♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

6.6 Янгонская кольцевая железная дорога

http://dragon-naga.livejournal.com/

6.6 Янгонская кольцевая железная дорога

Aug. 29th, 2011

Кольцевая железная дорога (Янгон мьёпа ятха) – это самый доступный вид общественного транспорта в Янгоне. 22 шестивагонных поезда ежедневно совершают 200 поездок вокруг города, перевозя за это время до 150 тысяч пассажиров. Поезда выходят на линию рано утром, и заканчивают свою работу с наступлением темноты. Длина кольцевой линии – 46 километров, время в пути – чуть больше трех часов.Стоимость поездки для мьянманца – 10 кьят (45 копеек) на расстояние до 15 миль и 20 кьят (90 копеек) на более дальний маршрут. Иностранцам за поездку полагается платить один доллар или один FEC – причем, оплата принимается не в кьятах по курсу, а именно только в долларах и «феках». Формально иностранцу для этого путешествия нужно иметь еще и паспорт, но если паспорта с собой нет – проблем не возникнет. Именно из-за того, что иностранцу надо платить доллар, путешествие для него может начаться только в одном месте – на центральном железнодорожном вокзале Янгона, около стадиона Аун Сана.

Поездка на поезде Янгонской кольцевой железной дороги рекомендуется тем, кто привык погружаться вглубь чужой жизни и наблюдать за сменой декораций. Чем-то это напоминает кольцевую линию метро в Москве с пассажирами, перетаскивающими вещи с вокзала на вокзал – но тут все это просиходит в куда более медленном темпе. А самое главное – в совсем другой атмосфере. В Москве никому до твоих баулов нет дела – и тебе нет дела ни до кого. А в поезде Янгонской кольцевой дороги твой баул – повод для знакомства, расспросов о цене купленного товара и разговоров о трудности жизни. Причем, за время поездки по кольцу состав участников и действующих лиц несколько раз меняется.

Маршрут Янгонской кольцевой дороги интересен своим разнообразием. Янгон можно сравнить с веером, где основание – центр города (даунтаун), от которого вверх и в стороны растянулись спальные малоэтажные микрорайоны и пригороды. Дорога идет по внешним границам этого веера – и поэтому пассажиры во время поездки видят несколько сменяющих друг друга городских зон: от каменных джунглей и бетонных заборов даунтауна на юге до практически сельской местности с огнями аэропорта Мингаладон на севере. Некоторые станции дороги (всего их 39) повторяют названия городских микрорайонов, но есть и весьма оригинальные – например, полустанок «Деревня муравьев».

Стандартный вагон состоит из трех отсеков. Отсеки по торцам вагона – глухие. Между средним и крайними отсеками – тамбуры с выходами. Дверей в тамбурах нет, поэтому тамбуры – это скорее просто площадки со ступеньками в обе стороны. Платформы на станциях низкие (как, напрмимер, везде в российской провинции кроме Подмосковья), поэтому ступеньки довольно высокие и крутые. Внутри вагоны представляют собой обшарпанное никак не отделанное пространство с одной голой люминисцентной трубкой вверху, разными кустарными способами приделанной к потолку. Вдоль стен с окнами с обеих сторон тянется деревянная лавка, и это создает определенное неудобства для тех, кто хочет смотреть на природу, поскольку нормальная поза сидящего пассажира – спиной к окну. Окна во время дождя можно закрыть спускающейся сверху железной створкой со щелями – стекла в них не предусмотрены.

Судя по всему, лавки – это единственное, что в этом пространстве хотя бы изредка подвергается ремонту. Все остальное не красилось и не ремонтировалось с момента ввода этого поезда в эксплуатацию много десятилетий назад. По сути, ничего кроме приделанных к потолку голых ламп дневного света, не отличается того, что было в этих поездах в середине прошлого века. А учитывая то, что пользуются этими поездами, мягко скажем, не богатые люди, то одежда пассажиров тоже вполне аутентична предыдущим эпохам.

На мой взгляд, самое лучшее время для поездки на этом поезде – позднее утро. В эти часы все, кто работает на заводах и в офисах, уже доехали до своих рабочих мест, и в вагонах относительно мало народа. Да и пассажиры, у большинства из которых (например, у тех, что возил овощи в центр города) рабочий день уже закончился, могут позволить себе расслабиться. Большие старые пустые корзины, в которых недавно везли фрукты и овощи, вставлены одна в другую и стоят в стороне. А основное настроение пассажиров – расслабленная доброжелательности и склонность к спокойным разговорам о жизни.

Поезда идут, мягко говоря, не быстро, но даже при неспешном движении вагоны ощутимо кидает из стороны в сторону – при большой скорости они просто слетели бы с рельсов узкоколейки (расстояние между мьянманскими рельсами – всего 1 метр, в то время как в России – полтора метра). Территория мьянманской железной дороги – это как и в России, задворки города. Поэтому во время поездки через даунтаун пассажиры в основном видят заборы, за которые жители Янгона (как и уважаемые россияне) любят валить всякий мусор. Отличий от России вообще немного – разве что вдоль линий нет гаражных кооперативов и заборы не исписаны граффити.

