·······································

9. Бирма на пути формирования и развития мощных антиколониальных сил (1914-1945)

Бирма была вовлечена во Вторую мировую войну как колония, без спроса. Так же было и в Первую мировую войну. Но прошедшие с той поры четверть века ясно показали те разительные перемены, которые произошли в стране.

Тогда Бирма смолчала. Теперь она уже не могла не только смолчать, но и смириться. Общественное мнение страны было на стороне жертв фашистской агрессии.

Но Бирма сама была порабощена. Мирное движение 1938-1939 гг. за свободу оказалось безрезультатным. Начало Второй мировой войны создало новую обстановку в стране.

Вскоре после начала войны ДА призвала к созданию единого фронта борьбы за независимость. В октябре 1939 г. по инициативе Добама и его генсека Такина Аун Сана был создан Блок свободы Бирмы. В нем участвовали Добама, партия «Синьета», несколько других групп.

Президентом блока (анаштом – вождем, «диктатором») был избран экс-премьер и лидер «Синьеты» д-р Ба Мо, генеральным секретарем – Такин Аун Сан. Блок выдвинул три основных требования: признание Англией права Бирмы на независимость (с гарантией предоставления ее хотя бы после войны), подготовка к созыву Учредительного собрания и немедленная передача особых полномочий губернатора Кабинету министров.

Блок свободы был инициатором «резолюции независимости», принятой палатой представителей в феврале 1940 г. и показавшей господствующие настроения в стране.

Весной-летом 1940 г. обстановка все более накалялась, начинался новый большой массовый политический подъем. Прошли конференции крестьянского союза и профсоюзов Бирмы, выдвинувшие радикальные политические и экономические цели. Был опубликован манифест Добама, в котором были пункты о создании «демократической диктатуры пролетариата и крестьянства» и о национализации земли, лесов, транспорта, шахт, банков, всей крупной промышленности.

В марте 1940 г. делегация ДА побывала на сессии Индийского национального конгресса в Рамгархе. Она стремилась к установлению тесных связей с ним и выработке общей линии по отношению к колониализму (для обеих стран стоял вопрос о начале кампании гражданского неповиновения).

В мае конференция ДА по предложению Такина У Ну приняла резолюцию, в которой предлагала английскому правительству свое сотрудничество в войне при условии гарантий предоставления Бирме независимости после войны, в противном случае Добама от сотрудничества отказывалась и начинала кампанию гражданского неповиновения.

Колониальные власти воспользовались принятым в 1940 г. Законом об обороне Бирмы для свертывания политических свобод и массовых арестов патриотов, прежде всего – актива ДА и Блока свободы.

Из видных такинов успел уйти в подполье только Аун Сан. Репрессии «прикрывались» премьером-бирманцем У Со, которого англичане допустили на этот пост в сентябре 1940 г., точно рассчитав, что У Со легко променяет весь свой былой национализм (как лидера Патриотической партии – Мьочи) на карьеризм чистой пробы. Кроме того, устраняя такинов, У Со сводил счеты с политическими конкурентами.

Однако репрессии бумерангом ударили по англичанам. Во-первых, они подтолкнули всех националистов Бирмы к ориентации на Японию с ее противопоставлением паназиатизма колониализму «белых варваров».Во-вторых, они почти свели на нет антифашистские настроения среди бирманцев.

В результате японцы сумели извлечь из этого выгоду, усилив свое проникновение в Бирму, начавшееся еще в 1939 г., в связи с открытием «Бирманской дороги», всепогодного шоссе, соединявшего юго-восточную провинцию Китая Юньнань с терминалом бирманской железной дороги в г. Лашо, на северо-востоке Бирмы.

«Бирманская дорога» позволяла Западу усилить военное снабжение Китая, первой жертвы японской агрессии. Отсюда – заинтересованность Японии в активизации своих сторонников в Бирме.

Идея сотрудничества в общей борьбе против «белой расы» получила большой отклик в Бирме, гораздо более широкий и активный, чем в других странах Юго-Восточной Азии.

Она импонировала не только правым, но и многим левым элементам бирманских националистов. Их особенно прельщало то, что Япония обещала помочь в создании бирманских вооруженных сил, которые, естественно, рассматривались ими как орудие и гарант своей власти.

