♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

Буддистское эзотерическое искусство в государствах Наньчжао и Дали

Henrik H. Sørensen «Esoteric Buddhist Art under Nanzhao and Dali Kingdoms»

Гл. 46 из «Esoteric Buddhism and the tantras in East Asia», edited by Charles D. Orzech (general editor), Henrik H. Sørensen (associate editor), Richard K. Payne (associate editor)

перевод shus 2017

 

Содержание

1. Введение

2. Буддийская живопись и «Длинный свиток»

3. Бронзовые статуэтки

4. Буддистские культовые центры на горе Шичжун и горе Цзин

5. Пагоды и буддистские реликвии

6. Заключение

Введение

Буддистское искусство Юньнани, в особенности связанное с государствами Наньчжао и Дали, впервые привлекло внимание ученых как на Западе, так и в Восточной Азии, в связи с открытием в 1930-х годах знаменитого «Длинного свитка» (рулонный манускрипт, авторство которого приписывается художнику Чжан Шэнвэню, создан ок.1172-1180 г.г.) (*) (1). Хотя основа для его изучения была заложена еще до создания Китайской Народной Республики, существенное продвижение в этой области произошли только в течение последних трех десятилетий. Этот период характеризуется значительным ростом наших знаний о буддистском искусстве Наньчжао и Дали, что стало результатом более подробного и более качественного документирования соответствующих материалов, большая часть которых ранее была попросту недоступна для научных исследований.

—————————————————————————————–

(*)«Длинный свиток» (англ. Long Scroll, Long Roll, полное название – Kingdom of Dali Buddhist Volume of Paintings, кит. 大理國梵像) приписывается авторству художника 12-го века Чжан Шэнвэня (Zhang Shengwen). Свиток имеет длину 16.5 м и ширину 30.5 см, а его содержание обильно иллюстрировано рисунками, посвященным государственной и религиозной тематике (всего около ста рисунков, большинство из которых групповые, в т.ч. с многочисленными персонажами). Панораму свитка см. здесь.  – прим. shus.

(1) См. Chapin 1970a, 1970b, 1970c, 1971. Чжан Шэнвэнь обсуждается Soper’ом (в Chapin 1971, 134-136). Весь свиток был воспроизведен в полном цвете в Li Kunsheng 1999, 194-239. По результатам обсуждения Soper’ом и в других источниках нынешнего состояния «Длинного свитка», становится очевидным, что реставрация и пересборка, которой он подвергался в течение нескольких столетий своего существования, вызвали изменение исходной последовательности страниц. Более того, создается впечатление, что некоторые из изначальных иллюстраций попросту отсутствуют, что объясняет очевидную произвольность (иногда попросту сбивающую с толку) некоторых иконографических композиций.

—————————————————————————————–

Буддийская живопись и «Длинный свиток»

Самым важным источником для изучения буддистского эзотерического искусства Наньчжо и Дали является так называемый «Длинный свиток», который мы уже упоминали выше. Вместе с бронзовыми статуэтками из пагоды храма Чуншэн (Chongsheng 崇聖寺) и пещерными скульптурами горы Шичжун (Shizhong 石鐘山), этот свиток дает нам обширную информацию о буддистских практиках и верованиях, хотя и в определенного рода ретроспективном плане. Более того, он может служить пособием по буддистской иконографии с периода Дали и далее. Даже на беглый взгляд видно, что большинство божеств, изображенных в «Длинном свитке», так или иначе связано с эзотерическим буддизмом. Среди них фигурируют Будда Вайрочана и четыре других дхьяни-будды, а также Экадашамукха (Ekadasamukha), Тысячерукий Авалокитешвара (Avalokitesvara), Ваджрасаттва (Vajrasattva), Чинтаманичакра-Авалокитешвара (Cintamanicakra-Avalokitesvara) и пр. Также в «Длинном свитке» широко представлены культы Махакалы и Вайшраваны, причем первый изображен, как минимум, в двух разных формах. (Chapin 1971, № 119 и 124).

В дополнение к широкому спектру эзотерических буддистских образов, которые отражают стандартную иконографию, присутствующую во всех местах, охваченных китайским культурным влиянием, «Длинный свиток» также содержит множество изображений необычных бодхисатв, защитников и других божеств, которых невозможно встретить за пределами этого региона. Среди этих местных форм самыми значимыми являются Брахма-Махакала (Brahma-Mahakala), Атавака (Atavaka, кит. Da Yuanshuai 大元帥) (2), Махаякша (Mahayaksa) и Махешвара/Шива (Mahesvara/Siva), а также несколько форм Авалокитешвары, в том числе знаменитый Ацое Авалокитешвара (Acuoye Avalokitesvara) в сидящем и стоящем виде (3) (*).