Потом, когда поезд выходит за черту даунтауна, пространство вокруг вагона становится еще более похожим на российскую действительность. Сходство архитектурных решений зданий и соорружений на малых полустанках с их российскими двойниками не может не бросаться в глаза – как и до боли знакомое стремление красить все здешние привокзальные строения в грязно-желтый цвет. Чуть дальше вокзалов находятся дома железнодорожного персонала – они весьма нехарактерны для Мьянмы с ее каменными и тростниковыми домами, поскольку построены из бруса и досок, давно уже потемневших от времени.

Особо нужно сказать о широком придорожном рве, который тянется вдоль всей дороги (на языке специалистов он называется водоотливной продольной канавой). В сезон дождей он обычно наполнен водой, и вода эта не пропадает зря: в ней выращивается самая популярная в Мьянме травка для горячих салатов – «газон-юэ». Свежие мясистые стебли и прололговатые листья этой травки варятся в воде с рыбным соусом, чесноком и специями, а затем подаются на стол. Вкус на самом деле очень даже неплохой, поэтому этот вареный силос пользуется в Мьянме большой популярностью. К числу его достоинств относится и дешевизна, вызванная тем, что он в принципе может расти в любой более-менее глубокой луже. К числу таких луж относятся и водоотводные рвы по бокам железнодорожной насыпи. В канавах то и дело можно видеть людей по пояс или по грудь в воде, собирающих газон-юэ, или чистящих поверхность воды от ряски.

Железная дорога – максимально удобное средство для доставки газон-юэ потребителям. Поезд идет медленно, поэтому очень легко сначала закинуть в тамбур большой пучок этой травы (больше полуметра в диаметре), перевязанный широкой тканью, а потом вскочить следом. Через час свежие стебли и листья газон-юэ уже будут в ресторане или на рынке – на радость клиентам. Именно железная дорога позволяет доставлять любимое янгонцами газон-юэ к столу в свежем виде, причем обходясь минимумом затрат, и значит – делая его более чем доступным по цене. Огромные тюки и вязанки газон-юэ, складированные на дощатом полу вагона – это наиболее часто перевозимый по железной дороге груз. Впрочем, овощи доставляются в центр города в основном точно так же.

В самой дальней от центра северной части дороги вдоль полотна выстроился оживленный (и довольно грязный) овощной рынок Даньингон. Здесь корзины, связки и пакеты овощей подносят прямо к вагону, и все, что от тебя требуется – это на остановке втянуть свою добычу в окно и отдать продавцу деньги. Продавцы бегают вдоль состава с корзинами, или чинно стоят на перроне, разложив свой товар на полиэтилене. Но если хочешь купить товар подешевле – надо идти вглубь рынка. Поэтому представители ресторанов и перекупщики предпочитают выйти наружу, спокойно отобрать товар в глубине рынка и дальше уже ехать на следующем поезде. Как и в случае с газон-юэ, через пару часов свежайшие овощи будут разложены на вечерних рынках вдоль улиц даунтауна, или найдут свое место на тарелках клиентов в ресторанах.

Но не только сменяющиеся за окном картины природы, города, полустанков и рынков достойны внимания пассажира Янгонской кольцевой дороги. Внутри вагона, среди мешков, коробок и тюков, тоже происходит много интересного. Если повезет – молодежь будет играть на гитаре и петь мьянманские лирические песни. Если не повезет – какая-нибудь старушка закурит вонючую мьянманскую сигару. А кроме того, как и во многих российских электричках, проход посередине вагона – место для торговцев. Они продают всячкую мелочевку – от газет и дисков до сигарет и пакетиков с орешками. С лотками, висящими по типу русских коробейников на веревке спереди, проходят продавцы жевательного бетеля. Из стоящих на лотке баночек и коробочек они готовы за несколько секунд намешать необходимую начинку для жевания, завернуть ее в свежий зеленый лист и отдать любителю плевать в окно красной слюной. Следом за ними по вагонам идут парни с большими пластмассовыми бидонами и жестяными кружечками. Они продают «ледяную воду» – 20 кьят за одну кружку и 50 кьят – за три. Иногда продают всякие экзотические закуски – типа небольших вареных плодов в черной скорлупе, растущих в земле и по форме похожих на голову буйвола (отсюда и их название «чвей-гаун») – по вкусу они немного напоминают недоваренную картошку.

Есть, впрочем, и продавцы с целыми сюжетными линиями. Как правило, это женщины с большим круглым жестяным подносом на голове и пластмассовой табуреточкой в руке или на поясе. Выходящая на авансцену женщина деловито садится на табуреточку посередине вагонного отсека, кладет поднос на колени и начинает произносить текст. Если на подносе нарезанный ломтями арбуз – то окружающие будут зычным голосом проинформированы о том, какой он сладкий. Когда к продавщице потянется рука с деньгами, кусок арбуза будет разрезан на зубчики, отрезан по кругу от кожуры и сложен в пластиковый пакет. Деревянная палочка, чтобы накалывать кусочки в пакете и отправлять их в рот, завершает этот нехитрый сервис.