К тому же существовавшая армия Бирмы была чужда большинству населения страны не только потому, что была инструментом английского колониализма, но и потому, что в ее составе собственно бирманцы составляли в 1938 г. всего 2,5% (159 человек), а в офицерском корпусе и того меньше – 1,4% (4 человека).

Бирмано-японские связи в период Второй мировой войны – это целая эпопея, калейдоскоп событий, оставивших большой след в истории страны и в общественном сознании. Особое место занимают связи, касавшиеся установления сотрудничества бирманских националистов и Японии в период подготовки японского вторжения в Бирму. Они были противоречивы, во многом трагичны, но некоторые не лишены и романтического флера.

На путь тайных связей с Японией вступили не только деятели правого фланга, но и такины Добама, причем не только правые (фракция такинов Ба Сейна и Тун Оу), но и левые (основная фракция во главе с Аун Саном).

И если правые националисты типа д-ра Ба Мо могли привлекать Японию своей социально-политической надежностью, то левые – как те, кто мог сделать для нее черновую работу и дать более широкую опору, по крайней мере вначале.

Внутри Добама в 1939 г. возникла тайная группировка под названием Народная революционная партия (НРП), ставшая центром подпольной деятельности националистов (потому и называвшаяся иногда просто «Подпольем»).

Во главе ее стали многие руководители Добама, близких к ней студенческих организаций и даже некоторые коммунисты. Лидеры НРП, анализируя обстановку, пришли к выводу о том, что обычными мирными средствами независимости страны не добьешься и что нужна иностранная помощь, помощь оружием, чтобы в благоприятных условиях ослабления Англии начать освободительную революцию и сбросить ее колониальный гнет.

В конкретных условиях разраставшейся Второй мировой войны единственным источником этой внешней помощи стала Япония (из Индии, как оказалось, она не могла поступить, контакты с Китаем, даже с его компартией, не получились или не развились).

В результате установления тайных контактов со специальной разведывательной Группой Минами (псевдоним полковника Сузуки), являвшейся органом японской разведки, было достигнуто соглашение о сотрудничестве бирманских националистов с японской стороной (Такин Аун Сан в конце 1940 – начале 1941 г. находился тайно в Японии).

Соглашение предусматривало предоставление бирманским националистам оружия, денег и посылку за границу группы молодых бирманцев для военного обучения под руководством японских инструкторов. Соглашение исходило из того, что в Бирме начнется антианглийское восстание и она провозгласит независимость, которую Япония поддержит.

Такин Аун Сан в начале 1941 г. на короткий срок тайно вернулся в Бирму. Соглашение с Японией было одобрено НРП – «Подпольем».

В соответствии с ним в марте-июне 1941 г. из Бирмы была по частям секретно вывезена группа молодых людей для намеченного военного обучения. Всего их было в конечном итоге тридцать.

Они-то и составили легендарную в Бирме группу «Тридцати товарищей», ставшую источником элитарных военных, государственных, политических, предпринимательских кадров будущей независимой Бирмы.

«Тридцать товарищей» (ТТ) представляли обе фракции Добама и студенческих активистов. ТТ, доставленные сначала в Японию, проходили затем обучение на оккупированном Японией острове Хайнань.

После прохождения обучения ТТ в октябре 1941 г. были переброшены на остров Тайвань, затем – в Сайгон (Вьетнам), а в декабре того же года, уже после нападения на Пёрл-Харбор и начала Тихоокеанской войны, – в Бангкок, столицу Таиланда, над которым Япония установила свой контроль.

Здесь под началом Группы Минами было начато создание добровольческой армии из числа проживавших в этой стране бирманцев.

27-28 декабря 1941 г. была официально провозглашена Армия независимости Бирмы (АНБ), эмбрион и первоначальная форма будущих вооруженных сил независимой Бирмы. АНБ состояла в те дни из офицеров Группы Минами, «Тридцати товарищей» и примерно 200 добровольцев. Верховным командующим АНБ стал полковник Сузуки.

