♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

Биография У Тана

ООН не удалось предотвратить кровопролития при образовании в 1971 г. Бангладеш.

Помимо разрешения Карибского кризиса и снятия остроты противостояния между Индией и Пакистаном в 1965 г., успехом увенчались посреднические усилия У Тана в урегулировании споров между Голландией и Индонезией, Филиппинами и Малайзией, Египтом и Саудовской Аравией, Йеменом и Саудовской Аравией, Испанией и Экваториальной Гвинеей, Таиландом и Камбоджей, Алжиром и Марокко, Марокко и Мавританией, Руандой и Бурунди, Нигерией и некоторыми африканскими странами. Сам этот внушительный перечень свидетельствует об объеме работы, проделанной У Таном в качестве посредника на посту Генерального секретаря.

Менее успешными были усилия ООН в тех случаях, когда сталкивались интересы двух сверхдержав. К тому же, при этом возникали коллизии между полномочиями ООН и региональных организаций, контролировавшихся СССР и США.

Особенно ярко это проявилось во время вторжения США в Доминиканскую Республику в 1965 г. при поддержке Организации американских государств, и ввода войск стран Варшавского Договора в Чехословакию в 1968 году.

Генеральный секретарь вспоминал шутку, ходившую в кулуарах ООН: во время событий в Доминиканской Республике Вашингтон оправдывал свое вторжение наличием в стране 57 или 58 коммунистов, а 20-30 тыс. солдат Варшавского Договора искали в Чехословакии человека, который их пригласил.

У Тана беспокоили подобные прецеденты, ибо сверхдержавы прикрывались региональными организациями для осуществления своих собственных экспансионистских устремлений, чреватых обострением международной обстановки.

18 января 1971 г. на пресс-конференции, посвященной итогам юбилейной, XXV сессии Генеральной Ассамблеи ООН, У Тан сделал неожиданное для всех заявление: Генеральный секретарь должен служить лишь один срок. Он, У Тан, вынужден был согласиться в 1966 г. на второй срок, исходя из того, что державы не смогли своевременно договориться о подходящей кандидатуре. Теперь он дает государствам целый год, чтобы найти ему замену. Сам он ни при каких обстоятельствах не намерен оставаться на посту Генерального секретаря ООН после ноября 1971 года.

У Тан сослался на обстоятельства личного характера и состояние здоровья. Действительно, он страдал язвой желудка. Но были и другие причины, побудившие У Тана выступить с подобным заявлением. Еще в октябре 1970 г. США дали понять, что предпочли бы видеть на посту Генерального секретаря другого человека. Сказывалось недовольство американской администрации позицией У Тана по ряду международных проблем, и прежде всего, вьетнамской. Свои претензии к Генеральному секретарю американцы продемонстрировали в своеобразной манере, нередкой в дипломатической практике, через протокол.

24 октября, день вступления в силу Устава ООН, ежегодно отмечается как День ООН. В этот день по традиции в штаб-квартире ООН в торжественной обстановке перед делегациями выступают Генеральный секретарь Организации и председатель Генеральной Ассамблеи. В 1970 г. праздничные, к тому же юбилейные мероприятия были намечены задолго до 24 октября. И вдруг, на этот же вечер главы государств и правительств, министры, руководители делегаций, сам У Тан и некоторые его заместители получили от имени Никсона приглашение прибыть на обед в Белый Дом в честь XXV сессии ГА ООН. У Тан обратился к государственному секретарю США У. Роджерсу: не срывайте праздничный прием, не ставьте руководителей делегаций в сложное положение. Однако, ему дали понять, что дата выбрана по личному указанию президента.

Можно вспомнить, что этому событию предшествовала поездка У Тана в июне 1970 г. в СССР, где он обсуждал актуальные международные проблемы с А. Н. Косыгиным и А. А. Громыко. В интервью газете «Правда» относительно напряженного положения на Ближнем Востоке Генеральный секретарь ООН заявил: «После моих бесед в Москве я убедился еще раз в том, что Советское правительство преисполнено твердой решимости добиваться справедливого мирного урегулирования в рамках Совета Безопасности. Я воздаю должное советским руководителям за их усилия в обеспечении мира». К тому же, У Тан вновь выступил с осуждением войны во Вьетнаме и Камбодже. В западной прессе появились статьи с утверждениями о том, что Генеральный секретарь ООН – «не наш человек», что он «разделяет мнение Кремля о ситуации в горячих точках».

Конечно, подходы У Тана не были «просоветскими», со стороны Москвы к нему выдвигались свои претензии. Однако, настороженность части политического истеблишмента Запада относительно действий У Тана нарастала, в том числе и в Вашингтоне.

Китайское руководство время от времени критиковало Генерального секретаря ООН за недостаточно принципиальную, по мнению Пекина, позицию по проблеме войны в Индокитае. В материалах агентства Синьхуа его называли марионеткой Вашингтона, а ООН – инструментом империализма.

