·······································

Основной пантеон божеств современного китайского буддизма

 

«A Chinese Buddhist Retablo»

Источник: личный сайт Prof. David K. Jordan

http://pages.ucsd.edu/~dkjordan/chin/budretablo/BudRetablo.html

Перевод сделан с небольшими исправлениями и дополнениями, в т.ч. в соответствии со статьей В.П. Зайцева и А.А. Сизовой «Икона с изображением китайского буддийского пантеона из коллекции ИВР РАН». В частности, у Д.К. Джордана неправильно идентифицированы Будда Амитабха и Будда Медицины (поменены местами).  Дополнения выделены в тексте курсивом.

Все иллюстрации кликабельны.

shus 2020

 

Данная страница поможет вам в распознании некоторых священных образов, наиболее часто встречающихся в составе китайских буддистских алтарей и на религиозных рисунках. В качестве основной картины здесь используется дешевое бумажное ретабло (*) 1970-х годов с Тайваня, которое предназначено для помещения на стену над очень простым домашним алтарем. Оно включает в себя персонажей, которые вам, вероятнее всего, также встретятся в виде скульптур при посещении китайского буддистского храма. А большие храмы наверняка будут иметь статуи, соответствующие каждому персонажу с этой страницы, плюс статуи архатов, которым на моем веб-сайте посвящена отдельная страница.

Надпись в самой верхней части этой картины читается (справа налево) как «Сань Бао Си Чжунь» (Sān Bǎo Xǐ Zūn, 三寶喜尊), что означает «Благотворные особы Трех Сокровищ» («три сокровища» – это Будда, буддийское учение и сообщество буддистских монахов).

Китайский буддийский монах любезно идентифицировал большую часть образов и подписал карандашом их имена на ореолах. Он сделал несколько ошибок, которые были исправлены мною в тексте, но остались на изображениях. А вы сможете найти его ошибки при просмотре этой страницы?

————————————————————————————

(*) Здесь ретабло (retablo) – это красочная картинка, помещаемая на стене над алтарем.

В христианском мире, ретабло в общем случае состоит из рамки, обрамляющей от одной до множества картин или статуй, а также полки для свечей, дарохранительницы или других алтарных принадлежностей. В восточном христианстве ретабло, как правило, представляет собой икону и может быть частью домашнего алтаря. А в западном оно обычно присутствует только в церквях или часовнях.

В китайских домах ретабло почти всегда состоит только из плоских изображений, установленных или наклеенных на стену выше домашнего алтаря, на столешнице которого помещаются свечи, цветы, статуэтки и т.п.

В Южной Америке, термин «ретабло» распространяется и на застекленные коробки, содержащие небольшие диорамы с сюжетами на религиозные темы, подобные вертепам, которые мы видим на Рождество в Северной Америке.

————————————————————————————

Первый ряд: Три Великих Будды

 

Слева: Эмито фо (кит. Ēmítuó fó 阿弥陀佛, Будда Амитабха (Будда Безграничного Света), санскр. Amitābha Buddha)

Он ассоциируется с «Чистой Землей» (Jìngtǔ 净土, санскр. Sukhavati), в которой все, кто до своей смерти искренне взывает к нему, многократно произнося его имя, будут наслаждаться безмерным счастьем. В китайском буддизме Эмито Фо является одной из самых популярных фигур буддистского пантеона.

На данном изображении на его  левой ладони находится небольшой сосуд с амритой, из которого поднимается цветок по внешнему виду похожий на лотос. Правая рука Будды Амитабхи сложена в жесте витарка-мудра.

В центре: Шицзя фо (кит. Shìjiā fó 释迦佛 или Shìjiāmóuní fó 释迦牟尼佛, санскр. Sākyamuni Buddha, Будда Шакьямуни)

Это исторический будда, который жил в регионе, расположенном вблизи границы Индии и Непала около 500 г. до н.э. Шакьямуни означает «Мудрец из клана Шакьев».

Будда Шакьямуни изображен сидящим на цветке лотоса, его руки сложены в жесте созерцания – дхьяна-мудре.

Справа: Яоши фо (кит. Yàoshī fó 药师佛, санкр. Bhaiṣajyaguru, Будда Исцеления или Будда Медицины)

Считается, что этот персонаж пантеона получил от Будды Шакьямуни (Shijia fo) способность исцелять все болезни.

Широко распространено убеждение, что исцеление может быть достигнут посредством касания той части статуи Будды Медицины, которая соответствует пораженному болезнью месту молящегося, с последующим прикосновением к самому этому месту, что подразумевает передачу к нему целительной силы Будды.

В иконографии Яоши фо нередко изображается держащим в руках небольшой горшочек с лекарственными средствами, но здесь он представлен в другом виде – с семиярусной пагодой на ладони правой руки.

