♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

4.5 Дом образа

Семека Е.С.

История буддизма на Цейлоне 

Следующим по значению строением был дом образа (патима-геха или патима-гхара), в котором помещалось скульптурное изображение Будды, часто в окружении его учеников и богов индуистского пантеона.

Дом образа появляется в комплексе сингальского монастыря не сразу. В плане Махавихары, изложенном Махиндой, нет места для дома образа, тогда как в нем точно указаны места для ступы и дерева Бодхи, дома упосатхи и т. д. (111)

Важным моментом для определения времени появления домов образа является тот факт, что Индия времен Ашоки еще не знала скульптур Будды, нет их и среди ранней скульптуры Саyчи и Бхархута (112).

В изображенных на рельефах сценах, в которых должен был бы участвовать Будда, его всегда заменяют какие-либо неантропоморфные символы – след ступни, колесо, трон с опахалом и гирляндами над ним. Так, в одной из сцен бхархутских барельефов изображен Аджатасатту, преклоняющий колени перед следом стопы, надпись же при этом гласит: «Аджатасатту склоняется в почтении перед Владыкой» (113).

Существует множество доказательств того, что в Индии скульптурные изображения Будды и связанный с ними культ появляются во времена более поздние, чем царствование Ашоки, уже в искусстве Гандхары (114). «До этого его образ сознательно не изображался, и его присутствие выражалось такими неантропоморфными символами, как ступа, священное дерево, след ступни… На Цейлоне образ Будды играет значительно меньшую роль, чем священное дерево, священный зуб и ступа» (115).

Изображения кистей рук Будды, следов его ступней, его глаз на Цейлоне можно считать пережитками архаичного периода (116).

Сингальская традиция, которая сложилась только к V в. н. э., относит создание первой скульптуры Будды на Цейлоне к III в. до н. э. При этом ссылаются на то, что, рассказывая о строительной деятельности царя Джеттхатиссы I, автор Махавамсы упоминает «большой и прекрасный каменный образ, который был создан еще во времена царя Деванампиятиссы» (117).

Ссылаются также на другое место Махавамсы, где говорится, что царь Дугтхагамани повелел заключить золотую статую Будды в Суваннамаха-четию (118).

————————————————————————————————————————————————————-

(111) Mhv., XV.27-172.

(112( Н. G. Franz, Buddhistische Kunst Indiens, стр. 56-57.

(113) Вarua and S i n h a, Bharhut Inscriptions, стр. 36(167).

(114) См. об этом, например, Н. Кеrn, Manual…, стр. 95.

(115) А. М. Носаrt, Kings and Councillors, стр. 236.

(116) Ср. типологические параллели в изображениях кистей рук и ступней в ламаистских танках Тибета (S. Hummel, Magische Hande und Fusse).

(117) Mhv., XXXVI.128.

(118) Mhv., ХХХ.72.

————————————————————————————————————————————————————-

Таким образом, согласно сингальской традиции, на Цейлоне была создана раньше, чем в Индии, и, следовательно, первая в мире, скульптура Будды.

Однако, до тех пор пока эти сведения хроник не будут подтверждены дополнительными данными, их нельзя считать сколько-нибудь достоверными. В Индии также существуют аналогичные легендарные рассказы. Например, Фа Сянь, ссылаясь на индийскую традицию своего времени, сообщает, что царь Прасенаджит повелел создать образ Будды из дерева еще при жизни Будды. Он замечает, что эта скульптура служила затем образцом при создании других таких же скульптур (119). Этот рассказ о создании скульптуры Будды при Прасенаджите повторяет сингальское сочинение XIII-XIV вв. Косалабимбаваннана (120).

В первые века н. э. культ скульптурных изображений на Цейлоне получает широкое распространение. В хрониках повсеместно встречаются упоминания о скульптурных изображениях Будды и их почитании.

Упомянутый выше «большой каменный образ» был знаменитой скульптурой и считался священным. Царь Джеттхатисса извлек эту скульптуру из Тхупарама-дагабы и поместил в монастырь Пачинатиссапаббата.

Махасена в свою очередь перенес ее в монастырь Абхаягири. При Буддхадасе были украшены драгоценными камнями глазницы скульптуры. Дхатусена построил для нее специальное здание и, так как драгоценности, которыми украсил скульптуру Буддхадаса, были к тому времени потеряны, повелел украсить ее новыми, соорудить нимб и шлем, а волосы расцветить голубыми драгоценными камнями. При Силамегхаванне разрушившееся строение было восстановлено и украшено множеством драгоценностей, и царь принес ему в дар водоем Колавапи. Сена II восстановил вновь пришедший в запустение дом образа, а царица украсила статую золотой диадемой (121).

————————————————————————————————————————————————————-

(119) Fа-hsiеn, A Record…, стр. 56-57.

(120) См. DPPN, vol. I, стр. 698.

