♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

Глава 1. Исторический очерк

Семека Е.С.

История буддизма на Цейлоне

Когда тхера Моггалипутта, светоч религии Победителя, довел до конца [третий] собор и когда, заглянув в будущее, он узрел утверждение религии в дальних странах, [тогда] в месяц каттика он послал тхер, одного сюда, другого туда… Великого тхеру Махинду, тхер Иттхию, Уттию, Самбалу и Бхаддасалу, его учеников, – этих пять тхер он послал с таким наказом: «Да установите вы в прекрасной земле Ланке прекрасное Учение Победителя».

Mhv., XII.1-8.

Палийские хроники связывают утверждение буддизма на Цейлоне с прибытием на остров из Индии в III в. до н. э. индийского буддийского проповедника Махинды, сына императора Ашоки. Первые сведения о буддизме, вероятно, проникли на Цейлон из Индии еще до приезда Махинды. Во времена Ашоки посольства его двора бывали на Цейлоне, и весьма возможно, что члены этих посольств служили источником информации о буддизме. Но все же утверждение буддийской религии на острове связано прежде всего именно с приездом и проповедями Махинды, так как только с этого времени началось массовое принятие новой, религии жителями острова и была основана буддийская сангха.

По сведениям Дипавамсы и Махавамсы, на буддийском соборе в Паталипутре, проходившем под покровительством царя Ашоки, председательствовавший на нем: тхера Моггалипутта предложил послать для распространения учения Будды миссионеров в другие страны. Махинда и с ним еще четыре ученых тхеры были посланы на Ланку (2).

Когда проходил собор в Паталипутре, сообщают хроники, на Цейлоне правил царь Муташива (307-247) из династии Мория. Он был стар и немощен, а потому Махинда решил отложить свою поездку на остров до тех пор, пока на трон не сядет его наследник (3).

Муташиву сменил на престоле второй его сын – Деванампиятисса (247-207). Он был первым единовластным правителем сингальского царства, подчинившим своей власти некоторые независимые ранее районы острова и объединившим их в единое государство. Слава о великом индийском императоре Ашоке распространилась к этому времени во многих странах, дошла она и до Ланки. Молодой царь Деванампиятисса искал дружбы могучего индийского царя и для установления добрососедских отношений отправил ко двору Ашоки великое посольство с богатыми дарами. «Царь,- говорится в хронике,- послал четырех человек, избранных послами: племянника (сына сестры) Махариттху, бывшего главой его министров, своего главного жреца, министра и хранителя царских сокровищ в сопровождении свиты придворных, приказав им взять с собой эти бесценные сокровища: три вида драгоценных камней, три стебля [величиной с] дышло телеги, раковину, изгибающуюся спиралью вправо, и восемь видов жемчуга. Когда они выплыли из Джамбуколы, то через семь дней благополучно достигли рая (порта Тамралипти в устье Ганга. – Е. С.), а отсюда еще через семь дней прибыли в Паталипутру и отдали эти дары в руки царя Дхаммашоки»

————————————————————————————————————————————————————-

(2) Mhv., XI 1.8; Smp., vol. I, стр. 69 и след. О том, что буддийские миссии царя Ашоки не только действовали по всей Индии, но и направлялись в другие страны, такие, как Цейлон, Сирия, Египет, говорят II и XIII эдикты Ашоки. См. V. Smith, The Edicts of Asoka, стр. 7, 20; см. также J. Finegan, Archaeology of World Religions, стр. 262; R. S. Copleston, Buddhism Primitive and Present…, стр. 180.

(3) Mhv., XIII.1-2. Здесь и далее мы следуем хронологии, установленной крупнейшим специалистом по средневековой истории Цейлона, переводчиком палийских хроник на английский В. Гейгером. См. Culavamsa, Being…, vol. II, стр. IX-XIV; W. G е i g е г, Culture…, стр. 223-226. Несколько отличной хронологической последовательности придерживается издатель цейлонской эпиграфики М. Викремасингхе (см. EZ, III, стр. 1-47). Значительные изменения хронологии даны в статье С. Паранавитаны (EZ, V, стр. 86- 111), а также в книге «History of Ceylon… (vol. II, стр. 843-847).

