♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

Мьянма (Бирма) в январе 2013. Часть I: Янгон, Моламьяйн, Па-Ан, Чайтийо («Золотой камень»)

shus 2013

Янгон  (18 января) 

Прилетели в Янгон Эир Эйшей (Air Asia) точно по расписанию – примерно в 8.00 и уже к 8.30 прошли границу и таможню. Обменники в аэропорту начинают работать с 9.00, поэтому поменять на чаты не получилось (хорошо, что запасся мелкими долларами).

Встретил нас представитель турагентства – молодой подвижный парень по имени м-р Чарльз, с которым я и вел переписку. После стандартных «вэлком», «как долетели» и т.п. тут же в зале прилета на лавочке рассчитались с ним за отельные ваучеры и авиабилеты, после чего распрощались и отправились на такси в отель.

Надо сказать, что мне и раньше приходилось от случая к случаю пользоваться услугами турагенств (в том числе и в Бирме). Но в этот раз я впервые покупал у агентства заранее отели и авиаперелеты на весь маршрут путешествия. Дело в том, что в Мьянме начались демократические преобразования, страна «открылась» и стала безвизовый (или визовой «по прибытию») для граждан многих стран, в результате чего резко увеличился поток визитеров всех мастей: туристов, бизнесменов, официальных лиц и пр.. Естественно к этому в Мьянме оказалась не готовы: сейчас в стране элементарно не хватает отелей и самолетов. К примеру цены на отели в Янгоне выросли до такого неприличного уровня, что в дело даже вмешивалось правительство. 

В таких условиях единственным надежным вариантом (особенно в части авиаперелетов) остается обращение в агентства. Однако для заваленных пакетными заявками и перегруженных работой турагенств одиночные туристы стали неинтересны и поэтому в настоящее время обычной практикой стало вообще не отвечать на письма клиентов, тянуть переписку неделями и месяцами (при чем отписываться только после многократных напоминаний), а на пожелания и замечания отвечать в стиле: «не нравится – обращайтесь в другое агенство». Поэтому в нынешней Мьянме при обращении в турагенство помимо некоторых навыков требуется также выдержка и хладнокровие.

Я написал в 7 агенств, указав какие отели желательны (с примерами) и по какой цене. Три турагенства мне не ответили вообще (посылал письма дважды). В уважаемой Extoic, когда я попытался поторговаться (при чем по цене, взятой с сайта отеля), меня «послали» (в любое другое агентство). Два агентства предложили высокие цены (в том числе включая дорогие отели вместо дешевых) и наконец 7 Diamonds ответил чем-то вменяемым (на 200 и 150 долларов дешевле, чем два других предложения). Мы начали переписку в ноябре и закончили ее к Новому году (я написал 16 писем, мне ответили двенадцатью). В января мы еще кое-что подкорректировали и я получил инвойс с кодом, что само по себе уже давало определенные гарантии. Предоплаты (в отличии от других агентств) Даймонды с меня по какой-то причине не потребовали и я все оплачивал по прибытию в Мьянму.

До отеля ехали долго – наверное минут сорок-пятьдесят, из них половину времени простояли в пробке на Пяй роуд (здесь строят новую развязку).

Отель расположен довольно удобно: на Дхаммазеди роуд напротив северной стороны Народного парка. До перекрестка с Пяй роуд – около полукилометра, до западных ворот Шведагоне – примерно полтора километра.

Отель как отель ничего особенного,  дороже долларов на 10 того, что он из себя представляет (что по нынешним янгонским реалиям еще ничего). Из ресторана на последнем этаже прекрасно видно золотую громадину Шведагона, так что ужин получается вполне себе романтический.

После душа и чая с медом и баранками первым делом озаботился обменом валюты и билетами до Моламьяйна на завтра. У отеля частенько дежурит «свой» таксист – вежливый и порядочный дядька на довольно новой машине. Он и навел нас на хороший обменник в арт-салоне, расположенном в Summit Parkview Hotel. Курс – примерно такой же, как и на www.naungmoon.com.

Из обменника сразу же отправились на Центральный ж.д. вокзал за билетами, где таксист нас высадил и уехал. На вокзале выяснилось, что booking office (предварительная продажа) расположена напротив вокзала на другой стороне ж.д путей примерно напротив Сакура Тауэр (офис-центр Sakura Tower, высотка на углу Суле роуд (Sule Rd.) и Боджок Аун Сан роуд (Bogyoke Aun San Rd.)). С этим нам помогли разобраться два очень приветливых мужика, расположившихся возле касс за пошарпанным столиком с табличкой «Counselling».