Иногда на подносе обнаруживается целый набор банок и пакетиков с ингредиентами. Это значит, что вы имеете дело с продавцом традиционных мьянманских салатов – от острого салата с недозрелой папайей до сухой заправки для мохинги (ее тоже можно есть как салат). На ваших глазах продавщица из десятка разнокалиберных баночек и пакетиков наложит ингредиенты в жестяную миску, тщательно смешает их рукой в полиэтиленовом пакете, переложит получившийся салат в другой пакет и протянет его вам – с деревянными палочками для еды. Само наблюдение за этими уверенными колдовскими манипуляциями завораживает заставляет других пассажиров тянутсья за деньгами.

Для того, чтобы получить полное представление о Янгонской кольцевой железной дороге, не обязательно делать полный круг. Две трети пути от центрального вокзала Янгона – станция Инсейн. Здесь опять начинается город, дома и заборы. В принципе, уже ясно, что будет дальше – поэтому именно на Инсейне лучше сойти с поезда. Прямо за станцией начинается старое железнодорожное депо, где до сих пор стоят раритеты в виде доисторических локомотивов. Учитывая то, что массивные чугунные тумбы с гнутыми трубами для заправки паровозов водой на полустанках до сих пор не демонтированы, вполне зримо представляешь, как эти паровозы выходили из депо Инсейн на линию.

Янгонская кольцевая железная дорога в таком своем виде может существовать очень долго – пока не развалятся вагоны. Тем не менее, даже местные власти характеризуют ее словом «ужасная» (те, кто был в Янгоне – понимают, что надо очень постараться, чтобы заслужить такой эпитет). Она при этом еще и убыточная, но янгонские власти не решаются повысить на нее цену: они очень хорошо помнят, что случилось осенью 2007 года после повышения цен на бензин. Социальный эффект от повышения цен на проезд в поезде кольцевой линии не нужно недооценивать – ясно, что после увеличения стоимости билета тут же подскочат цены на овощи в магазинах и на рынках, а также на блюда с овощами в ресторанах. Это в России такие затеи правительству всегда сходят с рук – а в Мьянме они обычно ничем хорошим не кончается.

Именно поэтому власти решили пойти по уже проторенному пути – приватизировать эту дорогу. Точно так же поступили в свое время с государственными заправками – после их приватизации власти сняли с себя всякую ответственность за розничные цены на бензин и дизельное топливо на свободном рынке. Вот и здесь отдуваться за повышение проезда придется той компании, которой передадут кольцевую железную дорогу.

Причем, видимо, это – настолько запущенный и потенциально опасный для бизнеса актив, что его никто особо не хочет брать. Правительство даже провело в конце июля в Нейпьидо специальное совещание, на котророе пригласило 90 крупнейших бизнесменов страны. По сути, бизнесмены в ответ на согласие взять в управление железную дорогу попросили преференций в других отраслях своей деятельности. «Если вы улучшите качество услуг – люди согласятся с повышением цен», – уговаривал собравшихся министр железнодорожного транспорта У Аунг Мин. Тем не менее, уровень сервиса (дощатая лавка и крыша над головой в более-менее движущемся вагоне) вполне устраивает пассажиров, и вряд ли они согласятся на то, чтобы сидеть в более комфотрных условиях, но за большую цену. Тем более, что, по подсчетам бизнесменов, цену придется повышать минимум в 5-10 раз.

Вроде бы, железную дорогу уже готовы взять в концессию китайцы (поговаривают, что взамен правительство даст им какую-то шахту с полезными ископаемыми). Если это так – то скорее всего феномен трущобных поездов Янгона вскоре на самом деле станет историей. А пока – у любого желающего есть шанс перенестись на машине времени в прошлое и ощутить себя пассажиром, по крайней мере, 1950-х годов. Хотя лично мне антураж и действующие лица поездов Янгонской кольцевой железной дороги всегда напоминают сцены из повести Редьярда Киплинга «Ким».

Кстати, по мнению западных туроператоров трехчасовая поездка по кольцу Янгонской железной дороги рекомендуется отнюдь не нищим бэкпекерам, а тем, кто уже чего-то достиг в жизни. Здесь они в режиме экстрим-тура соприкоснутся с той реальностью, от которой давно отвыкли. Не случайно один из самых дорогих бутик-отелей в Янгоне предлагает своим клиентам именно такую поездку. Туриста в ней сопровождают гид и телохранитель (они будут как барьеры сидеть по бокам от туриста и охранять его от любых неожиданностей – например, от вшей соседа по лавке), а место для сидения и рама окна будут заранее тщательно протерты тайской влажной салфеткой со спиртом. Это удовольствие обойдется туристу в 150 долларов. Никакая торговля оружием и наркотиками не сравнится по степени рентабельности с одной такой экскурсией для состоятельных клиентов по Янгонской кольцевой железной дороге.

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));