(4) Mhv., XI.20-23. Все эти сокровища, преподнесенные Ашо-ке, появились, согласно легенде, в момент воцарения Деванампиятиссы на сингальском престоле (см. Mhv., XI. 7-15; Smp., vol. I. стр. 74). В этой легенде обращает на себя внимание характерное для архаичных космологических представлений употребление чисел (четыре посла царя Деванампиятиссы, три вида драгоценностей, •jри побега, восемь видов жемчуга, семь дней), объясняемое из мифологической четырехчленной горизонтальной и трехчленной вертикальной модели вселенной (см. об этом ниже, в частности в гл. IV) и соответствующих социальных структур, отраженных, видимо, и в четырехчленное™ посольства в легенде.

————————————————————————————————————————————————————-

Вместе с ответными подарками, царскими регалиями и т. п. Ашока послал «своему младшему брату» следующее послание: «Я прибегнул к Будде, его дхамме и его сангхе, я объявил себя верным последователем учения сына Шакьев, да найдете и вы, о лучшие из людей, обратив свой разум с верой в сердце, прибежище в этих лучших из всех сокровищ» (5).

Махинда и его спутники прибыли на Цейлон, чтобы совершить церемонию посвящения (упасампада) «над каждым, кто ее заслуживает» (6).

Палийские хроники рассказывают, что первая встреча Махинды и царя Деванампиятиссы, который в этот день в сопровождении свиты придворных отправился на охоту, произошла на горе Миссака (сейчас известна под именем Михинтале), находящейся в 12 км от столицы – Анурадхапуры. Это был день полнолуния месяца джеттха (июнь), в стране был праздник по случаю окончания сельскохозяйственных работ, все отдыхали и развлекались. Поднявшись на гору в погоне за дичью, царь вдруг увидел перед собой группу людей необычного вида: головы их были обриты, одеты они были в желтые одежды, держались с большим достоинством, обращались к нему не так, как обращаются к царю обычные люди, а так, словно царь был гораздо ниже их по своему положению (7).

————————————————————————————————————————————————————-

(5) Mhv., XI.34-35; Smp., vol. I, стр. 76.

(6) Mhvg., стр. 246.

(7) Dpv., ХП.40; Mhv., XIII.18-20; Smp., vol. I, стр. 73.

————————————————————————————————————————————————————-

Вот как об этом рассказывает автор Махавамсы: «…увидев его, царь продолжал стоять, испуганный, тогда тхера сказал ему: «Подойди, Тисса». От того, что тот назвал его [по имени] Тисса, царь подумал: «Это яккха». «Я – самана, о великий царь, ученик Царя дхаммы. Из сострадания к тебе мы прибыли из Джамбудвипы», – так сказал тхера. Когда царь услыхал это, страх оставил его. Вспомнив послание своего друга и убедившись, что это саманы, он отложил в сторону лук и стрелу и, приблизившись к мудрецу, обменялся приветствиями с тхерой и сел рядом с ним» (8).

Деванампиятисса принял посланцев необычайно радушно и с большим почетом. Во время первой беседы, которая состоялась тут же на месте встречи, тхера Махинда, желая проверить сообразительность и ум царя, задал ему несколько вопросов. Вот как об этой беседе рассказывает Махавамса:

«- Как называется это дерево, о царь?

– Это дерево называется манго.

– Существуют ли здесь еще другие деревья манго кроме этого?

– Существует множество деревьев манго.

– А существуют ли здесь другие деревья кроме этого дерева манго и других деревьев манго?

– Существует множество деревьев, о достопочтенный, но это деревья, которые не есть деревья манго.

– А существуют ли здесь, кроме других деревьев манго и тех деревьев, которые не есть деревья манго, еще другие деревья?

– Вот это дерево манго, о достопочтенный.

– Есть ли здесь люди твоего рода, о царь?

– Здесь много людей моего рода, о достопочтенный.

– А есть ли здесь кто-либо, не принадлежащий к твоему роду, о царь?

– Да, их здесь еще больше, чем людей моего рода.

– А есть ли здесь кто-либо кроме людей твоего рода и других?

– Это я, о достопочтенный» (9).