ТТ также получили соответствующие офицерские чины. Главным среди ТТ был Такин Аун Сан. ТТ в соответствии с бирманской традицией приняли воинственные имена: Такин Хла Пе стал Бо Ле Я («Предводитель правой руки»), Такин Хла Мьяйн – Бо Ян Аун («Победитель всех врагов»), Такин Шу

Маун – Бо Не Вин («Яркое солнце»). Полковник Сузуки принял бирманское имя Бо Мо Чжо («Гроза»). (3)

————————————————————————————————————————————————————

(3) Частица бо перед именем в общем смысле означает «командир» и говорит о принадлежности человека к офицерскому сословию; конкретно в смысле военного звания она означает «лейтенант».

————————————————————————————————————————————————————

Такин Аун Сан тоже взял имя Бо Те За («Могущественный предводитель»), но оно не привилось, и он остался сначала Бо Аун Саном, а затем и окончательно Боджоу (генералом) Аун Саном. Под таким именем он известен в истории.(*)

————————————————————————————————————————————————————

(*) Прим. shus – Хотя бирманское «bogyoke» (генерал) действительно читается как [bodzou] в русскоязычной литературе оно обычно озвучивается как «боджок».

————————————————————————————————————————————————————

«Тридцать товарищей» дали торжественную клятву бороться за независимость Бирмы, отпив из чаши, куда они накапали своей крови. Они уже знали о том, что Япония начала войну на Тихом океане, и рвались войти в Бирму как ее освободители.

В качестве своего флага АНБ приняла трехцветный красно-зелено-желтый флаг Добама с танцующим павлином в круге посередине.

31 декабря АНБ, увеличив численность за два-три дня до 3,7 тыс. человек, вышла из Бангкока в составе 15-й японской армии, двинувшейся на запад, к бирманской границе. Актив НРП внутри Бирмы с нетерпением ждал новостей и сигнала от своих военных лидеров в Таиланде, чтобы начать антианглийское восстание.

В переговорах, которые премьер-министр колониальной Бирмы У Со вел в октябре-ноябре 1941 г. с правительством У.Черчилля в Англии, Бирме было снова отказано даже в предоставлении ей статуса доминиона после войны.

Тогда У Со по пути домой, уже в ходе начавшейся японской агрессии, связался в Португалии с местными японскими дипломатами и, по данным английской разведки, сообщил им, что он лично будет содействовать японской армии в ее вторжении в Бирму. По прибытии через несколько дней в Египет он был задержан английскими властями, после чего все четыре года войны провел в Уганде под арестом.

Нападение Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г. изменило диспозицию и соотношение мировых сил. Внесло оно изменения и в положение в Бирме.

Во-первых, Великобритания стала одним из двух важнейших союзников СССР в антифашистской коалиции, а левые националисты еще с предвоенных пор очень симпатизировали СССР, как стране социализма.

Во-вторых, нападение Германии на СССР кристаллизовало и укрепило позиции бирманских антифашистов в политическом спектре самой Бирмы.

Наиболее же активной и решительной их частью были коммунистические или марксистские элементы, большинство которых, как уже говорилось выше, колониальные власти упрятали в тюрьмы.

Но после 22 июня 1941 г. они, находясь в тюрьмах, стали еще более энергично проповедовать невозможность сотрудничества с фашизмом, какими бы резонами это сотрудничество ни оправдывалось, и необходимость союза с силами антифашистской коалиции и прежде всего с Великобританией, отложив вопрос достижения Бирмой независимости на послевоенное время. Однако эти доводы тогда шли от еще очень немногочисленной группы и в создавшейся ситуации в стране не имели практического эффекта.

Япония начала военные действия в Бирме уже 11 декабря 1941 г., заняв 15 декабря Виктория-Пойнт на юге страны и атаковав Рангун с воздуха с 23 декабря. 20 января 1942 г. японские войска вторглись в Бирму из Таиланда.

Вместе с ними шла и АНБ. Рангун был взят 8 марта, старая столица – Мандалай – 1 мая. При этом Мандалай горел 27 суток, и его основная часть, включая древний дворец королей Бирмы, выгорела дотла.

В мае же японцы вышли к границе Бирмы с Индией. Они не заняли лишь крайний север страны, где сосредоточились китайские войска (до 50 тыс. человек), ранее введенные в Бирму с согласия Англии.

АНБ участвовала как в разведывательных операциях и диверсиях, так и непосредственно в боях. Она первой вошла на территорию Бирмы, стремилась первой входить в бирманские деревни и города. Ее с энтузиазмом, с кличем «Добама!» («Наша Бирма!») встречало местное население, которое видело в ней зародыш бирманской власти.