—————————————————————————————–

(2) Подробное обсуждение этого божества см. в Duquenne 1994.

(3) Ср. Li 1999, 232 [центральная рамка] и 234 [правая рамка] – Брахма-Махакала; 196 [правая рамка] – Атавака; 235 [центральная рамка] – Махаякша; 237 [левая рамка] – Махешвара; 222 [центральная рамка] и 227 [левая рамка] – Ацое. На самом деле, с точки зрения иконографии, Ацое Авалокитешвара не является эзотерическим божеством, но, тем не менее, его следует рассматривать как таковое из-за контекста, в котором он фигурирует в ритуальной литературе, включая его функцию в эзотерических ритуалах.

(*) Еще одной особенностью «Длинного свитка» является отсутствие в нем изображений Будды Амитабхи – прим. shus.

—————————————————————————————–

Бронзовые статуэтки

Илл. 1. Ацое Авалокитешвара. Позолоченная бронза, 11-ый век. Дали, Пагода Чуншэн (Qiu and Jiang 1984. Chongsheng si san ta, 15).

Среди юньнанских буддистских изделий из бронзы присутствует особая иконографическая форма бодхисаттвы Авалокитешвары, т.н. Ацое Гуаньинь (Acuoye Guanyin 阿嵯耶觀音), который является самым популярным образом этого бодхисатвы в данном регионе. «Acuoye Guanyin» является китайской транскрипцией санскритого словосочетания «Ajaya Avalokitesvara», что означает «Всепобеждающий Авалокитешвара» (4).

Этот эпитет, очевидно, выражает беспредельное могущество, приписываемое этому бодхисатве его почитателями (5). В «Длинном свитке» Чжан Шэнвэня (Zhang Shengwen ) Ацое Гуаньинь упоминается как «Чжэньшэнь Гуаньшиинь» (Zhenshen Guanshiyin 真身觀世音), т.е. «Истинный образ Авалокитешвары». В этой форме он обычно изображается в стоящей позе (хотя известны и его сидящие варианты с изогнутой ногой), и в целом можно сказать, что она скорее отражает буддистское искусство Юго-Восточной Азии, чем Китая. Наиболее отчетливо это проявляется в удлиненном тонком теле в сочетании с несколько жесткой позой (Илл. 1) (6).

Хотя в образе Ацое Гуаньинь отсутствуют иконографические особенности, характерные для персонажей буддистской эзотерической иконографии, религиозный контекст его почитания насыщен магическими словесными формулами, магией и чудесами.

Бронзовые статуэтки Ацое Гуаньинь встречаются как с позолотой, так и без нее, но все они выполнены в более или менее одинаковом иконографическом стиле. При их изучении выяснилось, что большинство образцов имело ореол позади головы и мандорлу (вытянутый ореол позади тела), которые крепилось отдельно к задней части статуэток. В настоящее время известно более десятка таких изображений, которые находятся в музеях и частных коллекциях по всему миру. Сохранившиеся изображения Ацое Гуаньинь имеют различные размеры: от примерно двадцать пять сантиметров и до трех метров (7).

—————————————————————————————–

(4) См. также в этой книге раздел Sørensen ««Esoteric Buddhism in Nanzhao and Dali Kingdoms (ca. 800-1253)». Русский перевод этого раздела см. здесь

(5) Происхождение этого образа описано в «Иллюстрированном свитке истории Наньчжао» (Nanzhao tuzhuan 南詔圖傳). Детальное исследование истории и культурного контекста Ацое Гуаньинь, см. в Chapin 1944.

(6) Münsterberg, известный авторитет в китайском буддистском искусстве, описывает это как «влияние искусства Гуптов» 1967, 68, pls. 58–59. Однако, на мой взгляд, некое «влияние Гуптов» не вполне очевидно, так как стиль и иконография Ацое Гуаньинь намного ближе к наследию буддистского искусства государства Палов. Возможно, Münsterberg имел в виду явные индийские элементы, присутствующие в этом образе, а не буддистское искусство периода Гуптов как таковое.