————————————————————————————————————————————————————-

(8) Mhv., XIV.6-10. См. также Smp., vol. I, стр. 74. Яккхи, по преданиям, населяли Цейлон и были изгнаны первыми индоарийскими переселенцами во главе с Виджаей, ставшим затем первым царем Цейлона.

(9) Mhv., XIV.17-21.

————————————————————————————————————————————————————-

Приведенные примеры вопросов и ответов интересны тем, что они представляют собой типичные построения, которые в настоящее время относятся к области теории множеств и математической логики. В этих примерах исследуются отношения между двумя непересекающимися множествами (манговыми деревьями и другими, не манговыми деревьями; людьми царского рода и людьми, не принадлежащими к царскому роду) и единичным предметом, который включается в первое множество (одним конкретным деревом манго; самим царем) (10). Факт этот свидетельствует о существовавшей тогда в буддизме сильной тенденции к анализу и логическим построениям. Тхера Махинда прибыл на Цейлон после третьего буддийского собора, на котором учение Будды было названо вибхаджавадой, т. е. анализирующей доктриной или религией логики и убеждения.

Убедившись в том, что Деванампиятисса достаточно умен, чтобы понять смысл учения Будды, Махинда начал читать перед царем и его свитой свою первую проповедь, для которой он избрал сутту Чулахаттхипадопама (Сутта об отпечатке ноги слона) (11) Маджхима никаи. Выбор этой сутты для первой проповеди, видимо, объяснялся тем, что она в простой и доступной форме рассказывает о Будде, дхамме и сангхе, о вступлении в монашескую общину, о жизни монаха, о качествах, которые развивают в себе буддийские бхиккху, о вещах, от которых монахи навсегда отвернулись, о различных ступенях жизни буддийского монаха и о достижении им состояния архата. Сутта содержит также изложение основных понятий буддийского вероучения, таких, как ариясачча – четыре благородные истины.

Выслушав проповедь, царь и его свита выразили желание принять буддизм (12).

На следующий день монахи, проведшие ночь на горе Миссака, прибыли в столицу и после трапезы обратились с проповедью к царским придворным и приближенным. Среди слушавших эту проповедь было много женщин с царицей Анулой во главе (13).

————————————————————————————————————————————————————-

(10) То же см. Dpv., XII. 53; Smp., vol. I, стр. 45. О других параллелях между современной математической логикой и логикой буддийских диалогов см. А. К. Warder, The Earliest Indian Logic, стр. 56-68.

(11) Dpv., XII. 53; Mhv., XIV. 22; Smp., vol. I, стр. 45; M, vol. I, стр. 175-184; DPPN, vol. I, стр. 907.

(12) Dpv., XII. 54; Mhv., XIV.23; Smp., vol. I, стр. 45.

(13) Mhv., XIV.55-58.

————————————————————————————————————————————————————-

Сначала Махинда рассказал истории из Петаваттху и Виманаваттху. Эти два палийских текста повествуют о душах умерших, попавших в петалоку, т. е. в мир злых духов (ад), и в девалоку, т. е. в мир богов (рай), в зависимости от их каммы в прошлых рождениях (14). Закончилась проповедь кратким изложением сущности четырех благородных истин согласно Саччасамьютте (15). И здесь Махинда подробно живописал ужасы сансары, непрерывной цепи рождений и смертей.

За этой проповедью последовали другие, уже перед возросшей аудиторией. И, как и в первый раз, сутты для них, вероятно, выбирались с учетом подготовленности слушателей и характера их прежних верований. Так, были прочтены Девадута сутта (Сутта о посланцах бога), в которой повествуется о результатах» хороших и плохих деяний, о несчастьях, подстерегающих преступников, и об ужасах ада (16), Балапандита сутта (Сутта о глупом и умном человеке), говорящая о том, что глупость часто толкает людей на дурные поступки, от которых они страдают в этой жизни и будут страдать в следующих; мудрые же избегают зла, творят добро и пожинают плоды в этом и будущих рождениях (17).

В ответ на многочисленные приглашения царя Деванампиятиссы индийские проповедники покинули гору Миссака и поселились в царском павильоне парка Махамегха (Махамегхавана), который находился «не слишком далеко, но и не слишком близко от города» (18). Произошла торжественная церемония передачи парка в дар только что созданной сингальской сангхе (19). Это было первое материальное пожертвование буддийской общине, оно заложило основу той ее разнообразной и весьма обширной собственности, которая сложилась в последующие века истории острова.

