном автобусе (local bus) – расстояние небольшое (около 60-ти км) и время в пути всего два часа. Автобус отправляется по-моему каждый час, мы решили ехать на девятичасовом.

С вечера попросил на ресепшене найти мне тук-тук на утро (так конечно выходит дороже, но самому этим заниматься было просто лень).  Расстояние до места стоянки автобуса от отеля вряд ли больше двух километров и дорога вместе с погрузкой-выгрузкой занимает не более десяти минут, но я попросил, чтобы тукер подъехал к 8.15, т.к. все равно опоздает, да и у меня будет моральное право напрягать ответственных за его заказ.

К 8.35 к отелю подъехал тук-тук (опоздав на 20 минут), за рулем которого сидел интеллигентного вида парень, больше похожий на программиста, чем на водителя тук-тука.

Моламьяйн - Па-Ан

shus

Минут через десять мы уже были на стоянке автобуса, которая располагается в нешироком тенистом тупичке, окруженном торговыми и общепитовским точками.

Моламьяйн - Па-Ан

shus

Автобус выглядел вполне прилично: старенкий Хёндэ с блестяшим корпусом из нержавейки, добротными полами из некрашеных досок и твердыми сиденьями, обитыми дермантином.

Сиденья в бирманских автобусах довольно узкие, при чем не только по ширине, но самое главное и в глубину. Я полагаю, что это связано со, скажем так, специфической «узкопопостью» бирманцев – как женщин, так и мужчин (хотя на все нации, проживающие в Бирме я бы это утверждение не обобщал: шаны все-таки действительно ближе к тайцам). Похоже, что сиденья по размеру рассчитаны на пару человек 46-го размера или в крайнем случае 46-го и 48-го. 

Моламьяйн - Па-Ан

shus

Билеты приобретаются вот в таком «тикет-офисе», который находится внутри ветхого строения справа от автобуса. Стоимость проезда одного человека – 1000 чат. Билет нам выписали на две персоны, при этом номера места, цена и время отправления были указаны латинским шрифтом (м.б. специально для нас), а все остальное – на бирманском.

Моламьяйн - Па-Ан

shus

Как оказалось, мы подъехали довольно рано (автобус заполняется ближе ко времени отправления), но зато нам достались удобные для нас и для багажа места сзади.

Моламьяйн - Па-Ан

shus

Справа от нас через один ряд расположилась очень колоритная и подвижная бабулька, которую привела молодая девушка (вероятно внучка).

Моламьяйн - Па-Ан

shus

Устроив бабушку и багаж внучка ушла, а старушка тут же отправилась на ступеньки автобуса курить свою здоровенную черутину (см. Черути….).

Моламьяйн - Па-Ан Моламьяйн - Па-Ан

Постепенно автобус заполнился людьми и багажом и примерно в 9.00 мы тронулись в путь. Но отъехали недалеко: через несколько километров автобус свернул на какую-то площадку (что-то среднее между небольшой автостанцией и рынком) и простоял там еще минут двадцать, догружаясь людьми, тюками и корзинами.

Где-то по пути в заполненный автобус подсела молодая мама с совсем маленьким ребенком и устроилась на приступочке ниже нашего ряда сидений. При виде удивительных существ, похожих на людей, ребенок совсем перестал капризничать и потом почти всю дорогу с удивлением и опаской разглядывал нас.

Моламьяйн - Па-Ан

shus

Дальше была уже знакомая дорога: окраины Моламьяйна, мост через реку Аттаран и равнина со скальным холмом Ка Йон. Минут за 20-25 доехали до вантового моста через Салуин и переехали по нему из штата Мон (столица Моламьяйн) в штат Кайин или по-европейски Карен (столица Па-Ан).

После моста местность кажется не очень населенной, поэтому автобус по незагруженной дороге едет довольно быстро и останавливается редко (большие поселки и остановки начинаются уже ближе к Па-Ану). Приехали в Па-Ан, как и планировалось, где-то около одиннадцати часов.

