♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

Биография У Не Вина

В конце 1952 г. бирманская армия прошла испытание на прочность, нанеся серьезное поражение 12-тысячному отряду гоминьдановцев. Американцы уверяли, что они не имеют никакого отношения к действиям гоминьдановских частей. Когда на одном из приемов посол США доказывал невовлеченность США, генерал недипломатично оборвал посла, посоветовав: «На Вашем месте я бы лучше помолчал». Правота Не Вина вскоре подтвердилась.

Много усилий он прилагал для налаживания системы военного образования. Открылись военная академия, штабной колледж, военный институт иностранных языков. В последнем сам генерал посещал некоторые курсы. В условиях расколотого общества, мозаичности политических сил, нерешенности национальных вопросов проблема обеспечения единства Вооруженных Сил являлась приоритетной.

Для того, чтобы сдерживать неизбежное в любых Вооруженных Силах соперничество между командованием различных родов войск, Не Вин учреждает должности трех заместителей начальника Генштаба – для армии, авиации и флота. Высокие назначения осуществляются по принципу личной преданности. Предпочтение отдается офицерам, служившим под началом Не Вина в 4-м батальоне. Важно также было сохранить лояльность офицерского корпуса вне зависимости от личных политических предпочтений.

Не Вин поддерживал тесные отношения с руководством Социалистической партии, в частности с У Ба Све, занимавшим пост министра обороны. Он призывал к укреплению рядов этой партии, от которой откололись некоторые видные деятели и создали левую Рабоче-крестьянскую партию.

Не Вин любил повторять, что «бирманская армия – не наемная, а народная». В обстановке, когда гражданская администрация контролировала в основном города, на армию помимо чисто военных ложились также хозяйственные функции в районах, охваченных повстанческим движением.

Некоторые отдаленные места управлялись военной администрацией. Вооруженные силы превратились в самый сплоченный, организованный институт общества, спаянный корпоративными интересами. Ежегодно проводились конференции старших офицеров для обсуждения проблем государства и армии.

Не Вин знал по именам всех офицеров от капитана и выше – а это сотни людей. Он прекрасно помнил послужные списки и биографии своих подчиненных. Конечно, это импонировало военным. За Не Вином негласно закрепилось прозвище – «старик», хотя ему едва перевалило за сорок.

К лету 1954 г. гоминьдановские войска были практически разгромлены. Утихла гражданская война.

С 1952 г. стал осуществляться амбициозный 8-летний план развития страны, получивший название «Пидота» – «Государство благоденствия». Он ставил целью к началу 60-х годов обеспечить каждую семью домом, машиной и радиоприемником. Казалось, что Бирма будет успешно развиваться. Однако этого не произошло. Вскоре выяснилось, что план Пидота не реалистичен. Жизненный уровень народа не улучшался.

В правящей АЛНС нарастали центробежные тенденции. В июне 1958 г. она раскололась на Чистую лигу и Стабильную лигу. Первую возглавил У Ну, а вторую – социалисты У Ба Све и У Чжо Ньейн. Руководящие деятели кабинета были поглощены франкционной борьбой, работа правительства на несколько месяцев оказалась парализованной.

И опять Не Вину советовали взять власть, но он предпочел и на этот раз сохранить нейтралитет. Тем более, что У Ну сам предложил Не Вину возглавить переходное правительство для наведения порядка и подготовки условий для проведения честных парламентских выборов. Предполагалось, что для этого будет достаточно 6 месяцев.

Однако переходное правительство во главе с Не Вином находилось у власти с октября 1958 по апрель 1960 года. За это время сменилось два состава кабинета. В первом, кроме Не Вина, занимавшего также пост министра обороны, были только гражданские деятели из числа юристов и ученых, во второй вошли двое военных. Тем не менее, не будет ошибкой сказать, что страной правила именно армия, ибо во все департаменты назначались старшие офицеры-кураторы, без согласования с которыми не принималось ни одно решение. На местах создавались состоящие из военных советы безопасности. Армия напрямую вовлекалась в экономическую деятельность.

Была проведена чистка госаппарата от коррумпированных чиновников. Различные исследователи сходятся в том, что в 1958 – 1960 годах удалось достичь некоторого успеха в борьбе с коррупцией, в восстановлении законности и порядка, увеличении экономического роста 10 . С другой стороны, общественность начала тяготиться всесилием военных, командными методами управления.