————————————————————————————————————————————————————-

(14) См. Khuddaka Nikaya, pt 6, 7; DPPN, vol. И, стр. 244, 892.

(15) Mhv., XIV.58, см. SN, стр. 417-418; DPPN, vol. И, стр. 994.

(16) Dpv., XIII.7-8; Mhv., XIV. 63; см. A, vol. I, стр. 138-142; M, vol. Ill, стр. 178 и след., DPPN, vol. I, стр. 1113.

(17) Mhv., XV.3-4; см. M, vol. Ill, стр. 178 и след.; DPPN, vol. II, стр. 278.

(18) Mhv., XV.8.

(19) Mhv., XV.24-25. «Хорошо, – сказал царь и, взяв прекрасную вазу, [в знак] дара окропил водой руки тхеры Махинды со словами: «Я передаю парк Махамегха монашескому братству». Здесь мы видим точное повторение описания дарения парка Велувана царем Бимбисарой самому Будде (см. Mhvg., XXI 1.17-18).

————————————————————————————————————————————————————-

После принесения Махамегхаваны в дар сангхе тхеры прочли сутту Аггиккхандхопаму (Притча о языках пламени), в которой говорится о том, что бхиккху должны быть добродетельными и

вести чистую, святую жизнь, стремиться к конечной цели – достижению нирваны; те же, кто поддерживает сангху своими дарами, должны быть вознаграждены, они совершают это ради блага других и своего собственного (20). После церемонии дарения тхера Махинда торжественно объявил, что буддизм будет установлен в государстве Ланка, и назвал целый ряд необходимых для этого условий (21).

Палийские источники сообщают важные сведения об условиях, необходимых с точки зрения обрядности для того, чтобы буддийское учение считалось утвердившимся. Авторы Дипавамсы и Махавамсы говорят, что в ответ на вопрос царя Деванампиятиссы: «Утвержден ли теперь буддизм на острове?» – Махинда ответил, что буддизм будет установлен только после того, как будет проведена граница (сима) территории для совершения упосатхи и других церемоний сангхи в соответствии с учением Будды (22). По-другому отвечает на это Махинда у Буддхагхоши: «О великий царь, Учение установлено, но корни его еще не глубоки.- Когда же корни его уйдут далеко вглубь? – Когда сын, рожденный на Цейлоне, от сингальских родителей, станет монахом на Цейлоне, на Цейлоне изучит Винаю и на Цейлоне прочтет ее, тогда корни Учения можно будет считать глубокими» (23).

Идею о необходимости для утверждения буддийской религии выделить некую замкнутую территорию авторы Дипавамсы и Махавамсы приписывают самому Будде (24).

В соответствии с точкой зрения авторов хроник на условие, необходимое для того, чтобы буддизм пустил на Цейлоне глубокие корни, описана ими и сама церемония утверждения буддизма. Дипавамса и Махавамса гласят, что учение было установлено, когда торжественно была очерчена территория сангхи, причем в нее вошли вся столица и царский дворец (25). Это событие произошло непосредственно вслед за приездом Махинды и обращением островитян в буддизм.

————————————————————————————————————————————————————-

(20) Mhv., XV.176; см. A, vol. I; стр. 695; DPPN, vol. I, стр. 11 – 12.

(21) Mhv., XV.26-181; Smp., vol. I, стр. 48. Судя по сведениям Махавамсы, самому Махинде принадлежат идея и план создания крупнейшего древнего буддийского монастыря Махавихары, ставшего в дальнейшем центром и оплотом учения тхеравады.

(22) Dpv., XIV.21-25; Mhv., XV.180-181.

(23) Smp., vol. I, стр. 102.

(24) Mhv., XV. 181.