В нее стали вливаться многочисленные добровольцы, часть из них была специально подготовлена «Подпольем». В мае 1942 г. четырехтысячный отряд АНБ стал 23-тысячным войском.

Японцы снабдили АНБ лишь несколькими тысячами единиц оружия, но АНБ захватила его в большом количестве на поле боя, хотя японцы старались упредить ее в этом.

Отношения между АНБ и Японией с начала вторжения вступили в практическую фазу и сразу же предстали в виде ряда противоречий и проблем.

С одной стороны, продолжалось сотрудничество. С другой стороны, интересы расходились, при этом чем дальше, тем сильнее. Главной задачей АНБ было завоевание независимости для Бирмы, главной задачей Японии было осуществление военной оккупации страны и установление своего непосредственного контроля над ней.

Япония стала «забывать» о своем обещании признать независимость Бирмы. Но этого, естественно, никак не могли «забыть» лидеры АНБ. Собственно, эти лидеры и до вторжения не были полностью ослеплены японскими обещаниями и, обсуждая возможный ход событий, делали упор на самостоятельные действия и взаимодействие с бирманским подпольем.

Надо подчеркнуть, что в результате отступления английских войск происходили большие перемены в социально-политической, экономической и национальной структуре Бирмы. Из страны эвакуировалось (в основном бежало) в целом около полумиллиона человек, главным образом в Индию, отчасти в Китай.

Бегство возглавил официальный и деловой мир высших и отчасти средних уровней колониальной иерархии. Страну покинули верхи колониального аппарата, английские бизнесмены, чиновники-индийцы, большое число индийских торговцев, предпринимателей, ростовщиков, лиц свободных профессий.

Несколько десятков тысяч бирманских китайцев бежало к китайской границе. Тем самым в Бирме освободились управленческие и предпринимательские и другие ниши, которые ранее бирманцам были недоступны или труднодоступны.

Основную часть беженцев составляли трудовые слои индийских иммигрантов. Это освобождало многие занятые ими до того рабочие места. Бирманцы, естественно, никуда не уезжали и стремились воспользоваться открывшимися возможностями для повышения своего служебного статуса и элементарно трудоустроиться.

1 августа 1942 г. в Рангуне была создана Бирманская центральная исполнительная администрация во главе с д-ром Ба Мо. Она была полностью подчинена японской армии, и ее главной задачей было содействие окончательной победе в войне за «Великую Восточную Азию».

В Бирманскую центральную администрацию были включены ближайшие коллеги д-ра Ба Мо по партии «Синьета», два такина от Добама, два члена от правой группы такинов и несколько политических деятелей других направлений.

Власть этой администрации была крайне ограниченной. Японские советники контролировали ее деятельность на всех уровнях. Вопрос о независимости Бирмы был отложен до конца войны, вопреки ранее данным обещаниям.

В конце июля 1942 г. все части АНБ были собраны японцами в нескольких пунктах, разоружены и распущены. Вместо АНБ в августе того же года японское командование учредило Армию обороны Бирмы (АОБ) в составе 3-4 тыс. человек, включая новых рекрутов.

Роспуск АНБ был осуществлен под предлогом ее раздутости и недисциплинированности, а также из-за активного участия АНБ в каренско-бирманских столкновениях в мае-июне 1942 г., приведших к кровопролитию из-за попытки АНБ разоружить группы каренов, которые считались верными союзниками англичан.

Критика в адрес АНБ была в некоторых отношениях, видимо, небезосновательной. Однако суть всей акции была, конечно, сугубо политической; японское командование хотело резко сократить АНБ и поставить ее под свой жесткий контроль. Само же изменение названия АНБ на АОБ переориентировало бирманские вооруженные силы и общественное мнение в стране с задачи достижения Бирмой независимости на задачу обороны ее, то есть на ведение войны вместе с Японией.

Верховным командующим АОБ при этом был назначен Аун Сан, он получил генеральский чин (генерал-майора) и теперь стал Боджоу Аун Саном, что было жестом «задабривания» бирманской военной верхушки. Он был первым бирманцем, получившим чин генерала в колониальной Бирме.

