♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

4. Бирма в XVI-XVII вв

<<К оглавлению «История Бирмы/Мьянмы» Следующий раздел>>

Характерной чертой бирманской истории XVI-XVII вв. была устойчивая тенденция к созданию имперской политической модели, к объединению государственных структур бирманцев, араканцев, монов, шанов, а также народов, находившихся на более низких ступенях развития.

На это время приходится объединение всей Бирмы под властью династии Таунгу.

Созданная ею в 1531 г. империя просуществовала до 1599 г., но вновь возникла в XVII в. А в 1752 г. произошел окончательный распад бирманского государства Таунгу, и Бирму объединила династия Конбаун.

В процессе развития имперской модели в Бирме происходил синтез социально-экономических, политических и религиозно-культурных традиций, связанных как с Паганом (черты так называемого государственного феодализма), так и с шанскими княжествами, с их вольницей периода становления государственности.

Определенное воздействие на развитие страны в начале XVI в. стало оказывать появление в регионе Юго-Восточной Азии европейцев.

В этот период Бирма была раздроблена на ряд государственных образований, созданных бирманцами, монами, араканцами, шанами. Они находились в состоянии постоянной борьбы друг с другом, осложненной вторжением шанов с северных границ страны.

Созданию единого государства, на гегемонию в котором претендовали бирманские, шано-бирманские, шанские и монские династии, препятствовали как социально-экономические, так и политические причины.

Продолжающаяся миграция шанов оставалась наиболее дестабилизирующим и дезинтегрирующим фактором истории Бирмы в начале рассматриваемого периода.

В наибольшей степени от шанских вторжений страдало бирманское население северной и центральной частей страны. Государство Ава, созданное здесь еще во второй половине XV в., с начала XVI в. уже не смогло выдерживать шанских набегов, начинавшихся обычно с окончанием муссонов.

Особенно активизировавшееся княжество Мохньин в 1524 г. захватило северо-восточную часть Авского государства с г. Бамо, а затем его войска дошли до Таемьо и Прома. В 1527 г. шаны захватили, разгромили и сожгли г. Аву.

Ее последний бирманский правитель, принимавший участие в битве, был убит на своем боевом слоне выстрелом из мушкета (считается, что это первое упоминание об использовании огнестрельного оружия в Бирме).

В дальнейшем, до 1555 г., престол в Аве занимали шанские князья, выходцы с севера. Хотя они и носили бирманские имена, но, в отличие от свергнутой ими Авской династии – бирманизированной и принявшей буддизм, – были еще, по мнению бирманских летописцев, «варварами», о зверствах которых во время набегов, разграблении буддийских пагод, монастырей, реликвий они повествовали в хрониках.

К югу от государства Ава (на р. Ситаун) бирманское княжество Таунгу, основанное еще в 1280 г. и ставшее прибежищем для бирманцев, спасавшихся от шанских набегов, сильно расширилось при правителе Минчжиньо (1486-1531) за счет присоединения плодородной области Чаусхе на центральной равнине, где системы искусственного орошения позволяли снимать несколько урожаев риса в год.

Были построены города Дваявади (Мьочи) и Котумати (современный Таунгу), который стал столицей. Ее обнесли стеной, внутри соорудили дворец для правителя и большой водоем.

Особенно многочисленным был приток бирманского населения в княжество в 1527 г., последовавший за разгромом шанами Авы. Сюда же пришли многие мелкие владетели центральной Бирмы со своими чадами и домочадцами, знатью и простолюдинами – так сообщали хроники.

Вскоре преемники Минчжиньо возглавили бирманское движение за объединение страны под эгидой династии Таунгу.

Наиболее стабильным и процветающим на территории Бирмы к началу XVI в. оставалось монское государство Пегу, занимавшее южное морское побережье. Этому способствовали два основных фактора – защищенность от шанских вторжений княжествами Ава и Таунгу и включенность Пегу еще с середины XV в. в международную морскую торговлю в Индийском океане.

Из Пегу вывозили в Малакку и на Суматру рис и другие продукты питания, небольшие суда, а также драгоценные металлы и камни, бензойную смолу (доставлявшиеся из северной Бирмы).

Импорт монского государства включал в себя преимущественно китайские товары и пряности с Малайского архипелага.

Наибольшее значение для монских купцов имела торговля с Западной Азией и Индией, особенно с Коромандельским побережьем, Бенгалией и Гуджаратом. Там закупались главным образом индийские хлопчатобумажные ткани высокого качества, которые обменивались в Пегу на бирманскую продукцию и привозимые из Малакки и с Суматры пряности.