(121) Mhv, XXXVI.128-129; XXXVII.14; Clv., XXXVII.123;XXXVIII.61-64; XXXIX.7; XLIV.68-69; LI.77, 87. Эта_ скульптура упоминается в хрониках под разными названиями: ulusilapa tuna, mahasilapatima, silasatthu, silasambuddha, silamayabuddha; silamayamu-ninda, silamayamahesl – «большой каменный образ», «большая каменная фигура», «каменный Учитель», «каменный Самбуддха», «Будда, сделанный из камня», «Мудрец, сделанный из камня», «сделанный из камня великий Мудрец». Аналогичные упоминания встречаются и в сингальских средневековых надписях. Так, в надписи Махинды IV из Михинтале упомянута mangul-maha-sala-pilima – «благословенная большая каменная фигура», в надписи того же царя из Джетаванарамы maha-sala-pi|ima – «большая каменная фигура» (см. EZ, I, JSfe 7А, 19; см. также № 4, 9, 20).

————————————————————————————————————————————————————-

В тех главах хроник, которые описывают события первых веков н. э., скульптурные изображения Будды и патима-гхары упоминаются весьма редко.

Так, ко II в. н. э. относится лишь одно упоминание образов и домов образа (122), еще одно свидетельство содержится в описании царствования Вохарикатиссы (III в. н. э.) (123).

Однако начиная с IV в. н. э. хроники уже пестрят упоминаниями о сооружении царями статуй и патима-гхар (124).

В последующие века дом образа становится все более популярным культовым строением, а скульптуры Будды – одним из главных объектов поклонения. Надписи и хроники рассказывают о сооружении домов образа царями и благочестивыми мирянами и пожертвовании их монастырям (125).

Затем патимагхары начинают получать в дар собственные источники доходов. Так, одна из надписей X в. выделяет специальные доходы для того, «чтобы всегда горели лампы домов образа» (126).

————————————————————————————————————————————————————-

(122) Mhv., XXXV.89 содержит рассказ о том, как царь Васабха повелел создать четыре образа Будды и построить для них патима-гхару во дворе Махабодхи. Типологически эти четыре образа, связанные со священным деревом Бодхи, эквивалентны четырем богам-стражам света по четырем сторонам мирового дерева в индийских и других азиатских, а также центральноамериканских древних культурных традициях (ср. Ю. В. Кнорозов, Пантеон древних майя).

(123) Mhv., XXXVI.31. Здесь говорится, что царь повелел отлить два бронзовых образа и поместить их в восточной бодхи-гхаре Махабодхи.

(124) Кроме указанных выше см.: Mhv.. XXXVI. 104; XXXVII.31; Clv., XXXVII.174, 183, 201 (IV в.); XXXVIII. 78; XXXIX.13, 45-4& (V в.); XLI.29; XLII.57 (VI в.); XLV. 60-61; XLVI.49 (VII в.); XLVIII.137, 139 (VIII в.); XLIX.14, 17; L.66; LI.69, 77 (IX в.); EZr II, № 4; III, стр. 264. Фа Сянь, описывая монастырь Абхаягири в Анурадхапуре, рассказывает, что в нем была зала, в которой стояла статуя Будды из зеленого нефрита около 7 м высотой. Скульптура была украшена драгоценными камнями. Во дворе монастыря росло дерево Бодхи, под деревом находилась статуя сидящего Будды (Fа – hsiеn, A Record…, стр. 79-80).

(125) Mhv., XXXV.89; XXXVII.15; Clv., XXXVII.183, 202; XXXVIIL 65; XLV.60; LX.83; LXVIII.28; LXXVIII.35, 86, 88, 91; LXXIX.73, 77; EZ, I, № 4, 7A, 11, 14, (126) EZ, III, стр. 264.

————————————————————————————————————————————————————-

Есть основания полагать, что в конце V в. некоторые дома образа уже достигли значительных размеров.

Так, Чулавамса сообщает, что, когда в царствование Моггал-ланы I на Цейлон была привезена реликвия волоса, ее поместили в доме образа, в котором Моггаллана установил также статуи своего дяди по материнской линии и своей жены, скульптурное изображение лошади, статуи двух главных учеников Будды, а также устроил зал, украшенный драгоценными камнями (127). Обращает на себя внимание то, что в данном случае в доме образа сам Будда представлен только мощами, а изображены его ученики, родственники царя по женской линии и лошадь (128).

Наиболее полное представление о размерах, форме и архитектуре домов образа можно получить только по памятникам периода Полоннарувы; свидетельства хроник, относящихся к этому периоду, широко подтверждаются данными археологических раскопок (129).

Дома образа часто были многоэтажными (три, пять этажей) (130), нередко их устраивали в пещерах. Замечательные образцы пещерных храмов были обнаружены в Южной провинции (Мулгиригала) и в Дамбулле (Джамбукола).

————————————————————————————————————————————————————-

(127) Clv., XXXIX.50-51.