(25) Dpv., XIV.21-25; Mhv. XV.180- 185

————————————————————————————————————————————————————-

Согласно Самантапасадике, церемония учреждения буддизма произошла значительно позже, уже после перенесения ветви дерева Бодхи из Индии и посадки ее в Анурадхапуре. Во время церемонии племянник царя тхера Махариттха, прежде глава царских министров, был избран Махиндой для прочтения Винаи (26). Эта версия соответствует точке зрения Буддхагхоши на условие, необходимое для утверждения учения: тхера Махариттха и был, видимо, тем сыном Ланки, который на своей родине стал буддистом, изучил Винаю и прочел ее.

Вполне вероятно, что на самом деле в разное время были совершены обе эти церемонии (проведение границы и чтение Винаи Махариттхой), причем первая могла быть подготовительной ко второй, которая должна была соответствовать уже не только обрядовому, но и реальному закреплению на острове буддизма. Во времена Буддхагхоши существовало, по-видимому, следующее представление: сима необходима для проводимых сангхой церемоний (27), самой существенной из которых является чтение Винаи; учреждение буддизма -это в конечном счете создание сангхи, не существующей вне четких границ и без чтения Винаи (прочтение Винаи Махариттхой перед общиной буддийских монахов рассматривается как действие равносильное акту, совершаемому самой сангхой).

Махинда, сообщают хроники, провел в Анурадхапуре 26 дней, прочитал со своими товарищами множество проповедей перед жителями города, в том числе Дхаммачаккапаватана сутту, содержащую все основные положения раннего буддизма (28). На 27-й день Махинда, а с ним вступивший в сангху Махариттха и 55 других мужчин покинули столицу и отправились на гору Миссака, где они намеревались провести свой первый сезон дождей – васса. В 16 главе Махавамсы говорится о первом дарении сангхе естественных пещер на горе Миссака (29).

————————————————————————————————————————————————————-

(26) Smp., vol. I, стр. 92 и след.

(27) И сегодня на Цейлоне создание вихары не считается завершенным до тех пор, пока не проведена граница. См. ниже, стр. 53-55.

(28) Mhv., XV. 199; см.: SN, vol. V, стр. 420 и след.; DPPN, vol I стр. 1138-1139.

(29) Mhv., XVI.2-4; о дарениях пещер сангхе см. также EZ, I, № 2, 10; V, № 18-20

————————————————————————————————————————————————————-

К этому же, самому раннему периоду существования буддизма на Цейлоне относится и возникновение первой буддийской женской общины. Вторая жена Деванампиятиссы, царица Анула, и женщины ее двора выразили желание стать буддийскими монахинями. По совету Махинды к царю Ашоке вновь было отправлено посольство, которое вскоре возвратилось, привезя с собой сестру Махинды – тхери Сангхамитту (30). Близ города Анурадхапуры для общины монахинь был сооружен первый женский буддийский монастырь – Упасикавихара (31).

То же самое посольство привезло на Цейлон южную ветвь дерева Бодхи. Посаженная в Анурадхапуре, она стала первой сингальской святыней. Затем Махинда предложил Деванампиятиссе соорудить ступу для помещения в нее мощей Будды. В Индию к царю Ашоке был послан саманера Сумана с тем, чтобы получить правую ключицу и другие мощи, а также горшок для сбора подаяний- паттадхату, которые традиция связывала с Буддой (32). Правая ключица была заключена в раке дагабы Тхупарама – первой ступы на Цейлоне, горшок для сбора подаяний стал храниться в царском дворце (33).

Посадка дерева Бодхи имела все тот же символический смысл учреждения буддизма на острове. Мощи Будды рассматривались как представляющие и олицетворяющие самого Будду, и заключение их в раку приравнивалось в глазах правоверных буддистов к пребыванию его самого на Цейлоне. Горшок для сбора подаяний со временем стал считаться символом защиты государства (как в более позднее время реликвия зуба Будды).

Деванампиятисса, обменявшись посольствами с царем Ашокой и получив от него царские регалии, вторично, теперь уже по индийским обычаям, торжественно венчался на царство, сделав царицей индийскую принцессу. Это была первая подобная церемония – абхишека – в сингальской истории; до того существовал весьма скромный обряд принятия власти местным вождем (34).

————————————————————————————————————————————————————-

(30) Mhv., XV.20-23; XVIII.1-68; Mhbv., стр. 145-168.

(31) Mhv., XVIII.9-12; XIX.65, 68-71; Smp., vol. I, стр. 91, 101.