Еще один торговый путь пролегал через монские порты Мартабан, Йе, Тавой, которые были связаны сухопутной дорогой через перешеек Кра в Тенассериме с Сиамским заливом, куда также доставлялись пряности с Малайского архипелага.

В этот же период появляется интерес к Пегу у европейских купцов и путешественников из Генуи, Венеции. Пегу упоминает и русский купец Афанасий Никитин. Наибольшую активность в Бирме проявляли португальцы – создатели первой колониальной империи на Востоке; они начали разведку торговой ситуации в Бирме в самом начале XVI в., когда в 1512 г. д’Альбукерки направил из Малакки в Пегу Нуньеса д’Акуньо, а в 1519 г. Антонио Корреа уже подписал с монским правителем Бинья Раном II (1492-1526) соглашение об учреждении португальской фактории в Мартабане (фактория просуществовала до 1613 г., а затем была перенесена в Пегу).

По этому же соглашению Бинья Ран II начал использовать впервые в Бирме португальских наемников, владевших огнестрельным оружием, в том числе и артиллерией, значительно усилив этим свои позиции в борьбе с Авским государством.

Государство Аракан, занимавшее западное морское побережье Бирмы, оказалось в этот период в наибольшей степени вовлеченным в сферу португальской экспансии. Множество португальских флибустьеров, служивших наемниками при дворе правителя Аракана в его столице Мро-хауне, вскоре расселились в районе Читтагонга, захваченного у Бенгалии еще в 1459 г., и на о-ве Дианга.

Здесь был создан португальский флот, который поначалу помогал араканскому правящему дому отстаивать свою независимость от притязаний Авы, Таунгу и Пегу.

Однако вскоре обосновавшиеся в Бирме португальцы перестали подчиняться штаб-квартире португальской империи в Гоа и выступили не только соперниками (совместно с араканскими купцами) в торговле своих компатриотов из Гоа, но и грозой всей международной торговли в Бенгальском заливе. Пиратство португальских наемников в Аракане до известной степени повлияло на торговлю мусульманских купцов в этом регионе.

Главным событием истории Бирмы рассматриваемого периода было создание объединенного государства на территории страны с приходом к власти правителя Табиншветхи (1531-1551) из династии Таунгу. Это знаменовало конец трехвековой дезинтеграции Бирмы.

Сын и преемник Минчжиньо – Табиншветхи получил от отца княжество Таунгу, население которого постоянно пополнялось за счет притока бирманцев, спасавшихся от шанов и стремившихся отвоевать у последних свои родные места на центральных равнинах Бирмы.

Двадцатилетний монарх, честолюбивый и энергичный, оказался блестящим полководцем. Он сумел вернуть бирманцам былое величие и, по словам историка Дж.Харвея, избавить страну от кошмара шанских нашествий.

Однако первым объектом завоевательных походов Табиншветхи стала не Ава, на троне которой сменялись шанские собва (князья), ослаблявшие и разорявшие своей междоусобной борьбой и набегами княжество, а богатое монское государство Пегу.

В 1535 г. Табиншветхи во главе большой армии, к которой присоединились многие бирманские феодалы со своими отрядами, быстрым маневром овладел западной частью дельты Иравади и г. Мьяунмья, а затем осадил монскую столицу Пегу. Город защищался целых четыре года и был захвачен только в результате интриг (в 1539 г.).

Полное подчинение монского государства было закончено с завоеванием богатейшего порта Мартабан (1541 г.), а также Моулмейна и территорий до границ с Аютией (Сиамом).

В борьбе бирманцев с монами в Мартабане с обеих сторон участвовали португальские наемники.

У Табиншветхи было 700 человек под командованием Жоана Карейру, вооруженных мушкетами и легкими пушками. Поддерживавшие монов португальцы, во главе которых стоял Паоло Сейхас, обладали семью кораблями, защищавшими город. Однако бирманцам удалось с помощью горящих плотов сжечь часть судов, а другие захватить.

Мартабан был подвергнут жестокому разграблению, длившемуся три дня. Огромная добыча состояла из драгоценных камней, пряностей, шелков, привезенных португальскими, греческими, венецианскими, армянскими, персидскими, арабскими, абиссинскими и суматранскими купцами в монский порт. Сам город был сожжен дотла, правитель захвачен вместе с семьей и предан жестокой казни, имущество иностранных купцов конфисковано.