Автобус остановился немного не доезжая небольшой (наверное 20х40 метров) пыльной площади, которая является по сути центром Па-Ана. Она образуется пересечением спускающейся вниз (на север) Thit Sar str., идущей на восток Hpa Yar str. и поворачивающей здесь с запада на юг Мэйн роуд (Main Rd. или Bogyoke Rd. – она же идущая через город автодорога NH85).

Для путешествующих это место имеет стратегическое значение: здесь расположены кассы по продаже автобусных билетов, отсюда и сюда отправляются и прибывают автобусы, а вблизи находятся несколько отелей/гест-хаусов и интернет-кафе. Метрах в ста к югу располагается и формальный центр города – небольшая площадь (скорее расширение улицы) с местным Клок Тауэром (Clock Tower).

От остановки автобуса до своего отеля, расположенного рядом с площадью на Hpa Yar str., мы дошли пешком, благо расстояние небольшое (метров 150 наверное), а сумки на колесиках.

Забронированный нам агенством Parami Hotel стоил столько же, сколько и Синдерелла в Моламьяйне ($37), но во сколько раз он хуже сказать сложно, т.к. сравнивать собственно нечего. Тем не можно отметить постоянное наличие горячей воды и света, чистую постель, отзывчивый персонал и нормальные завтраки. 

По прибытию в отель приняли душ, попили чаю с медом, отдохнули и я оправился вниз разузнать: как тут у них дела с наймом машины.

В вестибюле кроме женщины и молоденькой девушки на ресепшене околачивались еще человек пять: пара отельных, охранник и какие-то то ли хозяйственники, то ли помогалы. Одна из девушек на мое счастье вполне прилично говорила по-английски и через нее-то я и озвучил что мне надо.

Оказалось, что в Па-Ане ситуация еще хуже, чем в Моламьяйне. Во-первых легковых машин практически нет, во-вторых они очень дороги, ну а в-третьих за час найти машину просто нереально ни на каких условиях. Я конечно сделал вид, что не поверил, но все звонки и разговоры привели к одному – невозможно. А что возможно? После коллективного обсуждения маршрута решили, что надо брать тук-тук (общественный транспорт в виде местных пикапов был отвергнут сразу).

В принципе на такие расстояния тук-тук вполне нормальный вид транспорта, если он не очень жесткий. Я попросил главную переговорщицу найти мне тук-тук и на словах и жестами объяснил, что нужно чтобы было «софтли» (и показал для какой части тела, хотя со стороны это выглядело наверное не очень прилично) .

Начались звонки тукерам, которые тоже то были заняты, то предлагали какие-то несуразные цены. Наконец нашелся желающий поработать за реальные деньги и минут через 15 явился здоровенный грузовой тук-тук с колоритным водителем – местным кареном У Ньейн Чаном («У» к имени водителя я добавил сам – для осознания им важности своей миссии и повышения самооценки).  В подтверждение того, что транспорт отвечает всем требованиям комфортной перевозки пассажиров, мне были продемонстрированы покрытые на палец пылью мягкие лавочки в кузове и упругие задние рессоры (методом раскачивания кузова), после чего мы занялись обсуждением маршрута.

Одет был водитель несколько экстравагантно: кашемировое пальто цвета «чай с молоком», юбка-пасоу, шлепанцы, бейсболка и национальная сумка, поэтому когда я увидел его в первый раз, то попросту обомлел. Супруга же до сих не может вспоминать его без смеха и называет не иначе как «наш конь в пальто».

Па-Ан (Pha-An)

shus

С помощью добровольной переводчицы с водителем был согласован сегодняшний маршрут (пещера Саддан (8) и на обратном пути – пещеры Ко Ка Таунг и Падамья (7)) и цена – 20 000 чат ($24). Договорились, что к 13.00 он подъедет к отелю и мы тронемся в путь.