(7) О большом скульптурном образе ср. Lutz 1991, 36, pl. 12.

—————————————————————————————–

Редкая и очень интересная бронзовая скульптура сидящего тысячерукого Авалокитешвары недавно всплыла на аукционе в Европе (8). По сравнению с аналогичными образами этого бодхисатвы из других частей Китая, эта статуэтка выглядит очень стройной и имеет необычно длинные и тонкие руки. Следует отметить, для подобных бронзовых образов из Дали характерно то, что Авалокитешвара всегда изображается сидящим в позе «полулотоса», что свидетельствует о стилистическом влиянии Юго-Восточной Азии.

Среди многочисленных буддийских реликвий, найденных в процессе реставрации храма Чуншэн (Chongsheng), было обнаружено большое количество бронзовых статуэток, датируемых не ранее периода среднего Дали. Большинство из этих образов относится к эзотерическому буддизму и включает в себя будд, бодхисаттв, различных видьяраджей и других защитников (см. Jiang, Qiu, and Yunnan 1998, 71–80; Lutz 1991, 76–153; and Lutz and Howard, 1991). Также было найдено, по крайней мере, два комплекта из пяти дхьяни-будд, указывающих на то, что в 11-12-ом столетиях народом бай в том или ином виде практиковались ритуалы, связанные с мандалой Ваджрадхату (Vajradhatu Mandala) (Jiang, Qiu, and Yunnan 1998, 74, pls. 64–97) (9). В этих комплектах Вайрочаны предстает в двух формах: с руками, сложенными в ваджрамушти-мудре (vajramusti-̣mudra) (Lutz and Howard 1991, 164–174, pls. 38–39), и в виде обычного образа Шакьямуни, но с нательными украшениями (см, напр. Hang 1999, 61–63, pl. 1) (10). Для буддистской эзотерической иконографии народа бай также характерны Будды с серьгами в ушах и в позе «полулотоса» (примеры этого см. в Li 1999, PLS. 270-280), при этом по непонятным причинам полностью отсутствуют изображения Вайрочаны в короне (по крайней мере, к настоящему времени они неизвестны).

—————————————————————————————–

(8) Указанная скульптура первоначально была выставлена на продажу на немецком аукционе и позже куплена бельгийской галерей. Описание этого образа, а также его фотографии см. в Marcel Nies Oriental Art 2002, 14–15. Статуэтка была датирована купившей ее галереей десятым веком, и эта датировка кажется слишком ранней при сравнении ее с аналогичными бронзовыми скульптурами.

(9) Более пристальное изучение этих бронзовых статуэток и рисунков со схемой мандалы Ваджрадхату, извлеченных из главной пагоды храма, может выявить их ритуальное соотнесение, если не прямое соответствие. См. в этой книге раздел Sørensen «Esoteric Buddhism in the Nanzhao and Dali Kingdoms (ca. 800–1253)». Русский перевод этого раздела см. здесь.

(10) Вполне возможно, что эта форма Вайрочана была задумана как главное божество мандалы Дхармадхату, хотя с таким же успехом она может быть связана с экзотерической «Аватамсака-сутрой».

—————————————————————————————–

Как и многочисленные божества, изображенные в «Длинном свитке», бронзовые статуэтки из храма Чуншэн (Chongsheng) включают в себя ряд образов, иконография и тип которых хорошо известны благодаря буддистским эзотерическим пантеонам из разных частей Центральной и Восточной Азии. Среди них присутствуют различные видьяраджи (vidyaraja) и махакродхи (mahakrodha), такие как Ваджрапани, Махакала и Хаягрива (Li 1999, PLS. 283-288), а также многорукая сидящая фигура с изогнутой ногой, иконография которой напоминает поздние тибетские изображения дакини Курукуллы (Kurukulla) (11). Эти образы доказывают существование того, что, как представляется, являлось «независимыми» или особыми культами эзотерического буддизма в государстве Дали.

В дополнение к большому количеству художественных объектов, извлеченных из ступ и пагод в современном Дали и его окрестностях, в последнее время было идентифицировано множество бронзовых вотивных образов, находящихся в музеях и частных коллекциях по всему миру. Этот материал значительно расширяет наши знания о буддистском искусстве Дали и дает нам новое понимание эзотерической буддийской иконографии этого региона (12).