(32) Mhv., XVII.1, 9-21.

(33) Mhv., XVII.60; XX.13.

(34) МТ, vol. I, стр. 304-306; Mhv., XI.20-42. См. также S. Раranavitana, Two Royal Titles…, стр. 451-454.

————————————————————————————————————————————————————-

Число буддийских монахов на острове стало быстро расти. По велению Деванампиятиссы по всему острову возводились монастыри. Хроники подробно перечисляют все построенное при его жизни.

Преемники Деванампиятиссы на сингальском престоле, четыре царя-«брата» – Уттия (207-197 гг. до н. э.), Махашива (197-187), Суратисса (187-177) и Асела (155-145) – продолжали политику покровительства новой религии и всячески способствовали ее распространению (35). Махавамса перечисляет сотни больших и малых монастырей, которые были возведены на острове в этот период (36); сингальские надписи, датируемые первыми веками до н. э., свидетельствуют о возникновении и развитии в это время практики материального покровительства общине буддийских монахов (37). Из области первоначального распространения буддизм проникает также и на юг острова (провинция Рохана). Какаваннатисса и другие правители Роханы воздвигли здесь такие прославленные монастыри, как Тиссамахарамавихара, Читталапаббатавихара, Киривихара в Катарагаме и многие другие (38). К этому же времени относится появление буддизма в восточных районах и провинции Малая (39).

Вскоре престол сингальского государства попал в руки Элары – тамильского принца из южноиндийского государства Чола, который вторгся на остров в середине II в. до н. э., захватил Анурадхапуру и правил страной 45 лет (145-101). Власть Элары распространилась, однако, только на северные районы острова. Рохана оставалась независимой. И хотя авторы хроник говорят об Эларе как о щедром покровителе и прославляют его праведное правление, в целом обстановка в стране для буддийских монахов оказалась неблагоприятной (из-за засилия тамилов, многие из которых притесняли буддистов), и они часто предпочитали покидать завоеванные тамилами районы и скрываться в Рохане.

————————————————————————————————————————————————————-

(35) Правившие между Суратпссой и Аселой, в 177-155 гг., два тамильских царя – Сена и Гуттика, – по свидетельству хроник, хотя и не были буддистами, правили по законам страны (Mhv., XXI. 10-11). Следует отметить, что четыре царя-«брата» объединяются хроникой в четырехчленное мифологическое единство, где сам Деванамииятисса выступает как центр; это отражено и в отведенных им всем сроках царствования.

(36) Mhv., XXI.4-7.

(37) См., например, EZ, I, № 2, 10.

(38) EZ, III, стр. 214; Mhv., XXII.23; Dhatu, стр. 22.

(39) Mhv., XXII.13; XXIV.14, 15, 58.

————————————————————————————————————————————————————-

Именно Рохана стала центром освободительного движения под знаком защиты учения Будды. Это движение возглавил сын. правителя Роханы Какаваннатиссы принц Дуттхагамани, объявивший войну тамилам «не ради счастья обладания царской властью, а ради утверждения Учения» (40). Дуттхагамани подчинил всех ставших независимыми в период тамильского правления мелких царьков, убил Элару и стал царем, вновь объединив под своей властью север и юго-восток страны. В период своего правления Дуттхагамани (101-77) еще более усилил политику покровительства сангхе и ее материальной поддержки. При нем было воздвигнуто множество культовых сооружений, среди них Махатхупа, Маричаваттивихара (Мирисавети) и девятиэтажная Лохапасада, служившая монахам Махавихары для совершения церемонии упосатхи. Махавамса говорит, что он «сделал Учение Будды славой своего народа и очень многие бхиккху приезжали из [других] стран, не говоря уже о монашеской братии, жившей здесь на острове», чтобы полюбоваться на праздник посвящения в монастыре Махатхупа (41).

Перечисление в Махавамсе стран и народов, пославших на Цейлон своих представителей по случаю этого буддийского празднества (а именно, упоминание стран Паллавабхогга и Аласанда(42)), позволили Б. А. Литвин-скому опровергнуть существовавшую до сих пор в науке точку зрения, что буддизм появляется в Средней Азии (Парфии, Маргиане, Бактрии) лишь со II в. н. э., и установить, что в юго-восточных областях Парфянского государства, а также в Александрии (район современного Кабула) буддизм был распространен по крайней мере уже в I в. до н. э.(43).