Чтобы консолидировать завоеванные южные территории, Табиншветхи трижды проводил ритуал своей коронации. В первый раз, в 1541 г., он короновался в Пегу после покорения южной Бирмы, а во второй – в 1542 г. в Пагане, в соответствии с бирманскими традициями, во время предпринятого им похода на север для покорения Прома (захвачен в 1542 г.) и районов Мьинбу и Мьинджана. В 1546 г., желая продемонстрировать единство своего государства, Табиншветхи короновался в третий раз, соблюдая и бирманский, и монский ритуалы, в Пегу, объявленном столицей новой империи.

Бирманский правитель стремился привлечь монов, особенно монскую знать, на свою сторону. Он не только уравнял в правах бирманцев и монов, но и оставил в прежних владениях и на постах монских сановников; покровительствуя монской культуре, Табиншветхи щедро одаривал буддийских монахов пагоды Шуэдагон, занимался украшением монских храмов и даже сам носил прическу и одежду по монскому образцу.

Табиншветхи придавал большое значение в строительстве своей империи южному морскому побережью, через порты которого Бирма становилась участником международной торговли в Индийском океане.

Именно поэтому он выбрал для своей столицы не Таунгу, откуда вышла династия, и не древний Паган, остававшийся национальной святыней, расположенные в центральной части страны, а Пегу. Отсюда можно было быстрее проникнуть к сиамскому и араканскому побережьям.

В своих стратегических целях Табиншветхи не предпринимал поход на Аву, хотя и имел для этого возможность, а попытался в 1546 г. захватить Аракан и в следующем году – Аютию, т.е. оба государства, являвшихся активными участниками торговли в Индийском океане, контроль над которой был несомненной целью объединителя Бирмы – Табиншветхи.

Однако его планам не суждено было осуществиться: обе кампании были неудачными.

Хотя бирманские войска, усиленные новыми отрядами португальцев во главе с Диего Суарешем ди Меллу, захватили араканский город Сандовей, взять Мрохаун – столицу Аракана, хорошо укрепленный город и порт, защищаемый также с помощью португальских наемников, им не удалось.

Поход против Аютии Табиншветхи начал в холодный сезон 1547/48 г. Огромная армия двинулась к сиамской границе. Кавалерия галопом пересекла реку между Мартабаном и Моулмейном по мосту, сделанному из лодок (в качестве понтонов). Слоны, на которых доставлялись пушки и боеприпасы, были перевезены на плотах.

Во главе экспедиции на боевом слоне, в окружении своих сановников и португальской гвардии из 400 человек двигался сам монарх. Ежедневно продвигавшиеся сквозь джунгли передовые отряды и многочисленные слуги обеспечивали Табиншветхи каждый новый ночлег во временном деревянном дворце, богато украшавшемся царскими регалиями.

Город Аютию защищали надежные укрепления с пушками, а также португальские наемники Диего Перейры, в конечном счете сумевшие отстоять сиамскую столицу. Табиншветхи пришлось вернуть пленных и бесславно отступить, теряя своих людей в болотистых чащах Тенассерима.

Царь был морально сломлен повторявшимися неудачами и отошел от дел. Вскоре он был убит восставшими монами.

Власть перешла к Байиннауну (1551-1581), брату жены Табиншветхи. Байиннаун прославился как полководец еще при жизни своего предшественника, участвовал почти во всех его военных кампаниях, фактически управлял государством в последние годы жизни царя, соблюдая ему верность.

Начало правления Байиннауна было тяжелым. Страну охватил очередной мятеж монов, восстановивших на троне в Пегу своего свергнутого правителя. Властители в центральной Бирме и даже братья Байиннауна (в Проме и Таунгу) провозгласили независимость. Распад государства поставил перед новым царем ту же задачу, которую, казалось, решил Табиншветхи, – объединение Бирмы.

Призвав на помощь верных ему людей и португальцев во главе с ди Меллу, Байиннаун предпринял бросок на Таунгу. Здесь было семейное гнездо династии и имелась наиболее вероятная возможность набрать войско из бирманцев, чтобы подавить сопротивление монов, мечтавших о самостоятельном государстве.

Вскоре в его армию начали вливаться бирманцы, шаны и даже часть монов, что позволило занять всю территорию Таунгу, а также главные города центральной Бирмы – Мьедо, Сагу, Таемьо.

При захвате Пегу Байиннаун использовал европейскую тактику взятия городов – обстреливая сначала город из португальских пушек. Их грохот был подобен грому, сообщали хроники, и деморализовывал бирманских солдат.