Чтобы настрожить водителя я попросил девчушку перевести ему, что если я сегодня буду доволен его работой, то и завтра найму его же. В дальнейшем это сыграло со мной злую шутку: водила всячески старался мне угодить, обращая мое внимание на все что надо и не надо, и постоянно попадал в кадр. 

Pha-An Area map

Как и было запланировано в час дня мы погрузились на тук-тук и по Мэйн роуд (так называется NH85 в пределах города) двинулись в сторону пещеры Саддан.

Дорога к пещере Саддан довольно живописная: почти все время справа над ней нависает поросший лесом хребт Звегабин, а слева вплотную подступают скалистые холмы, поселки и рисовые поля.  Ехать по такой дороге на тук-туке одно удовольствие: прекрасный обзор, хорошее асфальтовое покрытие и небольшие перепады высот. В открытом кузове на ходу довольно прохладно, поэтому взятые на всякий случай куртки оказались весьма кстати.

Па-Ан (Pha-An)

shus

Возможно мы представляли собой не совсем обычное зрелище, потому что попадающие в поля зрения местные жители очень часто приветливо махали нам рукой (о детях и говорить нечего). Так же нас приветствовали и на блок-посту, который расположен немного не доезжая поселка Эин Ду.

О пещере Саддан есть подробная заметка: Пещера Саддан (Saddan cave near Hpa-An).

В дополнении хотелось бы отметить, что из полутора десятков пещерных храмов, которые мы посетили в этом путешествии, пещера Саддан с ее подземной частью и лодочным маршрутом произвела на супругу самое глубокое впечатление.

Где-то полчетвертого мы выехали с парковки около пещеры Саддан обратно к Эин Ду и направились в сторону Па-Ана к расположенным километрах в десяти от города пещерным храмам Ко Ка Таунг  и Падамья.

Проезжая мимо блок-поста, еще раз раскланялись с военными и минут через двадцать свернули направо на жутко пыльную проселочную дорогу (к счастью она довольно короткая – всего около километра).

Подробно о посещении этих пещер можно прочитать здесь: Буддистские пещерные храмы Ко Ка Таунг (Kaw Ka Thaung Cave) и Падамья (Padamya (Ruby) Cave).

Место, где расположены пещеры красивое (скальные холмы, изумрудные рисовые поля, водоем), но к вечеру мы уже немного устали (день начинался еще в Моламьяйне) и восприятие совсем притупилось, да и после пещеры Саддан трудно было чему-либо удивиться.

Около пяти мы выехали в сторону города и уже в примерно в полшестого были в отеле.

Душ, невкусный ужин, чай в номере и отдых – завтра пещеры Когун и Яти и скала Чьяут Ка Латт.

Некоторые цены:

Билеты на автобус Моламьяйн – Па-Ан – 2х1000  чат ($2.4)

Тук-тук до пещер (с чаевыми) – 22 000 ($25.8)

Ужин на двоих – 5 000 ($5.9)

Вода (2х1 л) – 800 ($0.9) 

Па-Ан (22 января)

В в восемь утра позавтракали. Завтрак подают в комнате на четвертом этаже, куда надо подниматься по узкими и очень крутым лестницам. Комната для завтраков представляет собой небольшой зал с четырьмя столами (скатерти, салфетки, столовые приборы). На завтрак подают традиционный для европейцев набор: яичница, тосты, масло, джем и большую тарелку резаных фруктов.

После завтрака я прогулялся до центральной площади, где купил билеты на завтра на автобус до Чайто (город и ж.д. станция в 10 км от поселка Кинпун – начала маршрута к «Золотому камню»).

К 9.00 подъехал наш замечательный водитель. Сегодня он был в спортивном костюме, светлой бейсболке и с бирманско-английским разговорником. Через нашу добровольную переводчицу он сообщил, что будет изучать английский язык, т.к. надеется и в будущем возить туристов.