На состоявшихся в феврале 1960 г. парламентских выборах убедительную победу одержала руководимая У Ну Союзная партия – преемница Чистой лиги. Социалистическая партия потерпела поражение не в последнюю очередь потому, что в своей пропаганде использовала тезис о поддержке ее армией. Избиратели предпочли У Ну, всегда заявлявшего о приверженности принципам парламентской демократии.

После 18-месячного периода жесткого правления Не Вина в Бирме вновь установилась парламентская демократия. Центральный сквер столицы был даже превращен в местный Гайд-парк, где любой оратор мог взобраться на ящик и сказать всё, что ему вздумается.

Достигнутая относительная стабильность оказалась эфемерной. Политическая грызня возобновилась с новой силой, в том числе в рядах Союзной партии. Обострилась проблема сепаратизма. Согласно Конституции 1947 г. двум национальным государствам – Шанскому и Каренни – предоставлялось по истечении 10-летнего периода право на выход из Союза. На состоявшейся в июне 1961 г. конференции представителей национальных меньшинств звучали голоса о необходимости воспользоваться этим правом.

У Ну, чтобы упрочить свои позиции во все большей степени стал апеллировать к буддизму, который в августе был провозглашен официальной религией Бирмы. Это еще больше усложнило обстановку. Малые народы, среди которых много христиан, а также проживающие в стране мусульмане негативно отнеслись к этому акту, видя в нем угрозу своим правам.

В конце февраля 1962 г. в Рангуне собрались на совещание лидеры национальных автономий. Они потребовали от правительства предоставления им больших полномочий. В одном из своих выступлений У Ну заявил, что перед страной стоит 16 тысяч проблем и потребуется, по крайней мере, 20 лет для их решения. Но заниматься этими проблемами предстояло уже не У Ну, а другим людям.

Вечером 1 марта 1962 г. главнокомандующий бирманской армии генерал Не Вин присутствовал на концерте балетной труппы из КНР. После представления он поднялся на сцену, пожал руки артистам и покинул театр.

А к полуночи войска стали занимать стратегические объекты Рангуна. Рано утром У Ну, другие члены кабинета, лидеры национальных меньшинств были арестованы. Так, под предлогом предотвращения распада союзного государства и необходимости обеспечения стабильности 2 марта 1962 г. под руководством Не Вина был совершен военный переворот, который страна восприняла спокойно. Какого-либо сопротивления военным оказано не было.

В тот же день Не Вин выступил по радио с обращением к гражданам Бирманского Союза, в котором сообщил, что «Вооруженные силы Союза в связи с серьезным ухудшением обстановки в стране приняли на себя ответственность за поддержание порядка и безопасности». Прекратила действие Конституция 1947 г., был распущен парламент. Вся полнота власти сосредоточилась в новых органах: Революционном совете и Революционном правительстве. Не Вин становится председателем Ревсовета и премьер-министром.

На первых порах многие в Бирме думали, что кардинальных изменений в стране не произойдет, и военные пришли к власти на короткое время, как это было в 1958 – 1960 годах. Но уже довольно скоро политики осознали, что армия к власти пришла всерьез и надолго.

30 апреля 1962 г. Ревсовет обнародовал политическую декларацию «Бирманский путь к социализму», содержавшую программу перехода страны к социализму. У Ну тоже говорил о социализме, правда, буддийском. Теперь же речь шла об общественном устройстве, похожем на системы, существовавшие в КНР, СССР, других социалистических государствах. Заявлялось о том, что предприятия должны находиться в общем владении, а авангардом и стражем социалистического демократического государства являются, главным образом, рабочие и крестьяне. Констатировалось, что достижение социализма через существовавшую форму парламентской демократии невозможно.

4 июля 1962 г. образовывается Партия бирманской социалистической программы (ПБСП). Первоначально это была узкая кадровая организация, включавшая только членов Ревсовета. Однако в будущем ей отводилась роль политической партии, которая охватывала бы всю нацию.

Однако планы военных покончить с многопартийной демократией и взять общественную жизнь под жесткий контроль натолкнулись на сопротивление. 6 июля начались студенческие волнения. Не Вин распорядился применить оружие против демонстрантов. Пролилась кровь. Десятки студентов были убиты и ранены. Территорию университета, пользовавшегося автономией, занимает полиция. На стенах здания студенческого союза Рангунского университета обнаруживают листовки и плакаты, содержащие критику в адрес Не Вина. Здание студсоюза, являвшееся с 1928 г. символом студенческой свободы и активности, полностью сносится. Генералитет недвусмысленно продемонстрировал, что не потерпит какого-либо противодействия политике Ревсовета. Повторившиеся в ноябре следующего года студенческие выступления также были пресечены, а университет закрыт на некоторое время.