Возможно на Боджок Аун Сан роуд можно пройти через ж.д. пути по пешеходному мосту-переходу, расположенному в левом конце вокзала. Но я решил не испытывать судьбу и поэтому мы пешком вернулись назад к автомобильному мосту через ж.д пути и по нему спустились к искомому перекрестку.

Когда мы подошли к воротам, за которыми вроде бы должны находиться кассы предварительной продажи, то остановились в некотором замешательстве, т.к. это было похоже на вход на территорию какой-то заброшенной промбазы, но никак не на «букинг офис». По местоположению правда все сходилось и я отправился вперед  (оставив супругу в нерешительности у ворот).

Метров через двадцать все встало на свои места: по левую сторону действительно располагались кассы предварительной продажи, представлявшие собой ряд зарешеченных окошек без стекл, отгороженных друг от друга направляющими поручнями из труб. Все выглядело так, как будто оно не чистилось, не красилось и вообще не ремонтировалось по крайней мере лет тридцать (на самом деле в муссоном климате металлоконструкции приобретают такой вид гораздо быстрее). Напротив касс на самодельном столике с такой же табличкой «Counselling» сидел застенчивый (пришлось самим подходить) и не говорящий по-английски юноша, которой поняв, что нам надо в Моламьяйн, показал в какой кассе покупать билеты (здесь кассы строго по направлениям).

Внутри кассы за заваленном бумагами столом обитали два человека (вероятно кассир и помощник – так здесь везде принято, в отелях к примеру человек пять-шесть на ресепшене – это норма). Кассир общался со мной и выписывал билеты, а помощник подвал ему какие-то бумажки и таблицы, в которых они что-то дружно отмечали.

Минут через пятнадцать в обмен на $28 долларов (от иностранцев чаты не принимаются) мне был выдан вот такой билет на две персоны (поезд N 89, вагон N2 Upper Class, места C4 и D4, отправление с центрального ж.д. вокзала – в 7.15, прибытие в Моламьяйн – якобы около 16.00):

ticket-640

Основное время заняло не выписывание билета, а разъяснение (с рисованием на бумажке), какие конкретно места мне нужны. Дело в том, что во-первых поезд до Моламьяйна сначала идет на северо-восток, примерно в полдень пересекает реку Ситтаун недалеко от места ее впадения в Мартабанский залив, а затем поворачивает на юг и едет вдоль берега залива уже до самого Моламьяна. Соответственно солнце практически все время светит в правые по ходу окна (ехавшие с нами в одном вагоне французы не выдержали и после полудня пересели на левые места). Во-вторых хотелось ехать лицом по движению поезда.

Поскольку билет был заполнен бирманским вариантом латинского шрифта, я под диктовку кассира перенес все данные в свой блокнот. Когда дошли до мест, то случился казус. Я аккуратно записал со слов кассира номера мест, которые четко звучали как «си-фу» и «ди-фу». Поразмышляв, я решил, что речь идет о местах C и D с какой-то бирманской литерой, но все же, чтобы развеять сомнения, показал ему свою запись в блокноте: «C-fu» и «D-fu». После некоторого замешательства и последующих разбирательств выяснилось, что «фу» в исполнении кассира – это английское «фо» (four, четыре), а наши места – это C4 и D4.

К слову сказать, к азиатскому «тёти» (thirty, тридцать) я как-то уже привык и, чтобы не умничать, сам употребляю его в разговорах, но вот такое отчетливое «фу» встретилось первый раз.

После покупки билетов прогулялись до ступы Суле и за 3000 чат (лень было на жаре торговаться) вернулись в отель.

Отдохнули, попили чаю и оправились искать интернет-кафе, откуда можно позвонить в Россию (отельный вай-фай тяжело управлялся даже с почтой). Девчонки на ресепшене попытались мне объяснить, где находится ближайшее интернет-кафе, но максимальное, что я смог понять  – это примерное направление движения (при чем попытки что-либо схематически изобразить на бумажке попросту вводили их в ступор).