Под стенами Пегу произошло и традиционное единоборство Байиннауна с монским правителем Смимтхо Будцакетти на слонах, в котором победа досталась бирманскому полководцу. Пегу был подвергнут жестокому грабежу. Убивали всех без разбора, в том числе женщин, детей и даже животных.

Смимтхо был пойман в горах около Ситауна и казнен. С его смертью кончилась монская династия, основанная Вареру еще в XIII в.

В Пегу началось строительство дворца для Байиннауна, короновавшегося здесь с чрезвычайной пышностью.

Восстановив свою власть над территориями центральной и южной Бирмы, объединенными при Табиншветхи, Байиннаун обратил взоры на многовекового врага бирманцев – шанов. Перед лицом этой угрозы шанские княжества, занимавшие центр Бирмы вокруг Авы, а также северные и северо-восточные районы, примыкавшие к Китаю, сумели объединиться.

В 1554 г. началось наступление бирманцев на Аву, которая была захвачена в 1555 г. (так же как и округа Монъюа и Шуэбо). В следующих кампаниях, продолжавшихся в 1569 г., Байиннаун покорил большинство шанских княжеств до границ с Китаем, а также Сиамом, в значительной мере уменьшив опасность военных конфликтов на своих границах.

Именно с периода завоеваний Байиннауна шанские государственные образования были поставлены под более строгий сюзеренитет Бирмы, хотя князья и поднимали частые восстания. Власть бирманцев в княжествах поддерживалась военной силой: во всех крупных городах стояли бирманские гарнизоны, в столицах воинские силы подчинялись бирманскому чиновнику (сикё).

Сюзеренитет подразумевал также, что князья-вассалы приносят клятву верности бирманскому монарху, уплачивают ежегодную дань, приходят в его армию со своими ополчениями, посылают дочерей в гарем, а сыновей – на службу во дворец.

Бирманское государство, пытаясь интегрировать шанов в структуру общества, проводило жесткую политику бирманизации шанских районов, часто насильственным образом. Оно также рассылало буддийских миссионеров для обращения шанов в буддизм, строило буддийские храмы и пагоды.

Часть шанского населения из различных княжеств целыми семьями выселяли на территорию бирманских опустошенных районов. Самых искусных ремесленников из шанов селили вблизи столицы. Так, наиболее известное в Бирме производство лаковых изделий возникло с переселением ремесленников лао из Чиенгмая.

Байиннаун также издал указы, запрещавшие еще бытовавшие у шанов обряды жертвоприношений рабов и животных.

Байиннаун в период побед над шанами сделал подношения в пагоде Шуэзигон в Пагане стольким монахам, сколько ему было лет, а в надписи на большом бронзовом колоколе (на языках пали, бирманском и монском) он гордо сообщил о своих имперских амбициях и покровительстве буддизму.

Единственное, что, по мнению Байиннауна, ущемляло его авторитет, – это наличие в его дворце меньшего числа белых слонов – столь почитаемой царской регалии в странах Индокитая, – чем у монарха соседнего тайского государства Аютия.

Бирмано-сиамские войны в XVI в. начинались, как правило, под предлогом отказа тайского царя Маха Чакрапата послать Байиннауну именно белых слонов. Однако подлинные причины лежали в экономической сфере, поскольку Аютия была богатым, процветающим государством, пользовавшимся своим удобным географическим положением на морских путях для широкой торговой деятельности.

Как и Табиншветхи, Байиннаун прекрасно понимал выгоды захвата Сиама.

В 1563 г., после окончания муссонов, бирманские войска довольно быстро пересекли долину Ситауна, захватили Сукотаи, а вскоре и Аютию, которая капитулировала в 1564 г. Байиннаун заставил вражескую сторону согласиться на выдачу в качестве заложников царя и его сыновей, отменить пошлины для бирманских кораблей в Тенассериме и ежегодную дань в виде 30 боевых слонов, а главное – подарить четырех белых слонов, символизировавших могущество буддийского государства.

Оставив на престоле Аютии своего ставленника – одного из принцев свергнутой тайской царской семьи, – Байиннаун с несметными сокровищами и пленными вернулся в Пегу, где во время его отсутствия началось восстание, в ходе которого была сожжена столица вместе с царским дворцом.

Со свойственной ему энергией Байиннаун подавил восстание и принялся за строительство нового города и дворца. Богатства и красоту восстановленного Пегу с восхищением описывали европейские путешественники.