Па-Ан (Pha-An)

shus

В последующем при любом удобном случае водитель пытался упражняться в английском, а я по возможности ему помогал. В целом результат был не очень, т.к. многие с виду простые и очевидные для европейского уха звуки давались ему с великим трудом, а через некоторое время он уже не мог их снова повторить. Например простое слово «cat» (кэт) в его исполнении звучало примерно как «кээсш», и более или мене правильно он смог его произнести наверное только с десятого раза. 

Сначала отправились в музей, который находится на берегу расположенного в центре Па-Ана озера, но оказалось, что музей не работает не только по понедельникам, но по вторникам (второй раз я с таким столкнулся в Таунджи).

Дальше у водителя обнаружились всякие важные дела: сначала мы подобрали на дороге пацанов с ланч-боксами и подвезли их до монастыря, а потом и вовсе по звонку на мобильный вернулись немного назад и заехали за заказом на лесопилку.

В конце концов мы все же двинулись по идущей вдоль берега реки NH85 (здесь она называется Kan Nar st.) в сторону моста через Салуин (пещеры Когун и Яти находятся на правом берегу реки). Расстояние от центра города до моста составляет примерно 8.5 км

Перед самым мостом вытянулся почти на километр поросший лесом высокий известняковый холм со симпатичными ступами, разбросанными по отдельным утесам. Прямо у подножья этого холма находится довольно известный евроотель «Звегабин».

Перед въездом на мост располагаются обычные для таких мест военный блок-пост и «толл-пэй» по сбору платы за проезд по мосту.

С учетом того, что больше двух-трех машин у точки сбора денег не скапливается,  состав и количество персонала «толл-пэя» впечатляет: шестеро шустрых парней-сборщиков денег в желтых безрукавках, два взрослых мужика (один – развалившийся в бамбуковом кресле примерно в центре всех событий, и второй – прогуливающийся чуть дальше обочины и зорко наблюдающий за процессом сбора денег) и девчонка-секретарь (или бухгалтер), сидящая на возвышении за заваленным бумагами столом. В дополнении к этому из расположенного рядом домика вышел солидный дядечка со строгим взором и повадками начальника и, окинув с возвышения вверенное ему хозяйство, удалился обратно в помещение.  

Мост построен чуть ниже того места, где Салуин прорывается через пресекающую его каменную гряду, поэтому здесь скалы подступаю вплотную к берегу реки и с моста открывается прекрасный вид на утесы и вершины холмов с монастырями и ступами.

Сразу слева от моста начинается поселок Bar Kat, центральная улица которого и является дорогой к пещере Когун. От своротка с NH85 до пещеры примерно 4 км приличной и в большей части асфальтированной дороги.

На окраине поселка в окружении рисовых полей (справа от центральной улицы) располагается  новенькое здание Hpa-An Computer University. Такое расположение учебных заведений не редкость для Мьянмы и стало оно практиковаться после известных событий в новейшей истории страны. 

До своротка направо в сторону пещеры Яти (примерно километр не доезжая Когун) дорога была действительно очень приличной, но начиная от перекрестка и почти до деревни Когун шел основательный дорожный ремонт и пробираться надо было где-то в одну полосу по щебню, а где-то – по жутким объездам (пыль до нулевой видимости и колдобины, по которым с опаской двигались даже грузовики).

Поездка на этому участке дороги получилась немного экстремальной, т.к. наш водитель, нацепив защитную маску и очки, мчался по бездорожью как ошалелый – не щадя ни себя, ни нас, ни свой тук-тук, и лишь по необходимости съезжая на обочины, чтобы пропустить встречные грузовики и дождаться пока осядет пыль до пределов хоть какой-то видимости. Слава богу, все это продолжалось не очень долго и вскоре дорога повернула налево в деревню, а мы – направо, на короткий проселок, идущий к пещере.