Экспроприировав английское имущество в Бирме, оккупанты вывозили в Японию технику и природные ресурсы, реквизировали скот и транспорт, за все «бесплатно» расплачиваясь бумажными оккупационными деньгами.

Вводились принудительные культуры в земледелии. В «трудовые армии» в годы войны было насильственно набрано до 800 тыс. бирманских рабочих и крестьян.

В мировую историю вошла трагическая эпопея строительства «железной дороги смерти» между Бирмой и Таиландом, которое Япония осуществляла с помощью десятков тысяч бирманских рабов и английских военнопленных.

Грабительская экономическая политика Японии позволяла ей по дешевке содержать в Бирме большую армию и получать без особых усилий даровые барыши. И все это на фоне огромных военных разрушений, вызванных военными действиями.

Будучи вскоре отрезанной морской блокадой союзников от мирового рынка, Бирма в полной мере столкнулась с разрухой, безработицей, всевозможными нехватками, нищетой широких слоев народа.

Правда, изоляция от мирового рынка и исход иностранцев из страны в 1942 г. в какой-то мере стимулировали национальное предпринимательство, но оно в условиях разрухи не могло по-настоящему развиться.

В политической же сфере гнет оккупантов был особенно жесток и оскорбителен. Население Бирмы поначалу встречало японские войска, как и АНБ, с радостными приветствиями и надеждой, видя в них своих освободителей. Но проявленное сразу же оккупантами высокомерие, грубость, а вскоре и жестокое обращение в духе худших феодально-самурайских традиций (начиная с примитивных пощечин по каждому поводу) потрясли бирманцев, вызвали у них отвращение и способствовали весьма быстрому изживанию иллюзий относительно «азиатского братства» и «освободительной миссии» Японии в Бирме.

Этому же способствовала японская военная полиция, которая хватала, пытала и уничтожала людей по простому подозрению в сопротивлении Японии, в том числе – связанных с Добама, АНБ и АОБ.

Японский оккупационный режим в Бирме отличался такой жестокостью и бесчеловечным отношением к людям, что на его фоне английские колониальные порядки, против которых боролись бирманцы, выглядели милым либерализмом, во всяком случае – порядками, регулируемыми законами. Ввиду этого уже в ходе оккупации бирманские националисты увидели, что дело пошло не так, как они рассчитывали.

В конце апреля – самом начале мая 1942 г., когда оккупация Бирмы Японией завершилась, в деревне Кабайн под Мандалаем произошла встреча видных такинских руководителей. На ней были высказаны различные взгляды на то, что делать дальше. Одни говорили, что единственно правильным путем к независимости должно быть антияпонское движение сопротивления, другие считали, что Япония, возможно, еще предоставит Бирме независимость, но допускали сотрудничество с союзниками при условии, что Англия даст обещание предоставить статус независимости (или доминиона) после войны.

Аун Сан (отсутствовавший на встрече) в своем послании делал упор на первоочередность строительства собственных сильных бирманских вооруженных сил как основы освободительного движения. На встрече было решено тайно направить за границу специальную группу для установления связей с союзниками.

Встреча в Кабайне в миниатюре отразила те позиции, расстановку и соотношение различных элементов освободительного движения, которые развились и усилились позднее. С самого начала были видны серьезные принципиальные и тактические разногласия между ними, которые нельзя было сразу преодолеть.

Среди бирманских политиков были и «постепеновцы», и рвущиеся в бой радикалы-максималисты, «просоюзнические» («прозападные») элементы, и те, кто так или иначе служил при японцах.

Главные же две группы обозначились как нелегалы-подпольщики, которые были готовы начать вооруженное движение сопротивления, и «легальная» группа, внешне сотрудничающая с японцами, но выжидающая благоприятных условий для выступления.

Первую возглавлял Такин Со, вторую – Аун Сан. Первую можно обозначить как центр движения сопротивления «снизу», вторую – как потенциальный центр движения сопротивления «сверху».

Разрешение разногласий и противоречий между ними заняло немалое время, ибо единый общий центр, единый антифашистский фронт удалось создать только во второй половине 1944 г. Правда, и до этого между различными группами и деятелями существовали и поддерживались контакты и обмен информацией, хотя не обходилось и без конфликтов.

Фигура д-ра Ба Мо, поставленного японцами во главе гражданской администрации, кажется наиболее уязвимой в плане обвинений в коллаборационизме.