В 1568 г. Байиннаун с армией более 500 тыс. человек вновь выступил против Аютии, где с помощью португальцев были возведены мощные оборонительные укрепления с пушками, в том числе и по берегам р. Менам. Тайские правящие круги искали союзника для борьбы с бирманцами и интриговали среди лаосских государств.

Осада Аютии длилась до августа 1569 г. Город оказал ожесточенное сопротивление и был взят лишь с помощью предательства. Байиннаун отдал тайскую столицу на разграбление своим солдатам. Сокровища и люди были вывезены в Бирму. Страна на целые пятнадцать лет стала вассалом Бирмы.

Империя, созданная усилиями Байиннауна, была огромна и занимала весь запад Индокитайского полуострова. Как считал венецианец Сезаро Фредериче, бирманское государство «по людским ресурсам, размеру своих владений, количеству золота и серебра далеко превосходит богатство и мощь Великой Турции».

Власть бирманцев в империи опиралась на огромную армию, дисциплина в которой поддерживалась самыми жестокими мерами. Байиннаун не прощал даже своим приближенным малейшей воинской провинности, приговаривая их к смертной казни.

Состоящая из представителей всех народов, входящих в империю, армия использовалась против любого вида неповиновения, особенно против консолидировавшегося национального движения тайцев, монов, а также шанских и лаосских восстаний.

Строитель империи Байиннаун, хотя и обращал внимание на судопроизводство и законодательство, производил стандартизацию мер и весов, всю жизнь провел в военных кампаниях, причем карательные экспедиции приходилось многократно повторять. В самой его столице Пегу восстания вспыхивали, как только правитель выступал в поход.

Управлением государства он занимался мало. Поскольку все крупные центры были оставлены во владении ближайших родственников царя, а завоеванные государства шанов, лао, таи оставались под управлением традиционных вождей (при условии вассалитета), феодальный сепаратизм буквально разрывал страну на части.

Истощение ресурсов перманентными экспедициями и войнами привело бирманскую империю на грань краха со смертью Байиннауна.

Правление его наследника и сына Нандабайна (1581-1599) прошло в бесконечных попытках сохранить громаду бирманского государства.

В 1584 г. Нандабайну пришлось выступить против сепаратистских мятежей, поднятых в Аве, Проме и Таунгу родственниками царя и его министрами. Ужасная казнь была учинена над изменниками: их заживо сожгли вместе с семьями, о чем сообщил в описании своего путешествия венецианской ювелир Гаспаро Бальби.

В 1587-1593 гг. Нандабайн направил три экспедиции против освободительного движения тайцев в Сиаме, возглавляемого Пра Наретом (приходившимся родственником Нандабайну), в 1584 г. провозгласившим независимость Аютии.

Все три сиамских похода были неудачными. С января по июнь 1587 г. бирманские армии безуспешно осаждали Аютию. Покорение Сиама стало для Нандабайна невыполнимой задачей, так как с 1590 г. Пра Нарет, занявший престол в Аютии, начал отвоевывать у Бирмы порты в Тенассериме и побуждать монов к выступлению против власти бирманцев.

Юг постепенно стал отпадать от империи. Моны совместно с тайцами захватили Моулмейн и Мартабан, а затем начали наступление на Пегу.

Столицу отстояли с помощью пришедших с севера бирманских отрядов. Однако вскоре родственники Нандабайна – владетели Авы, Прома, Таунгу и др., видя слабость центральной власти, вступили в междоусобную борьбу за престол.

В конце концов правитель Таунгу в союзе с правителем Аракана Мин Разаджи (1593-1612) начал наступление на Пегу и захватил город в 1599 г. Араканцы сожгли столицу, а Нандабайна, взятого в плен, увезли в Таунгу. Впоследствии он был там отравлен.

Бирма снова распалась на несколько враждующих между собой феодальных государств и владений. Дельта Иравади и побережье около Тенассерима были почти полностью опустошены, а наиболее важные торговые центры захвачены: Сириам – араканцами, Тавой и Тенассерим – сиамцами.

Вскоре юг страны перешел в руки португальца ди Бриту, араканского наемника, который распространил свою власть из Сириама (отвоеванного им у араканцев) на другие монские территории (восточная дельта Иравади и др.) и установил контроль над морской торговлей.

Так закончилась история первой династии Таунгу. Никогда в дальнейшем под властью бирманцев не оказывалась столь обширная держава, как при ее «великих царях» XVI в. – Табиншветхи, Байиннауне и Нандабайне.