—————————————————————————————–

(11) Ср. Jiang, Qiu, and Yunnan 1998, 78, pl. 153. В этой работе сказано, что эта статуэтка изображает богиню Сарасвати, что, конечно же, неверно. Из-за наличия маленькой фигурки будды в ее короне вполне очевидно, что мы имеем дело с одним из аспектов Авалокитешвары. Тем не менее, потребуются дальнейшие исследования, прежде чем мы сможем с уверенностью сказать, что это за образ.

(12) В коллекции музея Гиме (Musée Guimet) находится очень значимое бронзовое скульптурное изображение четырехрукого Брахмы-Махакалы, сидящего на коленопреклоненном быке. Статуэтка покрыта сусальным золотом по коричневой патинированной бронзе. Этот образ был помещен в раздел тибетского искусства, но идентифицировался как либо сычуаньский, либо юньнаньский (Musée Guimet, inv. no. MA 6046 A+B). При этом, экспертами музея он был ошибочно датирован периодом династии Мин, хотя вполне очевидно, что это юньнаньская статуэтка из Дали и что, скорее всего, она изготовлена не позже тринадцатого столетия. Ее иконография во многом подобна обычному стоящему Брахме-Махакале времен государства Дали. Ср. Long Scroll, pl. 248.

Помимо этого, несколько лет назад на аукционе Кристи в Гонконге были проданы три выдающиеся по своим художественным качествам юньнаньские буддистские позолоченные бронзовые статуэтки. Ср . Christie’s Hong Kong 1998, lot. no. 603 – Вайрочана, позолоченная бронза, 28.5 см в высоту, ошибочно датирован периодом Пяти династий/Сун. Christie’s Hong Kong 1998, lot. no. 603 – стоящий Авалокитешвара, держащий ивовую ветку (утрачена) и кундику (kuṇdika), богато украшенный гирляндой из драгоценностей и другими украшениями, 46.2 см в высоту, ошибочно датирован периодом династии Ляо. Lot. 604 – украшенный Будда Шакьямуни (на самом деле, судя по мудре, Будда Амитабха), сидящий в саттвапаянкасане (sattvapayankasana) с руками, сложенными в дхьяна-мудре (аналогичный образ есть в Художественном музее Кливленда), 22. 3 см высотой, ошибочно датирован периодом династии Ляо. Ацое Гуаньинь (Acuoye Guanyin), сидящий в ардхапарьянкасане (ardhaparyankasana) с руками сложенными в витарка- и варада-мудрах, правильно датированный периодом Дали, прибл. 11-12-ые века (38. 1 см в высоту, lot. 606). По всей видимости, ни один из этих художественных объектов ранее публично не выставлялся и поэтому все они является важным дополнением к тому, что мы уже знаем о бронзовой скульптуре Дали.

—————————————————————————————–

Буддистские культовые центры на горе Шичжун и горе Цзин

Илл. 2. Оттиск (протир) стелы с изображением Ушнишавиджаи. 13-ый век, Цзяньцюань, Юньнань.

Гора Шичжун (Shizhong) знаменита своим уникальным буддийским культовым центром, хранящим память о ранних правителях Наньчжао. Она расположена примерно в двадцати пяти километрах к западу (к юго-западу – прим. shus) от северного города Цзиньчуаня (Jinchuan 金川), бывшего гарнизонного поселения времен государства Дали. Буддистский скульптурный комплекс горы Шичжун состоит из нескольких (одиннадцати – прим. shus) рукотворных скальных ниш, в которых находятся в основном буддистские скульптуры (13). Хотя здесь доминирует разнообразная иконография стандартных тем махаяны, наравне с ней весьма значимыми также являются эзотерические буддистские образы (14).

Большинство научных отчетов, как правило, не приводят точную датировку этого комплекса, но представляется вероятным, что большинство скальных ниш и находящихся в них скульптур были высечены где-то в конце девятого – начале десятого веков (15). С точки зрения буддистской эзотерической иконографии одной из самых важных является скальная ниша N6, в которой находится изображение Будды Шакьямуни/Вайрочаны в окружении восьми видьяраджей (vidyaraja), Махакалы и Вайшраваны.

Еще одним значимым объектом, является скальная ниша N8, в которой в небольшом углублении находится скульптурное изображение вульвы (часто трактуемое в современной литературе как символ фертильности). По всей видимости, скульптура вульвы не всегда выступала в качестве символа плодовитости (по крайней мере, это не было ее изначальным предназначением), а, скорее всего, несла в себе сильную тантрическую коннотацию. В этом случае она олицетворяла собой культ женского начала в качестве обладателя трансцендентной мудрости.