Из-за близкого расположения к национальной автодороге пещера Когун включена наверное во все маршруты FIT’ов (так местный Минтуризм называет самостоятельных путешественников) и пакетных туристов, посещающих этот регион (группы сюда просто заезжают по дороге из Па-Ана в Татон).

Так же как и Ка Йон, расположенная  близ Моламьяйна, пещера Когун известна с давних времен, но в отличии от Ка Йон никаким серьезным разрушениям она не подвергалась и по фотографиям начала прошлого века можно легко опознать многое из присутствующего в пещере и поныне.

Подробнее о пещере Когун – отдельная заметка: Буддистский пещерный храм Когун.

После пещеры Когун отправились в расположенную недалек пещеру Яти (около 4-х км по дороге). Поскольку надо было вернуться по той же дороге назад, пришлось еще раз пережить все прелести дорожного ремонта. Дальше было ехать гораздо легче – от поворота с дороги на Когун в сторону пещеры Яти через поселки и рисовые поля идет вполне сносная гравийная дорога.

Пещера Яти встретила нас почти полным безлюдьем. Внизу около входа скучала за лотком тетенька-торговка, а рядом с ней пожилой монах увлеченно возился со звуковой аппаратурой. Больше ни внизу, ни в пещере я никого не видел (правда когда уже спускался промелькнула какая-то женщина из храмовых мирян).

Пещера довольно своеобразная и по своему интересная. Подробнее о пещере Яти здесь: Буддистский пещерный храм Яти (Yati Cave).

На обратном пути остановились в придорожном кафе покормить водителя (самим на такой жаре есть не хотелось, только выпили растворимого кофе).

Па-Ан (Pha-An)

shus

Ожидая водителя немного пофотографировал народ в кафе.

Па-Ан (Pha-An)

shus

Отдохнув и подкрепившись, отправились к подножью горы Звегабин, где расположены скала Чьяут Ка Латт (Kyaut Ka Latt Rock) и Сад тысячи Будд (Lumbini Garden).

Расстояние от моста через Салуин до скалы оставляет всего около 6 км, но опять дорожные ремонты (хотя и не такие ужасные, как около Когун), опять пыль и тряска, да еще и солнце после полудня начало палить совсем нещадно  – в общем все начало понемногу надоедать и даже удивительная скала посреди озера не вызвала особых эмоций.

Чьяут Ка Латт расположена на небольшом островке посреди искусственного водоема практически идеальной круглой формы. Добраться до нее можно по капитальному пешеходному мосту, хотя делать на островке особо нечего – все лучшие виды открываются с моста или с берега озера.

Чауталон Таунг

shus

Тем не менее до островка мы конечно же прогулялись, поднялись на площадку, расположенную примерно на половине высоты скалы, а я даже обошел островок вокруг.

Пока я фотографировал на верхней площадки сидевшего там монаха и покрытые дымкой окрестности, супруга с водителем отдыхали в тени скалы на ступеньках лестницы.

Чауталон Таунг

shus

Небольшая заметка о скале здесь: Скала Чьяут Ка Латт (Kyaut Ka Latt Rock).

От Чьяут Ка Латт мы отправились к Саду Тысячи Будд (Парк Лумбини, Lumbini Garden).

По замыслу авторов этой ландшафтной композиции вдоль склона скалы должны были тянуться нескончаемые ряды сидящих на пьедесталах Будд, за каждым из которых должно было возвышаться дерево, символизирующее Дерево Бодхи (пипал под которым Будда достиг Просветления – см. здесь).

По какой-то причине проект не удался и теперь все это выглядит довольно заброшенным. Деревья выжили только за небольшим количеством статуй, зато все пространство вокруг них густо заросло травой. Некоторые из статуй кем-то обихаживаются и над ними устроены навесы, а некоторые уже потускнели и облезли.

Па-Ан (Hpa-An)

shus

Здесь мы долго не задержались и практически сразу же отправились домой по дороге идущей вдоль подножья скалы.