 После недолгой прогулки выяснилось, что поселились мы рядом с очень оживленным местом: всего метрах в трехстах от Дагон-молла (три торговых центра: новый с супермаркетом, старый и совсем старый – из начала девяностых).

Янгон (Yangon)

shus

По вечерам вдоль торговых центров прямо на тротуаре размещается небольшой продуктовый рынок (мы здесь покупали фрукты и арбузы), а напротив находится жилой квартал со всякими лавочками и мастерскими на первых этажах.

Янгон (Yangon) Янгон (Yangon)

Как и любом торговом месте, здесь тоже можно увидеть лоток для приготовления бетеля (стопочка зеленых листьев – это собственно и есть листья бетелевой лианы, в миске – арека, а белый порошок – это известь). См. статью о бетеле.

Янгон (Yangon)

shus

После недолгих блужданий внутри жилого квартала путем опроса местных было обнаружено неприметное интернет-кафе с услугой международных звонков. Качество – просто отличное, цена разговора с Россией – 200 чат/мин. (около 7 руб./мин – упырям из Ростелекома и прочих Билайнов на заметку!).

На обратном пути заглянули в торговый центр, купили фруктов-продуктов и уже в сумерках отправились в отель. Завтра утром – поезд на Моламьяйн.

Некоторые цены:

Обменный курс – 853 чат/долл.

Такси отель – ж.д. вокзал (с заездом в обменник)– 3000 чат ($3.5)

Ужин в ресторане отеля (на двоих) – 8000 чат ($9.4)

Янгон-Моламьяйн (19 января) 

Поезд на Моламьяйн уходит рано, поэтому позавтракали в номере (походный мини-чайник и продукты из супермаркета).

Наша платформа – 4-ая, к ней надо добираться через мост-переход, который расположен в левом конце вокзала. Нас к началу моста буквально за руку отвел приветливый дядька из-за столика «Counselling» (проход до моста по перрону первого пути закрыт – надо немного обойти).

Наш вагон N2 – второй от головы состава.

Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train)

shus

Пока ждали поезда купил пару упаковок мандаринов по 500 чат (конечно дорого, но юная продавщица так отчаянно старалась их продать, что я не устоял).

С нами в одном вагоне ехала французская пара. Приятные люди, в дороге общались и угощали друг друга чем бог послал.

Супруга угостила французов баранками (всегда в поездки берет их запас, обычно дня на три-четыре хватает). У французов баранки почему-то вызвали удивление (возможно своей твердостью), видно было, что до этого они такой продукт не видели. Пришлось вкратце рассказать о русских народных традициях чаепития (слово «samovar» они знали), после чего баранки были съедены с особым интересам и по-моему даже понравились.

Тронулись по расписанию – в 7.15.

Ехать просто здорово (в принципе я и планировал перемещение на поезде не столько как способ передвижения, а скорее как экскурсионный тур): большие удобные сиденья с чистыми чехлами (хотя и немного болтаются, так как прикреплены к полу на поворотных шарнирах),  постоянно открытые широкие окна (но не жарко и совсем не пыльно) и прекрасный обзор на обе стороны.

Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train) Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train)

В противоположных концах вагона расположены  два вполне сносных туалета, а так же имеется отдельная рукомойка.

По вагонам постоянно бродят продавцы (в основном съестного). Можно и позавтракать и пообедать: чай, рис, какие-то соусы, вареные яйца (перепелиные), фрукты, кукуруза, местные сладости и еще много чего нераспознаваемого европейским глазом .

Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train) Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train)

С местами я вычислил все правильно – часов до 11 даже не расстегивал свою флиску, а французы после полудня не выдержали и пересели на левую сторону.

Везде по дороге идут ремонты и поезд часто замедляет свой ход вплоть до полной остановки. Меняют старые деревянные шпалы на железобетонные. Я думаю именно из-за этого мы и прибыли в Моламьян с опозданием в полтора часа.

До моста через Ситтаун поезд идет по сухой равнине и местность довольно аскетичная: сплошные рисовые поля, редкие рощицы и небольшие поселки. И конечно монастыри и ступы.

Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train) Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train)

После поворота на юг слева (на востоке) появляются сначала невысокие холмы, а затем и горы, и сама местность становится более зеленой и живописной.

Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train) Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train)

На этом участке довольно много станций (это одна из первых построенных еще англичанами ж.д. дорог в Бирме: «Баго (Пегу) – Моламьяйн») и вообще местность выглядит более населенной.

Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train) Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train)

На каждой станции или полустанке поезд встречают и провожают местные дети.

Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train)

shus

Самой большой и современный перрон находится в Чайто, поскольку эта станция расположена недалеко от Кинпуна – начальной точки маршрута к «Золотому камню».

Примерно через час после Чайто железная дорога приближается к протянувшемуся вдоль побережья невысокому горному хребту и далее до самого Моттамы идет параллельно ему.

На всем пути до Моламьяйна гребень и склоны горного хребта усеян сотнями (а может быть и тысячами) ступ.

Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train) Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train)

***

Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train) Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train)

В Татоне отвлекся от гор и ступ и сфотографировал местную красавицу.

Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train)

shus

Примерно в часе езды от Татона находится поселок и ж.д. станция Zingyaik (Зинджяк или Зинджяик, хотя наверное и то, и то лишь приблизительно правильно), над которым возвышается давшая ему название высоченная гора со ступой на вершине – одна из пяти священных монских гор.

Впереди нас ехала молодая муслимская пара с пацаненком. В дороге мы немного общались: супруга развлекала чадо и угощала маму шоколадными конфетами, а они накормили нас какими-то местными сладостями типа мармелада с орехами. Женщина немного разговаривала по-английски, поэтому я попросил ее написать, как правильно произносится Zingyaik. Она написала мне что-то типа транскрипции и несколько раз медленно произнесла по-бирмански. На мой слух это звучит как Зинджьяк или Зинджяк с проглатыванием последней гласной, при чем «дж» звучит как что-то среднее между «ч» и «дж».

Где-то к этому времени дорога перестала радовать – не то, что бы мы очень устали, а просто уже наверное все надоело (возможно сказалось и то, что к этому времени мы уже должны были быть в Моламьяйне), к тому же оставшиеся до Моламьяйна 45 км поезд тащился почти полтора часа с периодическими замедлениями и остановками.

Километров через пятнадцать от Зинджяка горный хребет становится ниже и уже и практически прижимается к равнине. Отсюда до находящегося на берегу Салуина Моттамы идет плоская равнина, прорезанная глубокими ирргационными каналами..

Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train) Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train)

На подъезде к Моттаме (Мартабану) начинается высокая эстакада, переходящая в мост через реку Салуин.

Сам Моттама сверху выглядит очень своеобразно: огромное пространство покрытое ковром из верхушек высоченных кокосовых пальм, сквозь который кое-где проглядывают крыши расположенных под ними домов.

Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train) Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train)

Справа от ж.д. путей по мосту идет широкая автомобильная дорога.

Проезжая по мосту можно хорошо рассмотреть знаменитый остров Гаунсе Чьюн (Gaungse Kyun), который европейцы обычно называют Шампу Айлэнд (Shampoo Island).  Сверху хорошо видно, что он представляет собой вершину скальной гряды, пересекающую под водой реку Салуин по направлению с севера на юг.

Во времена Конбаунов (18-19-ый века) вода из источника острова Гаунсе (который как считалось подвешен на невидимых веревках, спущенных с небес) доставлялась в столицу государства Аву (Ava, Inva) для выполнения торжественной церемонии омовения головы короля (thingyan daw gyee – тинджан до джи), которая совершалась в канун бирманского Нового года (Тинджана).

Начало этой традиции было положено еще правителями монского государства Хантавади, чья территория в 16-ом веке была завоевана бирманской династией Таунгу, а затем уже в 18-ом веке в составе Таунгу вошла в государство Конбаунов.

В результате первой англо-бирманской войны 1826 года остров при довольно курьезных обстоятельствах (границу по реке Салуину провели по пути, который проделала связка пустых кокосовых орехов, опущенных в вводу выше по течению) отошел к англичанам, но воду для королевского ритуала здесь продолжали брать вплоть до второй англо-бирманской войны и захвата англичанами Пегу (Баго) в 1852 году. После этого вплоть до падения королевской власти в Бирме в 1885 году воду для «тинджан до джи» брали по особому ритуалу из реки Иравади (для этого даже существовал специальный чиновник в ранге министра). 

Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train) Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train)

Длина самого моста через Салуин составляет около 2 км 400 м.

После моста поезд еще немногим менее километра идет по эстакаде, воздвигнутой над жилыми постройками северной части города.

Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train) Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train)

Миновав расположенный справа от путей междугородний автовокзал, поезд приходит на новый ж.д. вокзал, окруженный пустырями с бурьяном.

Поезд Янгон-Моламьяйн (Yangon-Mawlamyine train)

shus

Время по станциям на пути следования:

07.15 – Yangon

10.45 – Мост через Ситтаун

10.55 – Tein Zayat (городок и станция сразу после моста)

12.15 – Kyakto (Чайто)

14.50 – Thaton

15.45 – Zingyaik

16.50 – Mottama

17.30 – Mawlamyine

Общее время в пути составило 10.45, при этом поезд опоздал примерно на 1.30

***

Наш поезд пришел на второй путь от перрона и уже на платформе нас встретил местный ханурик-помогала, представившийся водителем всего чего только можно. Мужик был нудный, но довольно спокойный. Интересно, что постоянно повторяемое им «where are your going» было удивительно похоже на русское «какая погода», поэтому в ответ я ему периодически сообщал, что «погода нормальная, донт уорри». Так беседуя по-английски и по-русски, мы с ним спокойно дошли до привокзальной стоянки.

Увидев нас к краю парковочной площадки подогнал свой тук-тук приветливый дядька и сразу спросил: «Синдерела?»(то ли догадался какой к нас отель, то ли у тукеров с отельными хорошо налажен обмен информацией). Посмеиваясь над помогалами (а их уже стало трое, добавились худой парень и чумазый пацан), погрузил наши вещи в тук-тук и мы, получив на прощанье пару обидных жестов от привокзальных пацанов, тронулись через гору к отелю (Моламьяйн разделен на две части невысокой грядой холмов, идущей параллельно реке, при этом ж.д. вокзал находится к востоку от нее, а центр города – к западу, у реки).

Моламьяйн (Mawlamyine) - Hotel Cinderella Моламьяйн (Mawlamyine) - Hotel Cinderella

Ехать до Синдереллы минут пятнадцать. Отель новенький и явно сделан под пакетные еврогруппы. Внутри он оформлен довольно красиво и наверное даже слишком хорош для своей цены.

Моламьяйн (Mawlamyine) - Hotel Cinderella Моламьяйн (Mawlamyine) - Hotel Cinderella

Ресторан, который находится на заднем дворе, оформлен под стать отелю, персонал одет «черный низ-белый верх» и при этом кормят недорого и довольно вкусно.

Душ, ужин, отдых – завтра едем сначала к скале и Гигантскому Будде, а после обеда смотрим пещеры Кайон и Саддан.

С наймом машины легко не получилось, поэтому завтра с утра придется отправляться на точку к «таксистам» (так здесь называют тех, кто помышляет извозом, хотя никакого такси в привычном смысле в Моламьяйне отродясь не бывало).

Перед ужином я зашел на ресепшен на предмет машины на завтра. Подробно написал километраж, пункты и время, но оказалось, что все очень непросто и видимо евростатус отеля в том числе играл свою отрицательную роль. Пацаны на ресепшене и около него (как обычно человек семь-восемь) отнеслись к моей просьбе чутко и хором начали названивать разным драйверам, правда заранее меня предупредив, что с машинами в Моламьяйне проблема и соответственно они дорогие (об этом же мене, но как-то вскользь и невнятно, говорил и Чарльз из турагенства, когда отдавал билеты и ваучеры в аэропорту Янгона).

После долгих созвонов-перезвонов и ответных звонков нашелся один доброхот, который был готов ехать со мной за какие-то 65 000 чат (кто-то просил еще дороже). Я любезно попросил при мне перевести эту сумму в доллары (поучилось $78) и, напомнив километраж (всего около 85 км по кругу), поинтересовался: не охерели ли местные водители или просто до них тут добрался столичный тренд (в Янгоне просят $100 за день)? Отельные согласились, что это чересчур по любым меркам и искренне огорчились, что с машиной ничего не получается (видно было, что действительно хотели мне помочь и ничего не мутили и не накручивали).

Некоторые цены:

Такси отель – ж.д. вокзал в Янгоне – 2000 чат ($2.4)

Тук-тук ж.д. вокзал – отель в Моламьяйне – 2000 чат

Ужин в ресторане отеля (на двоих) – 8000 чат ($9.4)

Pages: 1 2 3 4

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));