Восстановление империи при второй династии Таунгу произошло достаточно быстро, стимул к интеграционным процессам в стране продолжал сохраняться, чему в значительной степени способствовала политика так называемой «восстановленной» династии Таунгу.

Центром собирания нового государства второй династии Таунгу, родоначальником которой был Ньяунджан (1547-1605), один из сыновей Байиннауна, стал доставшийся последнему округ Мейтхила в сухой зоне.

Здесь население меньше пострадало от войн, поборов, наборов в армию и проч. Здесь была плодородная равнина, сохранилось большое водохранилище для искусственного полива полей.

Вскоре Ньяунджан стал собирать собственное войско, в которое он привлек многих беженцев с юга и депортированных во время военных экспедиций бирманцев, монов, шанов, лао, тайцев, араканцев и др.

В 1597 г. (еще при Нандабайне) сюзеренитет Ньяунджана, провозгласившего себя царем, признали многие владетели в центральной Бирме. В 1600 г., после восстановления стен и дворца в Аве, он совершил здесь обряд коронации и провозгласил Аву столицей своего государства.

Только правители Проме и Таунгу сумели продолжить соперничество с Ньяунджаном, власть которого вскоре усилилась за счет контроля, установленного им в результате военных походов над шанами в верхнем течении Иравади. В 1601-1606 гг. были подчинены княжества Могаун и Бамо, а также более восточные шанские государства – Яунджве, Моне, Схенви и др.

Политику отца продолжил сын Ньяунджана Анаупхелун (1606-1628), с которого, собственно, начинается «восстановленная» династия Таунгу.

Стремясь к восстановлению империи Байиннауна, т.е. объединению севера и юга страны, в 1609-1610 гг. он подчинил Проме и направил свои войска в Таунгу. Захват княжества был ознаменован уничтожением царских регалий его владетеля, расквартированием в городе бирманского гарнизона и депортацией почти двух третей населения в Аву.

Затем наступила очередь «королевства» ди Бриту в Сириаме. Анархия в стране, а также европейские пушки и мушкеты помогали сохранению его власти в Бирме некоторое время.

Ситуация изменилась с началом консолидации бирманского государства при второй династии Таунгу. Кроме того, ди Бриту вызвал ненависть местного населения жестокостями, насильственной христианизацией буддистов и т.д.

Избавление от иноземца и иноверца для южной Бирмы пришло в 1613 г., когда Анаупхелун взял штаб-квартиру португальца и казнил ди Бриту.

Почти вся Бирма, за исключением Тенассерима, который не удалось отвоевать у сиамцев, оказалась объединена Анаупхелуном. Столица снова была перенесена в Пегу, куда постепенно начали возвращаться беженцы, тем более что бирманский монарх не ущемлял в правах монов.

Монские порты продолжали торговать с иностранными купцами в Индийском океане, однако этому в значительной мере препятствовал Тенассерим, остававшийся в руках сиамцев.

Анаупхелун постепенно готовился к войне против соседей. Вскоре он захватил Чиенгмай.

Пришедшего к власти Талуна (1629-1648) хроники называют самым мудрым из бирманских правителей. Именно он стал выразителем интересов той части северной бирманской аристократии, которая выступила за изоляционистскую политику государства и отказ от завоеваний. Были оставлены планы покорения Сиама, и, как свидетельствуют бирмано-сиамские переговоры 1634-1648 гг., Талун признал независимость соседней державы. Недаром тронное имя Талуна означает, что его правление было мирным.

Бирма была консолидирована в границах от Могауна и Бамо на севере до Тавоя и Чиенгмая (ошибка: Чиенгмай на востоке – shus) на юге и от шанских княжеств Кентунг и Чиенгхонг на востоке до Аракана на западе.

Столицу снова перенесли в Аву (в 1635 г.), и вплоть до английского завоевания Бирмы в 1885 г. столичный район государства оставался на севере, в родовых бирманских землях, вдали от морских торговых путей.

Однако, как считают исследователи, это вовсе не означало, что бирманское государство «восстановленной» династии Таунгу совершенно отказалось от интересов в доходах от международной морской торговли. В южные порты продолжали приходить иностранные корабли, Талун поддерживал связи с Аче, с индийскими княжествами, вел переговоры с представителями английской Ост-Индской компании.