У Тан объяснял многие шаги и заявления КНР на международной арене большим беспокойством, которое вызывала у китайского руководства американская политика окружения Китая: с Запада – Иран, с Востока – Тайвань и Окинава, с юга – Южный Вьетнам и Таиланд. Несмотря на персональные выпады со стороны китайской пропаганды, У Тан никогда не отходил от принципиальной линии на необходимость приема КНР в ООН и предоставления ей места в Совете Безопасности, что и произошло в октябре 1971 года.

По неофициальным каналам до сведения У Тана было также доведено, что и английское консервативное правительство Э. Хита высказалось за отставку У Тана по истечении срока его полномочий в конце 1971 года.

Совсем по-другому были настроены руководители государств «третьего мира». После заявления У Тана в январе 1971 г. о твердом намерении не выдвигать свою кандидатуру на следующий срок к нему началось паломничество представителей многих стран. Министры, послы настаивали на том, чтобы У Тан изменил свое решение.

В июне 1971 г. Организация африканского единства приняла решение в поддержку кандидатуры У Тана. Аналогичное решение приняла Лига арабских стран. Многие другие развивающиеся государства высказывались за то, чтобы У Тан оставался на своем посту еще один срок.

У Тан воспрянул духом и на вопрос о том, является ли его заявление последним словом, «отвечал, что на более поздней стадии он хотел бы еще раз обсудить эту проблему».

Однако, в октябре 1971г. у У Тана произошло обострение язвенной болезни, он оказался в госпитале. Теперь у его противников появился еще один довод в пользу его переизбрания: мол, нельзя возлагать тяжелое бремя обязанностей Генерального секретаря на больного человека.

Любопытно, что в своих мемуарах У Тан ничего не пишет о подоплеке принятия им решения не баллотироваться на новый срок. В любом случае, ушел он очень достойно, в момент, когда представители многих стран уговаривали его остаться.

У Тан пробыл на посту Генерального секретаря ООН десять лет в наиболее напряженный период «холодной войны», чреватой перерастанием в горячую. В целом, ему удавалось, сохраняя взвешенность и беспристрастность в оценках международных проблем, не портить безнадежно отношения с противостоящими сторонами.

С 17 декабря 1971 г. на закрытых заседаниях Совет Безопасности ООН начал рассматривать вопрос об избрании нового Генерального секретаря ООН. Перед этим У Тан направил членам СБ письмо, в котором говорилось, что он категорически отказывается от того, чтобы его кандидатура ставилась на голосование в СБ для занятия поста Генерального секретаря ООН, в том числе и на неполный срок.

Его просьба была принята во внимание. И, наконец, 22 декабря 1971 г. пришло «освобождение», как с облегчением сказал глава ООН, теперь уже бывший. После длительной дискуссии на его место был избран австрийский дипломат К. Вальдхайм.

У Тан жил и действовал в эпоху, когда мир пребывал в состоянии «холодной войны». Сейчас все это в прошлом. Исчез с международной арены СССР, бывший одной из несущих конструкций существовавшего миропорядка. Тем не менее, некоторые идеи бывшего Генерального секретаря актуальны и в настоящее время. Он не уставал повторять, что главная проблема, стоящая перед человечеством, это не соперничество между коммунизмом и демократией, а раздел мира на процветающую и нищую части. Этот раздел более реален, более длителен и, в конечном счете, взрывоопаснее, чем идеологическое соперничество. Без его преодоления прочный мир на Земле невозможен. По инициативе У Тана была развернута всемирная кампания «Свобода от голода», он энергично поддерживал также «Всемирную продовольственную программу».

У Тан неоднократно высказывал свою озабоченность по поводу противоречия между идеализмом глобальных целей ООН и неприкрытой эгоистической сущностью национальных суверенитетов. Исходя из все возрастающей взаимозависимости мира, он даже выдвинул небесспорную для многих концепцию всемирного гражданства, согласно которой человек должен чувствовать ответственность не только перед своей страной, но и перед всем миром.

В то время как У Тан не уставал подчеркивать общность судеб человечества, его собственная страна – Бирма стала проводить изоляционистскую политику.

После военного переворота 1962 г. на смену парламентской демократии, создававшейся при У Ну, пришел жесткий авторитарный однопартийный режим генерала Не Вина. Свобода слова, печати, которую так ценил У Тан, оказалась в прошлом. Связи с внешним миром были значительно свернуты. Бирму даже стали называть страной-отшельницей на международной арене.

Разительный диссонанс между внутренней и внешней политикой бирманского правительства и взглядами У Тана, конечно, не мог не огорчать его. В очередной раз подтвердилась печальная истина: нет пророка в своем отечестве.

Генерального секретаря ООН от родины отделяла таким образом не только высшая международная должность, но и чуждые ему порядки, установившиеся в Бирме.

Бывший его шеф У Ну несколько лет содержался в тюрьме, затем оказался в эмиграции, откуда пытался организовать сопротивление режиму Не Вина. Он имел короткую встречу со своим давним другом и помощником У Таном в Нью-Йорке в сентябре 1970 года, но последний ничем не мог ему помочь.