Две другие фигуры, присутствующие в этом ряду, являются архатами (кит. luóhàn 罗汉, лохань) и одними из главных учеников Будды. Молодой архат слева – это любимый учеником Будды Ананда (кит. Ēnán 阿南, санскр. Ānanda), а пожилой справа – это его старейший ученик Кашьяпа (кит. Jiaye 迦叶, санскр. Kāśyapa) (в китайской иконографии – Архат № 17).

В китайской буддийской традиции Кашьяпа является первым индийским патриархом, а Ананда – вторым. Здесь руки Кашьяпы сложены в традиционном китайском жесте приветствия баоцюань (bàoquán 抱拳) , а Ананды – в анджали-мудре.

 

Второй ряд: Три Великие Бодхисатвы

 

Слева (сидит на белом слоне): Пусянь пуса (кит. Pǔxián púsà 普贤菩萨, санскр. Samantabhadra Bodhisattva, Бодхисатва Самантабхадра

Пусянь пуса ассоциируется со образом действий, претворяющим в жизнь буддийское учение, т.е. «дхарму». Он следуют обетам Десяти великих повелителей, которые являются руководящими принципами в практике буддизма и следовании буддийскому пути. Он часто помещается справа от Будды Шакьямуни и обычно изображается верхом на белом слоне.

Голова Самантабхадры увенчана диадемой с пылающей жемчужиной, правая и левая руки удерживают длинный стебель лотоса, цветок которого располагается над правым плечом бодхисатвы. Сверху на цветке находится небольшой футляр с манускриптом буддийской сутры.

В центре: Гуаньинь (Гуаньшиинь) пуса (кит. Guānyīn púsà 观音菩萨 или Guānshìyīn púsà 观世音菩, санскр. Avalokiteśvara, Бодхисатва Авалокитешвара)

Изначально этот бодхисатва имел мужское обличье, но в настоящее время в Китае практически всегда изображается в виде женщины (или андрогина), что, вероятно, является заимствованием образа добуддистской богини милосердия и деторождения. Гуанинь главным образом ассоциируется с состраданием и милосердием, в частности он/она призвана спасать всех живых существа, всегда и везде слыша звуки страданий и  крики о помощи. Одной из особенностей Гуаньинь является ее «духовная связь» с Эмито Фо (образ которого, как правило, присутствует на ее головном уборе), а также способность принимать множество различных форм для эффективного спасения живых существ. Так, например, под именем Байи Даши (Báiyī Dàshì, 白衣大士, Бодхисатва в белых одеждах) она изображается с ребенком на руках, молящаяся за детей. А в облике Дасюны (Dàxióng 大雄, Могучий герой) она сражается во славу буддизма. Гуаньинь является самой популярной бодхисатвой в Китае, а бесконечный приток материалов и верований, связанных с народной культурой, способствует постоянному возникновению новых очагов ее культа.

Здесь Гуаньинь представлена со своими стандартными аттрибутами: небольшим образом Амитабхи в головном уборе, веточкой ивы в правой руке и сосудом с амритой – в левой. Существует множество вариантов перечней ипостасей Гуаньинь, основой которых стало упоминание 33-х ее образов в знаменитой «Сутре Лотоса» (санскр. Saddharmapuṇḍarīka-sūtra). Великолепная коллекция из 25-ти скальных образов Гуаньинь различных видов (от традиционных до эзотерических) находится недалеко от Наньчуна (Сычуань) в природном парке Линюнь (см. Скальные скульптуры в природном парке Линюнь, стр.2).

Справа (сидит на синем льве): Вэньшу пуса (Wénshū pǔsà 文殊菩萨, Mañjuśri Bodhisattva, Бодхисатва Манджушри).

Вэньшу пуса ассоциируется с мудростью и в связи с этим считается, что он имеет особо выдающийся ум. Обычно этот бодхисатва помещается по левую руку от Шицзя Фо и изображается верхом на синем льве. Он также описывается как девятый предшественник Шицзя Фо, глава всех бодхисатв и главный ученик Будды.

Вэньшу пуса (Манджушри) в паре с Пусянь пуса (Самантабхадрой) олицетворяют фундаментальную связку буддийского учения «мудрость-метод» (праджня и упая-каушалья). Здесь он также увенчан диадемой с пылающей жемчужиной, а в руках у него находится жуи – изогнутый «жезл исполнения желаний» (кит. rúyì 如意, санскр. anuruddha).

Две небольшие фигуры по бокам Гуаньинь являются молодыми мужчиной и женщиной, выполняющими роль ее «божеств-помощников» (кит. shìshén 侍 神), и она очень часто изображается вместе с ними. Нередко их упоминают просто как «девушка-дракон» (или «драконова дева») (кит. Lóngnǚ 龙女, санскр. Nāgakanyā, Лун Нюй) и «добродетельное дарование» (Shàncái 善才, санскр. Sudhana, Судхана/Шаньцай).