————————————————————————————————————————————————————-

40 Mhv., XXV. 17.

41 Mhv., XXIX.29.

42 Mhv., XXIX.38-39.

43 Б. А. Литвинский, Махадева и Дуттхагамани…, стр. 88-90.

————————————————————————————————————————————————————-

Сменивший Дуттхагамани на сингальском престоле его родной брат Саддхатисса (77-59) ни в чем не отступал от уже ставшей традиционной политики покровительства буддизму, построил множество вихар, среди них Даккхинагиривихару в Анурадхапуре (44), сыгравшую в дальнейшей истории сингальского буддизма весьма важную роль.

Вторая половина I в. до н. э. была тяжелым временем для жителей острова. В царствование Ваттагаманиабхаи, племянника Дуттхагамани, в 43 г. до н. э. произошел крупный мятеж против царя, возглавленный брахманом Тиссой (синг. Тия) из Роханы. В это же время, воспользовавшись распрями в стране, снова появились иноземные претенденты на сингальский престол – принцы южноиндийской династии Пандья.

Семь тамильских принцев вместе с сильным войском высадились в Махатиттхе (Маниар) и пошли походом на Анурадхапуру. Вся страна была охвачена войной, причинявшей огромные опустошения. Начиная с 43 г. до н. э. в течение 14 лет в Анурадхапуре правили последовательно пять тамильских царей.

Царь Ваттагамани вынужден был бежать из столицы и скрываться. В довершение ко всему на страну обрушился небывалый голод, известный в истории как «голод брахмана Тиссы» (45). Большое число буддийских монахов, не имея средств к существованию, бежали в Индию, многие монастыри оказались заброшенными.

Ученые буддийские тхеры объявили, что буддизм находится в опасности, что в стране нет сильного сингальского царя, способного поддержать и укрепить сангху и учение. В этих условиях, говорили они, нельзя полагаться на устную традицию чтения Трипитаки (пал. Тепитака), когда знание текстов на память передается от учителя к ученику. Поэтому, заручившись покровительством местного правителя Матале, самые ученые монахи, знатоки писания, собрались в Алувихаре и там приступили к записи всей Трипитаки вместе с комментариями. Так впервые в истории буддизма был записан на языке пали священный канон буддистов, «для того чтобы истинное Учение могло бы существовать и впредь» (46).

————————————————————————————————————————————————————-

(44) Mhv., XXXIII.7.

(45) Mhv., XXXIII.37-42; Vbha, стр. 314-318; АА, стр 52 4б> Dpv., ХХ.45; Nks., стр. 9; Mhv., XXXIII.100-101.

(46) Dpv.X.45;Nks,стр.9, Mhv.XXXIII.100-101

————————————————————————————————————————————————————-

Беспокойство буддийских тхер о состоянии буддизма было не случайным.

Материалы источников не содержат каких-либо сведений о существовании религиозной борьбы вплоть до царствования Ваттагаманиабхаи. Ранние цейлонские цари, ставшие приверженцами буддизма, придерживались политики веротерпимости и покровительства различным религиозным верованиям. При Ваттагаманиабхае это равновесие было нарушено.

Индоарийские поселенцы появились на Цейлоне за пять веков до н. э. Их религией был брахманизм; следы раннего брахманизма можно обнаружить в ранних палийских хрониках; материалы археологических раскопок также подтверждают эти данные. К раннему периоду истории острова относится и появление в стране приверженцев Махавиры – джайнов (нигантха) (47).