Уже хотелось принять душ и вытянуть ноги, но у нашего водителя были другие планы. Ни о чем нас не предупреждая, он отправился на берег Салуина к той самой лесопилке, на которую мы заезжали еще утром. Там на тук-тук было загружено штук пятнадцать тиковых брусков и только после этого мы двинулись к отелю (эта логистическая оптимизация стоила ему чаевых).

Примерно в к трем часа пополудни мы уже были у себя в номере.

Супруга отправилась отдыхать, а мне нужно было поменять немного долларов (до Янгона чатов хватало только в обрез, поэтому необходимо было создать небольшой запас на всякий дорожный случай), а заодно купить воды и еды (после вчерашнего ужина с запахом то ли говяжьего жира, то ли еще чего похуже, решили поужинать в номере).

С обменом валюты в Па-Ане оказалось ничем не лучше, чем с наймом машины, и я изрядно побегал, прежде чем обменял пятьдесят usd на местные чаты.

Первым делом я отправился в расположенный недалеко от отеля банк (по-моему филиал знаменитого KBZ). Сразу за дверями банка меня встретили два охранника, две нарядные девушки и менеджер в галстуке. Все лучезарно улыбались и излучали гостеприимство, но валюта обменять не могли. На вопрос: а где в здесь поближе можно обменять доллары, меня отправили в любимый LP «Soe Brothers Gesthouse», расположенный за углом на полпути к рынку. 

Вход в гестхаус представлял неприметную дверь с узкой крутой лестницей, уходящую куда-то наверх. Поднявшись, я оказался в небольшой прихожей (метра два на три с половиной) с конторкой, за которой восседал довольно колоритный дедуля-балагур (наверное один из братьев Сое). Минут пятнадцать мне пришлось ждать пока он, непрерывно болтая, смеясь и размахивая руками, отыщет затерявшийся в недрах его конторки паспорт какой-то австриячки (прямо в ящике стола у него лежала груда паспортов постояльцев). Девушке уже было не смешно, но к счастью паспорт все-таки нашелся и дошла очередь и до меня. 

В гесте тоже валюту не меняли (выяснить: вообще или ее нет в данный момент, у дедка так и не удалось), но ждал я не напрасно: дед сообщил мне место, где я уж точно обменяю свои доллары – у дантиста напротив рынка, третья ячейка от угла.

Напротив рынка располагается длинное здание с торговыми рядами. Третье помещение от угла было загорожено выступающей на улицу решеткой во всю высоту фасада, а  рядом с ней стоял полицейский, пара водителей тук-туков и отирались еще какие-то типы. На решетке снаружи висел замок, да и общаться с полицией не входило в мои планы, поэтому я замер в нерешительности. Выручило меня традиционное бирманское гостеприимство. Увидев мои сомнения, один из водил радостно крикнул: «Дентист? Иксчендж мани?», а полицейский, благодушно улыбнувшись, показал на решетку. Я сдержано кивнул и тук-тукер начал что-то кричать в полумрак через решетку. Через некоторое время появился сам дантист – солидный холеный дядька. Просунув руку наружу, он открыл замок и, сдержанно кивнув, пригласил меня во внутрь. Так же солидно и практически без слов состоялся и сам обмен (кстати курс вполне приличный для провинции – 830 (в Янгоне 853), при том, что я менял всего $50). 

Прогулявшись по торговым улицам и купив еды (тайской лапши, крекеров и чего-то там еще) и воды, я вернулся в отель.

Отдых, ужин, книги, компьютер – завтра утром в Кинпун, к «Золотому камню».

Некоторые цены:

Билеты на автобус до Чайто – 2х5000 ($11.8)

Вх. билеты в пещеру Когун – 2х3000 ($7)

Тук-тук – 20 000 ($24)

Pages: 1 2 3 4

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E")); Web Analytics