Он в большей мере, чем другие, уже по своей должности содействовал прикрытию японского господства (он нес ответственность, например, за создание в стране рабских «трудовых армий»). В его мировоззрении и поведении, особенно в стремлении к личному возвеличиванию, было немало черт тоталитарного вождя, роль которого вполне вписывалась в рамки государства, созданного под эгидой японского милитаризма.

Но д-р Ба Мо тем не менее был и оставался националистом. Его посвятили в планы антияпонского движения сопротивления. Ему доверяли, и он не предал своих радикальных коллег (были случаи, когда он спасал патриотов от рук японской военной полиции).

Такин Аун Сан формально не входил в администрацию д-ра Ба Мо, но с созданием Армии обороны Бирмы и назначением ее главнокомандующим он стал контролировать важнейший и мощнейший рычаг потенциального движения сопротивления японским оккупантам.

Условия для активизации и сплочения национально-патриотических сил Бирмы на пути борьбы с японскими оккупантами начали складываться в 1943 г.

Огромную роль здесь сыграли военные успехи сил антигитлеровской коалиции, которые подрывали позиции Японии как части фашистского блока.

Уже в 1943 г. англо-американские союзники начали господствовать на тихоокеанских морских коммуникациях после успешных морских сражений в середине и конце 1942 г.

Правда, 1943 год начался для Англии неудачно завершенной военной операцией в Северном Аракане (Западная Бирма), предпринятой еще в конце 1942 г. Но это была одна из последних английских военных неудач в Бирме.

Перемены в стратегическом положении Японии в захваченных ею странах Юго-Восточной Азии, неустойчивое внутреннее положение в некоторых из них, прежде всего на Филиппинах и в Бирме, заставили Японию принять важные политические решения.

В январе 1943 г. премьер-министр Японии Тодзио заявил в японском парламенте о том, что не позднее чем через год Филиппины и Бирма станут независимыми.

Что касается Бирмы, то в марте 1943 г. бирманские лидеры, в том числе д-р Ба Мо и Аун Сан были приглашены в Токио для выработки соответствующей процедуры. С ними заигрывали, они были награждены высшими японскими орденами.

В мае 1943 г. японские власти создали в Рангуне комитет по подготовке независимости Бирмы во главе с д-ром Ба Мо. В него были включены 25 человек, из них 12 были членами бирманской центральной администрации, остальные – видные политические, общественные деятели, бизнесмены, служащие довоенного правительства.

Комитет под наблюдением японцев выработал и принял 1 августа 1943 г. конституцию Бирмы. В ней говорилось, что «Бирма является полностью независимым и суверенным государством», «равным с другими членами сообщества суверенных государств, образующих Великую Восточно-Азиатскую сферу сопроцветания».

Все прерогативы власти сосредоточивались в руках главы государства (адипади) – верховного правителя, который назначает совет министров и Государственный (Тайный) совет. По конституции он же объявлялся и верховным главнокомандующим вооруженных сил Бирмы.

Армия обороны Бирмы (АОБ) переименовывалась в Национальную армию Бирмы. Государственным языком объявлялся бирманский.

1 же августа 1943 г. было сформировано правительство Бирмы. Главой государства стал д-р Ба Мо, он же стал и премьер-министром. Среди министров – Аун Сан (министр обороны), Такин Тан Тун (министр сельского хозяйства), Такин Ну (министр иностранных дел). Командующим Национальной армией Бирмы (НАБ) был на какое-то время назначен Бо Не Вин.

Независимость Бирмы 1943 г. была ограничена жесткой зависимостью от Японии в военной и экономической сферах (что определялось специальными соглашениями) и системой японских советников, которые были приставлены ко всем бирманским министерствам и учреждениям.

Поэтому формальная ликвидация японской военной администрации, объявленная вместе с провозглашением независимости Бирмы, мало что значила, особенно при сохранении огромной японской армии и военного положения в стране.

И все же провозглашение независимости Бирмы в 1943 г. нельзя считать пустым актом и просто так откинуть как фикцию. Это было немаловажное событие в той общей цепочке событий, которые вели к восстановлению бирманской государственности.