Эти образы сошлись вместе в качестве спутников Гуаньинь только в средневековых китайских апокрифах. Изначально же Лун Нюй является персонажем «Сутры Лотоса» (санскр. Saddharmapuṇḍarīka-sūtra), а Судхана/Шаньцай – главным действующим лицом «Гандавьюха-сутры» (санскр. Gaṇḍavyūha Sutra).

 

Третий ряд: Царство мертвых и защитники буддизма

 

Слева (держит в руках чашу): князь Минь Гун Чанчжай (кит. Mǐn Gong chángzhāi 闵公长斋)

Ревностный буддист, пожертвовавший участок земли для храмового комплекса Дицзана (Dìzàng, см. далее). В конце концов, он полностью отказался от своих владений и принял монашество, попросив при этом стать своим наставником собственного сына Дао Мина (см. далее), который к тому времени уже был монахом. Словосочетание «chángzhāi» означает «постоянный и полный вегетарианец», которым он стал еще до пострижения в монахи.

Минь Гун изображен в светской одежде с руками, покрытыми платком, при этом в руках он держит патру – монашескую чашу для сбора подаяний.

В центре: Дицзан ван пуса (кит. Dìzàng wáng púsà 地藏王菩萨, санскр. Kṣitigarbha Bodhisattva, Бодхисатва Кшитигарбха)

Он ассоциируется с буддийскими адами (которые, если быть точнее, являются чистилищами) и душами тех, кто принимает в них страдания, являющиеся кармическим результатом их безнравственность. Иногда Дицзана считают инкарнацией (или, наоборот, источником инкарнации) Яньло Вана (Yánluó wáng 阎罗王, санскр. Yama Raja) – верховного правителя адов (Диюй, кит. dìyù 地獄) и судьи пятого (из десяти) загробных судов, но в иконографии они обычно изображаются отдельно. Хотя считается, что он относится с сочувствием к тем, кто нуждается в нем больше всего, он не вмешивается в процесс загробного правосудия, но при этом народные предания все же описывают различные возможности добиться его сострадания.

На этом рисунке Дицзан облачен в «корону пяти будд» (диадема с пятью лепестками, на каждом из которых изображен один из дхьяни-будд). Его руки сложены в дхьяна-мудре, символизирующей созерцание, а на раскрытой ладони правой руки находится чинтамани (кит. rúyìzhū 如意珠, санскр. cintāmaṇi) – сияющий драгоценный камень исполнения желаний (в Китае это, обычно, огромная жемчужина).

Справа: Даомин цзуньчжэ (кит. Dàomíng zūnzhě 道明尊者)

Хотя титулатура «цзуньчжэ» (почтенный, уважаемый) обычно применяется к архатам, также именуют и молодого человека, расположенного рядом с Дицзаном. Он является бывшим принцем, который стал монахом под влиянием Дицзана, а позднее и наставником своего собственного отца, князя Минь Гуна (см. выше). Даомин всегда изображается точно так же, как и Мулянь (кит. Mùlián 木莲, санскр. Maudgalyāyana, Маудгальяяна) – ученик Будды прославившийся тем, что спустился в ад ради спасения своей матери. Некоторые ученые считают, что это один и тот же персонаж, чьи деяния описаны в индийской «Улламбана-сутре» (санскр. Ullambana Sutra, кит. Yúlánpén jing 盂蘭盆經) и история которого получила дополнительное развитие уже Китае.

Здесь Даомин изображен в одеянии монаха. В правой руке он держит традиционный монашеский посох с оловянными кольцами, которые звенят при ходьбе, а его левая рука сложена в подобии жеста дарования бесстрашия – абхая-мудре.

 

По правому и левому краям третьего ряда: Четыре небесных царя (кит. Sì dà tiānwáng 四大天王) или Jīngāngwáng 金刚王 (Алмазные цари), санскр. Chaturmahārāja)

Их имена частенько путают, и поэтому неправильные подписи под такими образами нередко можно встретить не только в отдельных книгах, но даже и в некоторых храмах. Тяньваны являются охранителями буддизма, заимствованными из индийской мифологии (где они называются дикпалами (dikpala) или локапалами (lokapala). Они должны защищать Будду, но в более широком смысле они также призваны охранять всю буддистскую систему от нападков демонов. Каждый их них обладает собственным иконографическим атрибутом (который иногда понимается как магическое оружие), но частая путаница в вопросе, кто из них есть кто, наводит на мысль, что эти атрибуты предназначены для их групповой идентификации, а не являются индивидуальными признаками.

Слева вверху (с пипой (кит. pípá 琵琶)): хранитель востока Чигуо Тяньван (кит. Chíguó tiānwáng 持国天王, санкр. Dhrịtaraṣtra) – Смотритель державы.      