И тем не менее это было уже другое государство, развивавшееся в традиционной для бирманцев (в отличие от монов) континентальной модели; основные доходы его снова, как и в пагановую эпоху, стали зависеть не от морской торговли, а от земледелия и ремесла.

Главное внимание при второй династии Таунгу стало уделяться консолидации государства в более или менее постоянных границах, новым взаимоотношениям между центром и периферией, между царем и всей иерархической структурой управленцев, среди которых не оставалось места байтам, т.е. элите, наместникам, имевшим царские регалии.

Самую большую роль в консолидации государства сыграли реформы Талуна, которой провел первую в Бирме перепись всего населения с указанием видов земельных владений и их владельцев, количества податных и следуемых в казну налогов и проч.

Владетели мьо (мьотуджи) были включены в списки чиновников, что означало для них переход в низшую категорию бюрократии. Тем самым сепаратистские тенденции, свойственные периоду XIII-XVI вв., были значительно ослаблены.

Другой удар Талун направил против монастырского землевладения, еще сохранявшего сильные позиции. Его указ запрещал передачу в монастырские рабы военнопленных (т.е. ограничивалась власть монастырей); последних стали поселять в районах орошаемого рисоводства на царских землях, где они должны были поддерживать в порядке имеющиеся и строить новые ирригационные сооружения, а в военное время – принимать участие в экспедициях.

Реформы Талуна были весьма действенными. Бирма добивается объединения севера и юга, консолидации страны как в экономическом, так и в политико-административном отношении.

Прежде всего уничтожение системы наместничеств и новые взаимоотношения центра и периферии привели к резкому снижению центробежных тенденций со стороны крупной местной элиты. Начиная с периода «восстановленной» династии Таунгу можно говорить о централизации Бирмы.

Даже правившие после Талуна слабые цари: Пиндале (1648-1661), Пье (1661-1672), Минъечжодин (1673-1698), Сане (1698-1714), Танинганве (1714-1733) – сумели сохранить целостность империи, избегнуть больших внутренних смут.

Этому способствовала также ситуация «затишья» в межгосударственных отношениях на Индокитайском полуострове, т.е. отсутствие крупных войн, которые были характерны для XVI в.

Лишь в 1658 и 1662 гг. вспыхнули бирмано-китайские конфликты по поводу попытки последнего минского императора укрепиться на территории Бирмы. Не возобновлялась также и борьба с Сиамом.

Консолидации и стабилизации Бирмы благоприятствовала и политика европейских держав в регионе; их торговая и миссионерская деятельность мало сказалась на внутриполитических и социально-экономических процессах в стране в тот период.

Бирма занимала достаточно второстепенное положение на морских путях через Индийский океан, да к тому же сама не производила пряностей. Это не вызывало к ней большого интереса со стороны пионеров европейской торговли в Юго-Восточной Азии – португальцев.

Последние оказали на Бирму гораздо большее воздействие не как купцы, а как военные наемники – феринджи, высоко ценившиеся за владение огнестрельным оружием в странах Индокитая в условиях перманентных войн XVI в.

В Бирме феринджи даже не были проводниками колониальной политики Португалии, так как действовали на свой страх и риск, не будучи связанными с ее администрацией в штаб-квартире в Гоа.

Лишь один из этих авантюристов, ди Бриту, как было показано, попытался в начале XVII в. создать свое «королевство» на территории Бирмы, с центром в Сириаме; но вскоре он был изгнан (захвачен в плен и казнен, см. здесь же выше и ниже – shus) из страны.

Такая же участь постигла и португальских наемников в Аракане, где они сыграли значительно большую роль в развитии этого государства, занимаясь не только торговлей, но и пиратством и разбоем в устье Ганга и Бенгальском заливе, что заставило мусульманских купцов несколько изменить свои торговые маршруты в Индийском океане. Феринджи были изгнаны из Аракана в 1622 г., причем захваченный ими ранее Читтагонг снова отошел к империи Великих Моголов.

Монопольные Ост-Индские компании Великобритании и Нидерландов также не добились в XVII в. заключения выгодных торговых соглашений с Бирмой, которая усилилась в правление династии Таунгу.

Ее правители не позволяли европейским торговцам вести здесь выгодную торговлю, устанавливая государственные монополии на вывоз драгоценных металлов и камней.

Резкое падение роли бирманского побережья из-за разорения монских портов в результате войн и усобиц XVI в. уменьшило их участие в международной торговле, что также снизило интерес Ост-Индских компаний к этой стране, особенно после жестокого уничтожения ди Бриту, а с середины XVII в. – и перенесения столицы в центр страны.