С начала 1963 г. Ревсовет приступил к национализации частной собственности, прежде всего принадлежавшей иностранному капиталу. 1 января была национализирована иностранная доля капитала в смешанной нефтяной компании «Бирма Ойл», 49% акций которой принадлежало англичанам, в результате чего вся нефтяная промышленность перешла в руки государства.

15 февраля Не Вин заявил, что «частный сектор несовместим с нашими целями». Вскоре национализации подверглись все банки страны. Не Вин, памятуя о фракционности и политических расколах периода парламентской демократии, залог успеха своей политики видел в единстве Ревсовета. Костяк его составили деятели, тесно связанные с председателем. Ведущие члены Ревсовета – Аун Чжи, Тин Пе и Чжо Со служили в 4-м батальоне. Недаром совет называли правительством Четвертого батальона. Тем не менее, это не спасло от возникновения противоречий внутри правящей верхушки. Правая рука Не Вина, генерал Аун Чжи предостерегал от поспешных шагов по национализации частной собственности.

С другой стороны, в Ревсовет входили и последователи марксизма, такие, как Ба Ньейн, взявшие на себя роль теоретиков. Аун Чжи возглавлял влиятельную Корпорацию экономического развития, представлявшую собой мощную финансово-коммерческую структуру, которая действовала под эгидой вооруженных сил. Уже во второй половине 1962 г. в Бирме распространялись слухи о болезни генерала Не Вина, о том, что власть перейдет к бригадному генералу Аун Чжи, противнику, как считалось, кардинальных перемен 13 .

К концу 1963 г. верх в Ревсовете взяли сторонники «кавалерийской атаки» на капитал. Если в начале года основной упор в национализации был сделан на передачу государству иностранной собственности, то теперь правительство перешло к национализации и бирманских предприятий.

Национализации подверглась Корпорация экономического развития, а также торговые заведения Института вооруженных сил. Ликвидация Корпорации была тесно связана с разгромом внутриармейской оппозиции политике правительства. Неформальный лидер оппозиции Аун Чжи увольняется из армии с запрещением жить в Рангуне и заниматься политической деятельностью.

В этом факте наглядно проявились методы политической борьбы Не Вина. К людям, даже бывшими его ближайшими соратниками, но проявившими несогласие в том или ином вопросе, Не Вин относился беспощадно, избавлялся от них без колебаний.

В этой связи можно вспомнить соперничество в 50-е годы между Не Вином и генералом Чжо Зо, одним из «30 товарищей». Чжо Зо успешно проявил себя в борьбе с гоминьдановцами. Однако в 1957 г. без всяких доказательств его обвинили в пособничестве коммунистам, уволили из армии, а затем арестовали. Заслуги Чжо Зо в антигоминьдановских операциях замалчивались, а роль Не Вина, наоборот, выпячивалась 14 . Позже опальный генерал присоединился к коммунистам-повстанцам.

В начале 1964 г. из Ревсовета был выведен сторонник Аун Чжи, министр развития и торговли полковник Чит Мьяин. В том же году государство осуществило национализацию внешней и внутренней торговли, провело «демонетизацию» – изъятие из обращения крупных купюр, владельцам возвращалась лишь часть их номинала. За 1963 – 1966 гг. национализации подверглись все крупные компании иностранного и национального частного капитала, рудники, многие предприятия обрабатывающей промышленности, транспортные агентства, страховые компании, типографии, газеты, школы, больницы, кинотеатры и даже магазины и лавки 15 . Результатом явилась значительная дезорганизация хозяйственной жизни, замедление темпов экономического роста.

Скорее всего, в подобном стремительном натиске на частный капитал прагматичный Не Вин руководствовался в первую очередь не идеологическими соображениями, а желанием подорвать влияние иностранного капитала, бирманизировать экономику, находившуюся до этого под контролем английского, индийского и китайского капитала.

Прямое или опосредованное огосударствление экономики, формирование значительного госсектора создали важную опору режима Не Вина. Взятие под государственный контроль экономики сопровождалось ужесточением в политической сфере. В соответствии с законом «О защите национальной солидарности» с 28 марта 1964 г. все политические партии, кроме ПБСП, распускались.

Лидеры правых социалистов У Ба Све и У Чжо Ньейн подверглись аресту. Так было покончено с многопартийностью.

Ревсовет во главе с Не Вином предпринял ряд действий по прекращению повстанческого движения и достижению национального единства. 1 апреля 1963 г. была объявлена амнистия, распространявшаяся на всех участников подпольных вооруженных организаций при условии сдачи ими оружия до 1 июля.