Слева внизу (с драконом (нагом) или иногда с мечом): хранитель запада  Гуанму Тяньван (кит. Guǎngmù tiānwáng 广目天王, санскр. Virūpākṣa) – Всевидящий.

Справа вверху (с зонтом): хранитель севера Дуовэнь Тяньван (кит. Duōwén tiānwáng 多闻天王, санскр. Vaiśravaṇa (Kubera, Jambhala)) – Всеслышаший.

 

Справа внизу (с мечом или иногда с кольцом): хранитель юга Цзэнчан Тяньван (кит. Zēngcháng tiānwáng 增长天王, санскр. Virūḍhaka) – Удлиняющий [жизнь].

 

Четвертый ряд: будущий Будда и другие защитники

 

Слева: Гуаньди (кит. Guāndì 关帝, он же Guān Yǔ 关羽, он же Guāngōng 关公)

Гуаньди (Гуань Юй) – это знаменитый военноначальник периода Троецарствия, начавшегося вслед за падением династии Хань. В первую очередь он ассоциируется со справедливостью, моральной целостностью и верностью своему слову и поэтому является покровителем клятв и братских отношений, а также торговцев, военнослужащих, полицейских и даже мятежников. Традиция утверждает, что после того, как Гуаньди был обезглавлен, он явился своему другу, который был буддистским священником, и заявил, что после смерти он стал буддистом. В связи с этим, он считается одним из божественных покровителей буддизма, и часто предстает в паре (как и здесь) с Вэйто (Weituo) – другим защитником буддийского учения.

В китайской буддистской традиции он также известен как бодхисатва Сангхарама (кит. Qiélán pusa 伽藍菩薩, Qiélán shén 伽藍神, санскр. Saṃghārāma). Согласно преданию он изобрел китайскую алебарду «яньюэдао» (кит. yǎnyuèdāo 偃月刀, меч/клинок в форме полумесяца), с которой и изображен на рисунке (держит ее лезвием вниз).

В центре: Милэфо (кит. Mílè fó 弥勒佛, санскр. Maitreya)

Милэфо будет следующим Буддой нашего мира. В Китае он, как правило, представляется в виде толстого веселого монаха, по своему виду полностью идентичного т.н. «монаху с холщовым мешком» давних времен. Этого бродячего монаха, жившего в десятом веке, иногда описывают как «пре-инкарнацию» Майтреи, а иногда включают под номером 13 в группу 18 архатов.

Согласно буддийской доктрине буддисты нынешней эпохи следуют дхарме (учению) Будды Шакьямуни, а когда она придет в упадок и исчезнет, то явится следующий Будда – Майтрея, который сейчас в качестве бодхисатвы обретается на небесах Тушита. В буддизме махаяны существует учение, согласно которому просветленные существа (в частности будды и бодхисатвы высших ступеней) могут являть себя в трех видах, и их образы, появляющиеся в мире людей, являются одним из таких состояний,  которое называется нирманакая (явленное тело).

В дальневосточном буддизме таким нирманакаей (инкарнацией) будущего Будды Майтреи считается монах по кличке Будай (Bùdài héshàng 布袋和尚, монах «Холщовый мешок»), родившийся в начале 10-го века н.э где-то в районе современного Ханчжоу.

Со временем Будай помимо буддизма также  стал божеством китайской народной религии, и по своей популярности в Китае он уступает, пожалуй, только Гуаньинь. Считается, что он приносит здоровье, благополучие, удачу и т.п. Кроме имени Милэфо (Будда Майтрейя), он часто фигурирует и под другими именами: Пан-фо (Толстый будда),  Сяо-фо (Смеющийся будда).

Справа: Вэйто пуса (кит. Wéituó púsà 韦驮菩萨, Skanda Bodhisattva)

Он считается «божеством-защитником дхармы» (hùfǎ shén 护法神) и является командиром двадцати четырех небесных богов-охранителей. Как правило, в храме его размещают сразу позади Милэфо и спиной к нему, т.е. лицом к большей части храмового комплекса для обеспечения лучшей защиты. Но также есть и другие традиции. Одна из них связывает его с Дицзан Ваном (Dìzàng Wáng 地藏王), смотрителем буддийской преисподни, а другая – с историей принцессы Мяо Шань (Miào Shàn 妙善), являющейся воплощением бодхисатвы Гуаньинь. По этой причине в некоторых храмах он установлен в непосредственной близости от ее статуи.

По своему статусу Вэйто является божеством, но при этом его часто именуют бодхисатвой (púsà). Здесь он изображен с руками сложенными в жесте почитания (анджали-мудра), при этом у него на предплечьях лежит боевой ваджра (кит. jīngāngchǔ 金剛杵, санскр. vajra), который в данном случае изображена несколько схематично.

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E")); Web Analytics