В рассматриваемый период, наполненный политическими распрями, возникают раздоры также и религиозного характера, причем последние нередко приобретают политической оттенок. Именно такой характер, по-видимому, носил конфликт Ваттагаманиабхаи с джайнским монастырем Гири. Судя по данным Махавамсы, во время четырнадцатилетней борьбы Ваттагаманиабхаи с тамильскими узурпаторами за сингальский престол джайны монастыря Гири были настроены в пользу тамилов. Когда царь, теснимый войсками тамилов, бежал из Анурадхапуры, говорится в хронике, джайн по имени Гири, видя его поспешное бегство, проводил его громкими враждебными криками: «Вот удирает великий черный лев». Услышав это, разгневанный царь подумал: «Если мое желание исполнится (т. е. если будет одержана победа над врагами.- Е. С), я построю на этом месте вихару» (48). Разбив тамилов и воцарившись на престоле в Анурадхапуре (29 г. до н. э.), Ваттагаманиабхая разрушил монастырь Гири и построил на его развалинах второй по величине (после Махавихары) буддийский монастырь, Абхаягири, который он принес в дар тхере Махатиссе, оказавшему ему и его семье помощь и поддержку в годы бедствий (49).

————————————————————————————————————————————————————

(47) Отдельные упоминания о джайнах встречаются уже в ранних частях Махавамсы. Так, в гл. 10 говорится о строительстве царем Пандукабхаей жилища для пигантхи Джотии. Автор хроники говорит о джайнах как о людях, принадлежащих к еретической секте (см. Mhv., Х.97-98).

(48) Mhv., XXXIII.42- 44.

(49) 49 Mhv., XXXIII.79-83.

————————————————————————————————————————————————————-

Строительство монастыря Абхаягири открывает новый период в истории сингальского буддизма. Для него характерно возникновение различных школ и сект, борьба которых часто носит политический, мирской характер.

Первоначально между монахами братств Махавихары и Абхаягиривихары, по-видимому, не было серьезных догматических расхождений, однако очень скоро они возникли, а позднее привели к окончательному разобщению и острой борьбе. Судя по всему, это было связано с появлением на острове махаянистских сект (50).

Из Индии приехала группа монахов, учеников тхеры Дхаммаручи, принадлежавших к секте ваджипутра (51). Некоторые толкования отдельных положений канона сектой ваджипутра не совпадали с соответствующими толкованиями секты тхеравада, к которой принадлежало братство Махавихары. Так, по свидетельству Буддхагхоши, ваджипутраки считали, что существует постоянная личностная сущность. Тхеравадины же придерживались прямо противоположной теории отсутствия индивидуальной души (анатта). Имелись и другие теоретические расхождения. Тем не менее Буддхагхоша замечает, что ваджипутраки были буддийской сектой (52).

Монахи секты ваджипутра были весьма радушно встречены в Абхаягири, и с тех пор члены братства монастыря Абхаягири стали называться сектой дхаммаручи, по имени ее индийского основателя (53).

————————————————————————————————————————————————————-

(50) Следует здесь сказать, что Махинда привез на Цейлон буддизм хинаяны («малой колесницы»), называвшийся его последователями на Цейлоне тхеравада. Именно в этой форме буддизм утвердился на острове в древности и в общих чертах существует и по сей день, хотя в различные исторические периоды, начиная с рассматриваемого здесь, делались попытки вытеснить хинаяну и утвердить учение махаяны («большой колесницы»). Центром и оплотом ортодоксального хинаянистского буддизма был монастырь Махавихара, главным его оппонентом и противником стал монастырь Абхаягири.

(51) Nks., стр. 10. Упоминания о еретической секте ваджипутраков встречаются и в Махавамсе в рассказе о расколе сангхи, последовавшем в Индии за. смертью Будды и вызвавшем необходимость созыва второго, а затем и третьего собора (Mhv., IV.9; V.6).

(52) Рапса, стр. 85, 104.

(53) Nks., стр. 10, 11. Здесь говорится, что дхаммаручики прибыли на Цейлон на пятнадцатом году царствования Ваттагамани. Об истории этой секты на Цейлоне известно очень немного. Судя по данным хроник, в V в. н. э. дхаммаручики обитали в Махавихаре, не были во враждебных отношениях с ее основными обитателями – тхеравадинами. Так, когда царь Дхатусена (460-478 гг.), построив в Михинтале Амбаттхалавихару, захотел подарить ее тхеравадинам Махавихары, монахи-дхаммаручики оказали на него давление и вынудили подарить вихару им (Civ., XXXIII.75-76). После этого события, по всей видимости, они отделились и расселились самостоятельно в разных монастырях (Civ., XXXIX.15).

————————————————————————————————————————————————————-

Pages: 1 2

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));