В Рангуне состоялись переговоры с руководителями различных повстанческих движений. Проходили они в весьма непростой обстановке. Переговоры закончились безрезультатно, и не только с компартией «Красного флага», но и другими повстанческими организациями 16 . За их провал свою долю ответственности несли обе стороны. Подпольщики демонстрировали неуступчивость, отрыв от реальности, а правительство – чрезмерную жесткость.

Фактически Не Вин требовал, чтобы примирение состоялось на его условиях, он не гарантировал находившимся в джунглях повстанцам право вести в будущем политическую деятельность в рамках закона.

Подтверждением того, что руководитель Ревсовета не хотел допустить какого-либо плюрализма явились и итоги работы созданного в 1968 г. Консультативного совета по вопросам внутреннего единства, в котором участвовали политические деятели различного толка, включая экс-премьера У Ну. Не Вин прислушивался только к тем политикам, которые поддерживали действия его правительства и игнорировал призывы вернуться к методам парламентской демократии.

Ко второй половине 60-х годов положение Ревсовета стало достаточно прочным, поэтому призывы У Ну вернуть ему власть, созвать старый парламент и сместить Не Вина с поста председателя Ревсовета, предложив взамен церемониальную должность президента государства, повисли в воздухе.

У Ну и Не Вин олицетворяли разные пути развития Бирмы. Если первый премьер-министр независимой Бирмы был сторонником парламентской демократии, то генерал предпочитал авторитарные методы руководства, считал их наиболее подходящими для бирманских условий. Противоборство двух лидеров длилось несколько десятилетий.

В 1969 г. власти разрешают У Ну выехать в Индию для лечения и паломничества к святыням буддизма. За границей он пытается организовать широкую коалицию для борьбы с режимом Не Вина: создает на территории Таиланда Партию парламентской демократии, пытается наладить сотрудничество с сепаратистскими движениями горных народов. Однако действия У Ну в целом не получили серьезной поддержки у населения Бирмы и вскоре сошли на нет, а сам он поселился в Индии и отошел от активного участия в политике.

Куда большую опасность для режима Не Вина представляла в 60-е годы КПБ, взявшая на вооружение лозунги китайской «культурной революции» и получившая поддержку от Пекина. Правительственным войскам удалось разгромить основные силы коммунистов. В апреле 1968 г. погибает популярный начальник штаба народной армии КПБ Бо Зея, один из «30 товарищей».

В борьбе с повстанцами Не Вин активно использует спецслужбы. Так, 24 сентября 1968 г. телохранителем, который, как утверждают некоторые исследователи, являлся агентом Рангуна, был убит председатель КПБ Такин Тан Тун, один из лидеров национально-освободительного движения.

В выступлении по этому поводу генерал Не Вин сказал: «Некоторые могут утверждать, что я испытываю радость, услышав о ликвидации врага. Но я знаю и верю, что определенная часть коммунистов является истинными патриотами. Смерть каждого из них – утрата для страны» 17 . В этих словах, как представляется, слышится не только лицемерие, но и искреннее уважение к поверженному противнику. Будучи беспощадным к оппонентам, Не Вин, по возможности, старался ограничиться их политическим, а не физическим уничтожением, в чем проявлялось влияние буддизма.

В конце 1970 г. был захвачен в плен Такин Со, вождь компартии «Красного флага». Его судили и вынесли смертный приговор, который, однако, так никогда и не был приведен в исполнение.

Не Вину приходилось действовать в глубоко религиозном буддийском обществе. Ревсовет отменил принятый при У Ну закон, провозгласивший буддизм официальной религией, и взял курс на неиспользование религии в политических целях.

Однако философия ПБСП «Система взаимоотношений человека и окружающей его среды» оказалась пронизанной буддийскими понятиями и представлениями. Сам Не Вин постоянно подчеркивал свою приверженность буддизму. Никаких гонений на религию при его правлении не было.

Другое дело, что правительство Не Вина стремилось взять под полный контроль весьма влиятельную и многочисленную монашескую общину – сангху. Всем ее членам вменялось в обязанность пройти регистрацию и получить удостоверение личности. В марте 1965 г. прошел организованный правительством Синод всех организаций сангхи, принадлежавших к различным сектам.

Не Вин, памятуя о негативных последствиях в прошлом для страны политической, социальной и религиозной борьбы, призвал к идее единства, которая приняла гипертрофированные формы. Государство стремилось как можно более жестко контролировать экономику. Утверждение однопартийной системы завершилось в июне – июле 1971 г. проведением I съезда ПБСП, превращавшейся в массовую партию. Под ее эгидой действовали так называемые классовые и массовые организации: рабочих, крестьян, молодежи, кооператоров, ветеранов, литераторов и т. д.