Этот акт способствовал дальнейшему утверждению в общественном сознании бирманцев национально-государственной идеи, дал возможность бирманским политикам хотя бы «подержаться за руль» государственной власти и ощутить ее возбуждающее действие.

Вместе с тем провозглашение Японией независимости Бирмы в августе 1943 г. уже опаздывало как фактор надежного укрепления японских позиций в этой стране. Против Японии продолжал с нарастающей силой действовать сам ход Второй мировой войны, в которой державы «оси» терпели поражения.

Внутри Бирмы усиливались антияпонские настроения, росли симпатии к антифашистской коалиции и, самое главное, формировались элементы движения сопротивления японским оккупантам.

Практическое начало этому движению положили бирманские коммунисты, ведущей и динамичной фигурой среди которых в годы японской оккупации стал Такин Со (1905-1989). Бежав из тюрем или скрываясь от оккупантов, они первыми еще в 1942 г. призвали к движению сопротивления и вскоре начали его организовывать, в том числе создавая партизанские группы.

В этом несомненный приоритет и историческая заслуга коммунистов перед Бирмой (как бы они через несколько лет ни испортили свой образ патриотов тем, что ввергли страну в пучину преступной гражданской войны против своего национального правительства). Это был первый очаг движения сопротивления.

Вторым была Армия обороны (затем Национальная армия) Бирмы. Личный ее состав был средой, во многом готовой немедленно начать движение сопротивления, так как молодые офицеры («младоармейская группа сопротивления») считали, что Япония предала их.

Наконец, третьим очагом потенциально была Народная революционная партия, хотя инерция сотрудничества с Японией в 1941-1942 гг. притупила ее активность и радикализм.

В 1943-1944 гг. контакты и связи между различными группами патриотов-националистов шли по нарастающей. Это привело их осенью 1944 г. к объединению и образованию знаменитой в истории Бирмы Антифашистской лиги народной свободы (АЛНС), хотя в первое время она называлась Антифашистской лигой (АФЛ) или организацией (АФО).

Это произошло на тайной конференции, на которой были представлены компартия, НРП и НАБ. Президентом Лиги был избран Аун Сан, генеральным секретарем – Такин Тан Тун, политическим руководителем – Такин Со. Они составили Высший совет АЛНС. Но в него вскоре были включены еще шесть человек. АЛНС приняла манифест – программу борьбы с японским фашизмом, освобождения Бирмы и проведения в ней демократических реформ.

В АЛНС были представлены основные социально-политические силы и организации страны. Лига стала первым в Бирме подлинно единым национальным фронтом.

Адипади Ба Мо был информирован о создании АЛНС, но присоединиться к ней отказался, видимо считая, что его судьба уже накрепко связана с японцами, но он и не выдал ее.

По существу, с созданием АЛНС и ее руководящих органов было образовано невидимое параллельное правительство Бирмы с реальной властью, которая в чем-то исходила из официальных государственных структур (армия, министерства, связь, транспорт), а в чем-то тайным образом выходила далеко за их пределы.

Складывание АЛНС в боевую организацию было завершено к концу 1944 г., хотя она продолжала действовать нелегально, а ряд ее ведущих лидеров сохранял внешнюю лояльность японским оккупантам.

Партизанское движение, теперь поддерживавшееся единой общебирманской организацией, значительно усилилось и охватывало все новые районы.

Руководство движением сопротивления через своего представителя в Индии (Такин Теин Пе) установило связь с союзным командованием в Индии. Контакты, обмен информацией, выяснение позиций привели к тому, что бирманские освободительные силы в лице АЛНС превращались из «предателей» Англии в партнеров по изгнанию японских оккупантов из Бирмы, а фактически в военных союзников.

Созданная в 1943 г. в Индии специальная английская секретная служба- «часть 136», первоначально имевшая связи только с лояльными проанглийскими элементами в Бирме, преимущественно в среде нацменьшинств, установила во второй половине войны рабочие контакты с бирманским сопротивлением и в конце концов стала снабжать АЛНС ограниченным количеством оружия. АЛНС начала координировать свои планы с союзным командованием.

Военная ситуация на бирманском фронте к началу 1945 г. сильно изменилась. Японское наступление на границах Индии в 1944 г. потерпело неудачу и не предотвратило генерального наступления на Бирму союзников, которое началось в январе 1945 г. с запада и севера и успешно развивалось. 21 марта был занят Мандалай.