В 1679 г. закрыла свою факторию в Сириаме (основанную в 1636 г.) Нидерландская Ост-Индская компания. Еще раньше, в 1665 г., она ликвидировала факторию в Аракане (была создана в Мрохауне в 1610 г.).

Неудачи с торговыми факториями в Бирме преследовали и английскую Ост-Индскую компанию. В Сириаме фактория существовала всего 10 лет – с 1647 по 1657 г. Причины ее закрытия заключались не только в политике противодействия бирманских властей, но и в невозможности конкуренции англичан, в частности английского флота с более сильным голландским, а также с индийскими и армянскими купцами, уже укрепившимися в стране.

Однако Великобритания все же не хотела терять Бирму и неоднократно пыталась заключить торговое соглашение с правителями Таунгу. Кроме того, в Бирме появились новые конкуренты англичан в Азии – французы.

Конец XVII в. стал переломным моментом в колониальной политике держав, которые после закрытия факторий перешли к новому этапу в этой политике – попытке захвата плацдармов в странах Индокитая, в том числе и в Бирме, еще сохранявших независимость. Укрепление страны при династии Таунгу, централизаторская политика позволили противостоять экспансионизму западных держав.

Консолидация Бирмы в XVII в. привела не только к упорядочению социально-экономических и политических основ государства Таунгу, но и к процветанию культуры. Национальная историография считает этот период «золотым веком» бирманской словесности.

Прозаическая литература и поэзия представлены огромным количеством жанров. Как представляется Ю.М.Осипову, исследователю литератур Индокитая, бирманская поэзия в этой период обнаруживает новые тенденции в своем развитии, а именно ослабление ее функциональности в отношении прославления государства и государя и проявление личностных мотивов человека – любви, страданий, описаний красоты природы и пр.

В эпических произведениях серьезные религиозно-дидактические обобщения дополняются романтически-авантюрными сюжетами. Наиболее известными в литературе Бирмы периода Таунгу были Навадей из Прома (1498-1588), Шин Каравика (1588-1648) и др.

Исторический жанр – как правило, хроника: династийная, монаршья или местная, – распространенный в Бирме в этот период, сохраняет средневековый характер, т.е. отличается переплетением исторической правды и авторского вымысла, который, основывался на использовании палийской буддийской мифологии. Легендарные сведения обычно затмевали исторический контекст.

Гораздо большее значение для историков имела бы кадастровая книга, составленная при Талуне, сохранись она до наших дней. Однако, записанная на бумаге (пайебай), сделанной из пальмовых листьев, она почти полностью исчезла, не утратив характер крупного фактора культурной (и экономической) жизни периода Таунгу.

В государстве Таунгу большое внимание уделялось также архитектуре и градостроительству, особенно если вспомнить, сколько раз переносилась при династии Таунгу столица из Пегу в Аву и обратно, частые войны и пожары, в которых деревянные бирманские города исчезали в один миг.

Лучшее описание Пегу принадлежит венецианцу Сезаро Фредериче (1569 г.), подтвержденное в 1587 г. английским путешественником Ральфом Фитчем.

Авторы указывали на широкие красивые улицы, обсаженные пальмами, которые шли к 20 воротам, охранявшимся специальными частями гвардии правителя. Город, построенный в форме квадрата, имел в центре великолепный царский дворец с многочисленными строениями для придворных. Как правило, эта часть города обносилась стеной, кроме того, его защищали рвы, полные воды, с живущими в них крокодилами.

В пределах столичных городов или вблизи них существовало множество буддийских пагод и монастырей. Большинство из них получали крупные дары, в том числе и буддийские реликвии, от правителей династии Таунгу.

Шуэдагон, наиболее известная пагода Пегу, (здесь ошибка: в Пегу находится знаменитая ступа Швемодо (Shwemawdaw), главная ступа страны Шведагон (Shwedagon) расположена в нынешнем Янгоне, далее речь идет именно о ней – shus) уже в XVI в. была сформирована как целый ансамбль пагод, храмов, домов для паломников и проч., причем каждый из правителей считал за заслугу перед Буддой увеличить ее шпиль в высоту и украсить еще более щедро, чем его предшественник.

Несомненно, что достижения в литературе, религиозном и культурном строительстве в период Таунгу заложили основы для расцвета бирманской культуры в следующий период развития страны – при династии Конбаун.

<<К оглавлению «История Бирмы/Мьянмы» Следующий раздел>>
script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));