(128) Наличие изображения лошади в храме может быть объяснено ритуальной ролью этого животного, нашедшей, в частности, отражение в разобранном выше термине «ашваттха». В индийских традициях эта роль зафиксирована начиная с ведийских ритуалов, где лошадь выступает в качестве мирового животного, эквивалентного мировому дереву, вплоть до буддийских (в том числе цейлонских) четырехчленных классификационных схем, где лошадь соотнесена с одной из четырех сторон света.

(129) ASC (AR), 1891, стр. 4; 1900, стр. 2, 4; 1903, стр. 5, 8, 20; 1904, стр. 2; 1909, стр. 2, 7.

(130) Clv., LXXVIII.52, 85; LXXXV.77; LXXXVI.50; LXXXVIII.56. Число этажей, как и в других храмовых постройках, соотнесено с космологической схемой, изложенной при описании ступы. Это подтверждается тем, что двери в дом образа сравниваются с вратами, ведущими в мировую гору Меру (см. Clv., LIV.44). У подножий лестниц, ведущих в дом образа, помещаются большие каменные полукруги, так называемые лунные камни, символические изображения на которых соответствуют символике мирового дерева (см.: Е. С. Семека, О культе дерева Бодхи на Цейлоне).

————————————————————————————————————————————————————-

Сообщения о сооружении и ремонте домов образа встречаются в хрониках вплоть до XIII в. (131).

Косвенным доказательством махаянистского происхождения антропоморфных изображений Будды может служить отношение к ним Буддхагхоши. В комментариях Буддхагхоши образы Будды упоминаются всего .несколько раз, относительно домов образа нигде не сказано ни слова.

Вместе с тем Буддхагхоша, живший в V в. я. э., не мог ,не сталкиваться со скульптурными изображениями Будды, имевшимися к тому времени уже во многих монастырях Цейлона, а также со специальными строениями, воздвигавшимися для этих статуй.

Видимо, Буддхагхоша молчит о них намеренно: появлением скульптур буддизм, вероятно, обязан махаяне, Буддхагхоша же был ревностным хинаянистом. Не случайно поэтому он утверждал, что статуя только тогда обладает ценностью, когда в нее помещены какие-либо останки Будды (132).

Буддхагхоша, как уже говорилось, подробно описывает монастырь со всеми его строениями, не забывая даже второстепенные, однако в этом перечне дом образа отсутствует. Нет его и в списке мест и помещений, уборка которых входила в повседневные обязанности живущих на территории монастыря бхиккху (133).

Не менее примечательно отсутствие упоминания патима-гхары и при описании культов, совершавшихся в буддийском монастыре. Монахам предписывается поклониться четий и дереву Бодхи, после чего отправиться за сбором подаяний (134).

Во всех местах комментариев, где говорится о поклонении и культе, упоминаются только четия и дерево Бодхи и нигде не упомянуты ни образ, ни дом образа. Страшным грехом, караемым смертью, Буддхагхоша называет вред, причиняемый четий, дереву Бодхи или мощам (упоминание о скульптурном изображении в этом контексте также отсутствует).

В комментарии к Вибханге (135) говорится, что для приобщения к Будде следует глядеть на четию или дерево Бодхи. Известно, что буддийская литература последующих времен – а также практика позднего буддизма – считала созерцание образа Будды вернейшим и самым простым способом достижения приобщения.

Хотелось бы обратить внимание еще на одно обстоятельство. Фигуру или несколько фигур Будды часто окружали изображения почитающих его учеников или различных индуистских богов. Это наличие скульптур и изображений индуистских богов в домах образа (136), а иногда и самостоятельных индуистских храмов на территории буддийских монастырей – весьма характерная черта буддийского Цейлона (137).

————————————————————————————————————————————————————-

(131) Clv., XCVIII.G6-67.

(132) АА, стр. 250; Vbha, стр. 300; Smp., vol. Ill, стр. 264-265.

(133) Vsm., стр. 254; МА, стр. 548; АА, стр. 544, 820; Vbha, стр. 208. Здесь названы дворы четий и дерева Бодхи, дома четий и дерева Бодхи, дом упосатхи, павильон для раздачи воды и жилые помещения.

(134) DA, стр. 129-130; МА, стр. 207; Vbha, стр. 245.

(135) Vbha, стр. 243.

(136) То же встречается и в других зданиях буддийских монастырей, где имели обыкновение ставить скульптуры, например в доме останков [см. ASC (AR), 1904, стр. 2].

(137) См. R. Knox, An Historical Relation…, стр. 114-115; J. Davy, An Account of the Interior Ceylon, стр. 227-229; И. П. Минаев, Очерки…, стр. 22-23, 126, 147; J. Tennent, Ceylon, vol. II. стр. 145; W. Ceiger, Culture of Ceylon…, стр. 191.

————————————————————————————————————————————————————-

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));