Илл. 3. Оттиск (протир) рельефного рисунка на скале, изображающего видьяраджу. Наньчжао, 10-тый век, Бошивахэй, юг провинции Сычуань.

Ниша N8 также украшена несколькими барельефами многоруких образов Ушнишавиджаи (Usisavijaya) в виде женского божества в ранней и редкой форме, с небольшой фигуркой Будды над ее головой (Рис. 2) (16).

Расположенная на юге современной Сычуани гора Лян (涼山) (*) является еще одним важным объектом, представляющим буддистское искусство Наньчжао, поскольку недалеко от нее расположен Бошивахэй (Boshiwahei 博什瓦黑) – гористая местность с тремя группами контурных рисунков, высеченных на каменной поверхности. В средние века эта территория являлась частью государства Наньчжао и располагалась на границе между Наньчжао и танским Китаем.

Этот комплекс рисунков является по-своему уникальным, т.к. он включает в себя множество монументальных буддистских петроглифов, в основном представляющих эзотерические образы (17). Хотя здесь присутствуют и изображения королевских процессий, и общепринятых буддистских образов, основную часть петроглифов все же составляют эзотерические образы, среди которых наиболее примечательными является группа видьяраджей (Рис. 3) (18), включающая в себя Брахму-Махакалу (Brahma-Mahakala) – божество, являвшееся покровителем государства Дали (см Yang, 2002).

—————————————————————————————–

 (*) Здесь у автора какая-то путаница с географическими названиями (и не понятно, о какой горе Цзин (Jing) идет речь в заголовке, т.к. больше она не упомнается), поэтому я немного отредактировал первое предложение этого абзаца. «Boshiwahei Ancient Rock Paintings» (博什瓦黑岩画) находится на юге Сычуани, примерно в 40 км к востоку от «столицы» Ляншань-Ийского автономного округа (Liangshan 凉山) города Сичан (Xichang 西昌) в уезде Чжаоцзюэ (Zhaojue County).

 (13) См Chen 1980. Наиболее полный обзор скульптур горы Шичжун можно найти в Li 1999, 50-103. В коллекции изобразительного искусства библиотеки Университета Пенсильвании находятся прекрасные четкие фотографии большинства скульптур, которые при наличии доступа можно посмотреть в интернете по адресу: http://dla.library.upenn.edu.

(14) Очень полезное исследование этого комплекса см. в Howard 1991.

(15) Одним из недостатков превосходной во всех других отношениях статьи Howard является достаточно ранняя (9-ый век) датировка, которую она обобщенно применят ко всем скульптурам этого комплекса 1991, 42. На мой взгляд, такая датировка носит неточный и слишком общий характер. Обнаруженные здесь эпиграфические надписи указывают на то, что самые ранние скульптуры в скальной нише N1 были высечены еще в 850-ом году н.э., в том время как другие датируются в интервале от начала десятого до середины одиннадцатого веков. Ср Liu 2001, 14–33. Самое современное обсуждение датировки комплекса находится в Zhongguo shiku diaosu quanji bian jiwei yunhui 2000, 2–13.

(16) См. Li 1999, 102, пл. 99.

(17) Отчет о первом исследовании этого комплекса см. в Liang Shan Boshiwahe Shike Huaxiang Diaochazu 1982, а фотографии см. в Li, 1999, 150-163.

(18) Кратко обсуждается в Howard 1999. Утверждение Howard, что группа из восьми видьяраджей является «уникальной» для юго-западного Китая (т.е. для Сычуани и Юньнани), выглядит нелогичным, поскольку такие группы отмечались в других месте Китая и ранее. Ср. в этой книге раздел Sørensen «Esoteric Buddhist Art under the Tang».

—————————————————————————————–

Пагоды и буддистские реликвии

На территории храма Чуншэн (Chongsheng), расположенного в городе Дали, находятся три высокие пагоды, имеющие особую вытянутую форму, характерную для сооружений народа бай. Сам храм датируется периодом Наньчжао, а пагоды (в том виде, в котором они предстают перед нами сегодня), очевидно, представляют собой образцы архитектуры периода государства Дали (с учетом ремонтов и реконструкций более поздних периодов). Во время проводившейся в 1980-х годах реконструкции во всех трех пагодах было обнаружено огромное количество культовых реликвий, при этом самые впечатляющие из них были спрятаны в реликварии верхнего яруса (tiangong 天宮) центральной пагоды Цяньсунь (Qianxun 千尋塔) (19).