17 марта 1945 г. части НАБ после военного парада в Рангуне ушли в поход «громить врага», как сказал в своей речи Аун Сан. Хотя у японского командования были подозрения в отношении лояльности НАБ, военная ситуация в стране была для него столь плоха, что оно должно было рисковать – и рискнуло: а вдруг НАБ все же как-то поможет. Но этого не произошло. 27 марта 1945 г. гарнизоны НАБ, насчитывавшие 11,5 тыс. человек и расположенные примерно в двадцати пунктах страны, подняли восстание против японских оккупантов.

Руководителем его был Боджоу Аун Сан, который 23 марта покинул Рангун, порвав с японскими оккупантами. То же самое сделало большинство руководителей движения сопротивления, занимавших при японцах официальные посты.

Исключение составили только Адипади Ба Мо и Такин Ну, которому эти руководители поручили остаться на легальном положении, чтобы при необходимости защищать интересы движения.

Силы бирманского сопротивления первыми вошли в Рангун (1 мая), который уже оставили японские войска. В городе были сразу же развешаны флаги АЛНС – красное полотнище с белой звездой. НАБ и партизанские отряды продолжали участвовать в преследовании и изгнании японских войск из Бирмы вплоть до их капитуляции в августе, а затем и в вылавливании отбившихся.

Надо сказать, что после начала восстания НАБ японская армия в Бирме устраивала особо жестокие расправы с местным населением и оставила о себе напоследок самые тяжелые воспоминания. Военный вклад НАБ в освобождение Бирмы от японских оккупантов был высоко оценен союзным командованием.

В параде победы 15 июня 1945 г. в Рангуне НАБ участвовала как «союзник» (временный) со своим флагом (флагом АЛНС). Правда, по договоренности с английским командованием в интересах взаимного сотрудничества НАБ была переименована в Патриотические бирманские силы (ПБС), что, естественно, снижало ее статус. Но в этом и других вопросах приходилось учитывать новую обстановку.

Характерной чертой этой новой обстановки было то, что открылись мирные пути к независимости Бирмы.В ходе вооруженных действий и освобождения Бирмы от японских оккупантов АЛНС выходила из подполья, создавала повсюду свои отделения.

В мае 1945 г. к ней, кроме первоначальных членов-основателей (КПБ, НРП, НАБ), при соединились примерно десять других организаций.

Новыми коллективными членами АЛНС стали Фабианская лига, «Махабама», Мьочи, Добама, некоторые организации нацменьшинств (каренов, шанов, араканцев) и ряд организаций профессионального типа (писателей, учителей, молодежи, монахов).

Крупнейшей среди организаций АЛНС стала Всебирманская лига молодежи (50 тыс. членов). Общая численность зарегистрированных членов АЛНС дошла уже тогда до 200 тыс. членов. Она бесспорно пользовалась поддержкой большинства народа.

Опубликованные в мае, затем в августе 1945 г. новые программные документы АЛНС требовали создания в стране национального правительства, созыва Учредительного собрания, независимости страны.

Бирма хочет быть только «полностью независимой – ни больше ни меньше того», – говорилось в заявлении АЛНС от 14 мая. В решениях АЛНС, сформулированных в так называемой Нетуейнской декларации от 19 августа того же года, подчеркивалось, что «народы Бирмы полностью едины в том, чтобы предпринять решительные усилия для создания свободной Бирмы в свободном мире».

Мирный путь дальнейшей борьбы Бирмы за свободу главным образом политическими средствами не исключал ни острых (иногда – вооруженных) столкновений, ни напряженных ситуаций.

Но он привел страну за довольно короткий срок – всего за три года – к независимости. И конечно, многое в таком исходе определил период 1941-1945 гг., когда наряду с оккупацией и разрухой, многочисленными жертвами и потерями разоренная и угнетенная страна пережила небывалый духовный взлет, обрела новое самосознание, новые социальные, военные и политические структуры, неоценимый исторически важный опыт, который обрек на провал все последующие попытки Англии вернуть Бирму в прежнее состояние.

Страна одной из первых в регионе избавилась от колониальных оков.

<<К оглавлению «История Бирмы/Мьянмы» Следующий раздел>>

Pages: 1 2

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E")); Web Analytics