С начала 70-х годов Не Вин приступил к мероприятиям по приданию своему военному режиму конституционного фасада. Начинается выработка проекта нового Основного Закона. В апреле 1972 г. 20 ведущих военных деятелей Бирмы, занимавшие высшие посты в Ревсовете, правительстве и ЦК ПБСП, оставили службу в армии.

Генерал Не Вин также уходит в отставку. С тех пор его стали называть на гражданский манер – У Не Вин, то есть господин, а не генерал Не Вин. 3 января 1974 г. вводится в действие новый Основной Закон. Страна получает официальное название – Социалистическая Республика Бирманский Союз (СРБС).

Вскоре состоялись первые после 1960 г. всеобщие выборы в Народное собрание – парламент и народные советы различных уровней. 2 марта 1974 г. на первом заседании Народного собрания Ревсовет передал ему всю полноту власти и на этом прекратил существование. У Не Вин избирается Председателем Государственного совета и одновременно становится Президентом СРБС. Он сохраняет за собой также пост Председателя ПБСП, которая конституционно провозглашена единственной политической партией, руководящей государством.

Формально режим из военного трансформировался в гражданский. По существу же у власти остались те же самые лица во главе с Не Вином. Они только сменили военные мундиры на гражданскую одежду, в ее бирманском варианте она представляла собой длинную широкую юбку – лоунчжи, белую рубашку без воротничка и атласную куртку. На торжественных мероприятиях национальный костюм дополнялся желтой или розовой шапочкой. Внешний облик Не Вина сильно изменился. Однако, любопытно, что бирманцы по-прежнему продолжали называть его генералом. Для всех было ясно, что именно армия осталась ведущей силой и в государстве и в партии.

Переход к гражданскому по форме правлению совпал с ростом социальной напряженности в стране. Мозаичное бирманское общество сопротивлялось огосударствлению, введению однообразия в политическую и общественную жизнь.

Недовольство режимом Не Вина подогревалось ухудшением экономического положения трудящихся из-за неэффективного функционирования огосударствленной экономики. В апреле-июне 1974 г. произошли стихийные волнения и забастовки рабочих. В Рангуне имели место столкновения бастующих с полицией и армией, которые применили оружие. Имелись убитые и раненые.

В декабре 1974 г. во время похорон бывшего генерального секретаря ООН У Тана вспыхнули массовые студенческие волнения, имевшие антиправительственный характер. У Тан был близким к У Ну человеком. Правительство Не Вина не хотело устраивать государственные похороны, что и послужило поводом к выступлениям студентов. И на этот раз войска и полиция получили приказ применить оружие против недовольных. Снова имелись убитые и раненые. В столичной области почти на два года было введено военное положение. На продолжительный срок закрывались высшие учебные заведения. Производились массовые аресты. Несмотря на репрессии, антиправительственные выступления происходили и в 1975, и в 1976 годах.

Обострились противоречия среди правящей верхушки. Не Вин наводил порядок жесткой рукой, не колеблясь расставался с близкими соратниками, заподозренными в нелояльности. Снимается с постов министра обороны и начальника штаба армии генерал Тин У, считавшийся доверенным лицом Не Вина. Летом 1976 г. его обвинили в причастности к планам организации государственного переворота, так называемому заговору капитанов. Заговор был подавлен в зародыше.

Тем не менее, распространение антиправительственных настроений на армию – ядро и опору режима, сильно обеспокоило Не Вина, заставило предпринять срочные меры по корректировке политического курса. В течение года были проведены три съезда правящей партии.

Состоявшийся в конце февраля – начале марта 1977г. III съезд ПБСП принял особенно важные решения. Здравый смысл в конце концов взял верх: руководство прекратило форсировать огосударствление экономики и заявило о целесообразности расширения деятельности частного сектора. Наметилась линия на отказ от автаркии. Съезд высказался за активное привлечение иностранной помощи и создание смешанных предприятий с участием иностранного капитала. Разумеется, не обошлось и без кадровых перетрясок. Почти наполовину обновляется состав ЦК партии, из которой исключается ряд видных деятелей, в том числе и премьер-министр У Сейн Вин. Предпринятые меры стабилизировали внутриполитическую обстановку. Благодаря привлечению иностранного капитала и некоторой либерализации подходов к частному сектору ускорилось экономическое развитие.

Pages: 1 2 3 4

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E")); Web Analytics