Тогда ООН переживала нелегкие времена, став объектом жесткой критики за неумелые действия в ряде кризисных ситуаций и «горячих точек». Но, как считал У Тан, неудачи международной организации надо воспринимать как неудачи всего мирового сообщества, а значит, именно от самих членов ООН зависит эффективность ее деятельности. Важно, чтобы эта международная организация следовала воле большинства, а не уступала глобальным амбициям и претензиям отдельных государств.

Многие политики и дипломаты сходятся во мнении, что международное сообщество не ошиблось, доверив на десятилетие должность Генерального секретаря ООН У Тану. Его преемник, как представляется, дал верную характеристику У Тану, назвав его человеком мягким, спокойным, в котором буддийские убеждения развили склонность к размышлению и созерцанию, но одновременно с этим – человеком смелым, никогда не колебавшимся высказать то, что считал нужным.

Л. Н. Кутаков характеризует его «тонким и умным дипломатом», который за годы своей службы на посту Генерального секретаря ООН «снискал большой международный авторитет. Большинство его заявлений были политически определенными, яркими. К его оценкам прислушивались и друзья и враги ООН».

Уйдя в отставку, У Тан отдавал свободное время написанию мемуаров. К апрелю 1974 г. их первая часть, посвященная деятельности на посту Генерального секретаря, была закончена, автор начал писать вторую часть – о себе и многих своих друзьях.

Но У Тану не суждено было ее завершить. Он умер 25 ноября 1974 г. в Нью-Йорке.

Первая книга мемуаров, получившая название «Взгляд из ООН», вышла в свет после смерти автора, в 1978 году. Ее отличает откровенность в оценке событий, людей и показе трудностей, с которыми сталкиваются ООН и Генеральный секретарь в своей деятельности.

У Тан, всю жизнь стремившийся к достижению абсолютного душевного спокойствия, не смог обрести покой сразу после кончины.

Похороны человека, отрицавшего насилие, сопровождались в декабре 1974 г. в Рангуне крупными студенческими волнениями и беспорядками. Помимо других причин, они были вызваны решением бирманских властей похоронить бывшего Генерального секретаря на обычном кладбище без почетной церемонии.

Дело дошло до того, что студенты выкрали тело У Тана для погребения на территории университета.

В конце концов, У Тан нашел вечное пристанище в очень почетном по буддийским представлениям месте, неподалеку от золотой пагоды Шведагон, рядом с могилами последней королевы Бирмы Шинсопу и классика бирманской литературы Такин Кодо Хмайна.

Примечания:

1. BINGHAM JUNE. U Thant. The Search for Peace. N. Y. 1968, p. 29. 

2. Ibid, p. 90. 

3. Ibid, p. 97. 

4. Ibid, p. 269. 

5. U THANT. View from the UN.N.Y. 1978, p. 442. 

6. BINGHAM JUNE. Op. cit., p. 207, 232. 

7. U THANT. Op. cit., p. 127. 

8. BINGHAM JUNE. Op. cit., p. 241. 

9. U THANT. Op. cit., p. 11. 

10. London Observer, 3.IX.1961. 

11. U THANT. Op. cit., p. 12. 

12. Who’s Who in Burma. Rangoon. 1961, p. 170. 

13. U THANT. Op. cit., p. 36-37. 

14. BINGHAM JUNE. Op. cit., p. 8. 

15. U THANT. Op. cit., p. 17, 20, 25-26. 

16. BINGHAM JUNE. Op. cit., p. 4, 16. 

17. U THANT. Op. cit., p. 140. 

18. Ibid, p. 122-123, 156, 170. 

19. Ibid, p. 406. 

20. Ibid, p. 58, 376. 

21. BINGHAM JUNE. Op. cit., p. 153, 274. 

22. Цит. по: КУТАКОВ Л. H. От Пекина до Нью-Йорка. М. 1983, с. 166. 

23. U THANT. Op. cit., p. 60-61, 175, 414-415; BINGHAM JUNE. Op. cit., p. 229, 278; КУТАКОВ Л. H. Ук. соч., с. 227. 

24. См. ФЕДОРЕНКО Н. Г. Дипломатические записи. М. 1972, с. 289-293. 

25. U THANT. Op. cit., p. 352. 

26. Ibid, p. 223, 261. 

27. КУТАКОВ Л. H. Ук. соч., с. 166, 260-261; Правда, 20.VI. 1970; U THANT. Op. cit., p. 71. 

28. КУТАКОВ Л. Н. Ук. соч., с. 261-262. 

29. U THANT. Op. cit., p. 442, 454. 

30. CADY JOHN. The United States and Burma. Harvard University Press, Cambridge, Massachusetts, 1976, p. 268. 

31. ВАЛЬДХАЙМ КУРТ. Единственная в мире должность. М. 1980, с. 23-24; КУТАКОВ Л. Н. Ук. соч., с. 122, 261.

Pages: 1 2 3 4

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E")); Web Analytics