С точки зрения эзотерического буддизма наиболее значимыми находками в этих пагодах является ряд высококачественных позолоченных бронзовых статуэток, представляющих таких божеств как Вайрочана и другие дхьяни-будды, Ачала (Acala), Ваджрапани (Vajrapani), восьмирукий Махакала (Mahakala), четырехрукий Брахма-Махакала (Brahma-Mahakala) и Ваджраякша (Vajrayaksa), многие из которых также изображены в «Длинном свитке» с аналогичными иконографическими особенностями (20). Также в этих пагодах были найдены различные ритуальные принадлежности, в том числе ваджры, гханты (ghanta, ритуальный колокольчик) и миниатюрные ступы; перстни с изображением ваджра и пхурбы (phurba, ритуальный кинжал) тибетского стиля; круглые вотивные отпечатки из глины, подобные изготовленным прессованием глиняным фигуркам, известным в тибетской культуре под названием ца-ца (тиб. tsa-tsa) (21), а также несколько священных текстов, включая дхарани и магические словесные формулы, схемы мандал и писанные талисманы (22). В целом, эти бесценные находки еще раз демонстрируют нам, что в период государств Наньчжао и Дали в Юньнани существовала разносторонняя и богатая буддистская эзотерическая культура.

—————————————————————————————–

 (19) Об этих материалах см. Jiang, Qiu, and Yunnan sheng wenhua ting wenwu chu Zhongguo wenwu yanjiu 1998 и Lutz and Howard 1991. Дополнительные фотографии находятся в Li 1999, 245–281.

(20) Jiang, Qiu, and Yunnan sheng wenhua ting wenwu chu Zhongguo wenwu yanjiu 1998, 71–80, pls. 64–157.

(21) Jiang, Qiu, and Yunnan sheng wenhua ting wenwu chu Zhongguo wenwu yanjiu 1998, 86–87, pls. 172–176.

(22) См. в этой книге раздел Sørensen «Esoteric Buddhism in the Nanzhao and Dali Kingdoms (c. 800– 1253)».

—————————————————————————————–

Заключение

Несмотря на свое богатство и значительное разнообразие, в целом буддистские образы эзотерического искусства государств Наньчжао и Дали стилистически и иконографически довольно однородны. Это особенно заметно при обобщенном сравнении иконографий скульптурного материала и образов «Длинного свитка». Однако, их сопоставление с буддистским искусством современного им Китая, указывает нам на то, что степень зависимости искусства государств Наньчжао и Дали от эзотерического буддизма была гораздо выше, чем во многих других местах Китая.

Вместе с тем, уровень стилистического заимствования китайских художественных норм в скульптуре Наньчжао и искусстве Дали гораздо выше, чем в других периферийных регионах, в частности в провинции Сычуань. Помимо этого, в них также присутствуют характерные особенности и отдельные детали, которые по внешним признаком можно отнести к искусству Юго-Восточной Азии. Это наиболее заметно в изображениях знаменитого Ацое Авалокитешвары (Acuoye Avalokitesvara), а также в характерной позе «полулотоса» (padmasana) многих образов Будды из Дали, которая является отличительной особенностью буддистской скульптуры Юго-Восточной Азии.

«Длинный свиток» с его впечатляющим и обширным пантеоном по праву занимает центральное место в искусстве государства Дали, отражая не только разнообразие буддистских культов и практик, но и буддистскую историю народа бай. Особую значимость этому манускрипту с рисунками придает тот факт, что в нем содержится множество иконографических форм, которые характерны только для буддизма Дали.

Особая значимость пагод, представляющих собой важный элемент буддистских обычаев и верований, является характерной, хотя и не уникальной, особенностью народа бай. Возведение пагод играло важную роль в их культуре и религиозном самовыражение, и едва ли можно найти что-либо подобное в других регионах Китая. Закладка в реликварии пагод большого количества дорогих реликвий говорит нам о том, что, по всей видимости, буддийские эзотерические обряды и практики были тесно связаны с сооружением пагод и ритуалами освящения и защиты этих монументов.

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));