♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

5.6 Монастырское обучение и образование

<<К оглавлению Семека Е.С. «История буддизма на Цейлоне» Следующий раздел>>

 

«Помогай духовными дарами мирянам, которые всегда поддерживают тебя дарами материальными» (53_ – эта мысль, хотя и в не совсем одинаковой форме, выражена во многих источниках.

Однако, судя по источникам, на Цейлоне были монахи двух типов поведения – социального и асоциального. Первые интересовались жизнью мирян и принимали в ней участие. Вторые посвящали все свое время медитациям, стремясь к личному совершенствованию и просветлению, не интересуясь при этом делами и заботами мирян-буддистов, от которых они получали пропитание (54).

Из палийских комментариев и других источников известно, что на Цейлоне были монахи, прекрасно сведущие в медицине. Ранние канонические тексты запрещали буддийским бхиккху заниматься лечением (55), комментарии же разрешали им лечить родителей, близких родственников и других монахов своего монастыря (56).

Нередко именно монахи оказывались наибольшими знатоками в юридических вопросах или вопросах земледелия. Буддхагхоша рассказывает о монахе по имени Абхидхамма Годатта из Махавихары, что он был блестящим знатоком в этих делах. Царь Бхатия даровал ему статут, равный статуту главного судьи Цейлона. Восхищенный одним из его решений, царь провозгласил: «Пока я жив, решения, выносимые Абхидхамма Годаттой, во всех случаях, будь то дела монахов, монахинь или мирян, окончательны. Я буду наказывать всякого, кто не подчинится его решению» (57).

————————————————————————————————————————-

(52) Mhv., V.148. См. об этом: Н. Beckh, Buddhism; Fr. Неilеr, Die buddhistische Versenkung.

(53) См., например, D. vol. Ill, стр. 117.

(54) См., например, МА, стр. 355.

(55) D, vol. I, стр. 9, 54.

(56) Smp., vol. Ill, стр. 335-336.

(57) Smp., vol. Ill, стр. 221; см. также стр. 220.

————————————————————————————————————————-

Вообще буддийские монахи в рассматриваемый период несомненно представляли собой самую образованную часть населения Цейлона.

Среди них были архитекторы, скульпторы, художники, ремесленники (58).

Древнейшие канонические тексты запрещали монахам украшать монастыри изображениями человеческих фигур, разрешались только растительные и животные орнаменты. В комментарии это запрещение распространяется и на изображения животных.

Монахам запрещалось также самим высекать (или поручать кому-либо делать это) фигуры дверных стражей, в то же время комментарии разрешают делать фрески с изображением различных сюжетов джатак и других сцен, «вызывающих благочестивые чувства» (59). Тем не менее запреты эти часто нарушались (60).

Первую и самую важную роль играли буддийские монахи в обучении населения. Монастыри древности были единственными центрами как монашеского, так и светского обучения, а монахи – первыми грамотными людьми в стране. В их руках находилось обучение членов царской семьи, а также простых смертных.

Хроники рассказывают о том, что цари Сирисангхабодхи, Джеттхатисса I, Махасена, Дхатусена, Аггабодхи VIII и многие другие воспитывались буддийскими монахами. Обучение происходило в основном со слуха, так как число написанных от руки книг на пальмовых листьях было невелико; образованный человек обычно назывался «бахусута».

Ученики должны были внимательно слушать учителя и запоминать все на память, учитель же устно сообщал им то, что он в свою очередь некогда услышал от своего учителя. Многочисленные повторения в тексте священного канона помогали запоминанию.

Комментарии Буддхагхоши называют имена знаменитых учителей, знавших наизусть огромное число священных текстов (61).

————————————————————————————————————————-

(58) А. К. Сооmаraswamу, Mediaeval Sinhalese Art, стр. 47.

(59) Vinaya Pitaka, vol. II, стр. 247; Smp., vol. III, стр. 309.

(60) См. J. E.Tennent, Ceylon, vol. I, стр. 615, 620; А. К. Соomaraswamy, Mediaeval Sinhalese Art, стр. 47, 59, 168; W. Rahula, History of Buddhism in Ceylon, стр. 164-165.

(61) Vsm., стр. 71-72; DA, стр. 365.

————————————————————————————————————————-

Однако рукописи существовали, несмотря на всю трудность их написания и хранения. Как уже говорилось, в некоторых крупных монастырях были даже библиотеки.

В источниках встречаются упоминания о книгах и их чтении. Так, в Самантапасадике рассказывается, что книги читали ночью при свете ламп. В Чулавамсе юный Дхатусена читает книгу, сидя под деревом (62).

Образование, естественно, было прежде всего религиозным. Образованным считался человек, монах или мирянин, знающий тексты Винаи и Абхидхаммы.

Восхваляя царей и царских придворных, хронисты славили их знание буддийских текстов, причем превыше всего ценилось знание Абхидхаммы. Люди, знавшие Абхидхамму, считались философами (63).

В древних и средневековых монастырях Цейлона изучали также такие предметы, как грамматика, просодия, риторика, литература, история, логика, арифметика, медицина и астрология, многие языки и диалекты (64), законы страны.

В них обучали также разным видам искусств (живописи, скульптуре), а возможно, и некоторым видам ремесла, хотя в основном искусство ремесла передавалось в семьях ремесленников от отца к сыну (65).

Общепризнанным центром обучения был крупнейший монастырь Махавихара в Анурадхапуре. Славились знаниями монахи монастырей Роханы, например Туладхарапаббаты, Тиссамахавихары (66).

В стране были группы монахов, известные особым знанием отдельных частей канона. Так, монахи из группы суттантика-гана славились своим знанием Сутта питаки, члены абхидхаммика-ганы – Абхидхаммы, были и особые знатоки никай: дигхабханаки, маджхимабханаки, ангуттарабханаки и самьюттабханаки. Были и монахи – знатоки всех четырех никай, а также специалисты по джатакам (67).

————————————————————————————————————————-

(62) Smp., vol. Ill, стр. 501; Clv., XXXVIII.16-18. Факты, подтверждающие наличие книг, см. также: Clv., XLV.3; LII.50; LX.92; LXXX.67; LXXXI.40-44; ХС.37; XCI.27; XCII.13; XCVII.36; XCIX.86, 115 и след.

(63) Clv., XLIV.107 и след.; XLVIII.141-142; ХС.80; МА, стр. 881.

(64) Clv, XLI.58-60; XLII.13; XLIV.47; XLV.2; XLIX.33; LXIII.2- К, LXIV.3; LXIX.22-23; ХС.80.

(65) См. W. Rahula, History of Buddhism in Ceylon, стр. 290-293.

(66) Vsm., стр. 68-71; АА, стр. 24; DA, стр. 521-522.

(67) Vsm., стр. 69, 211; МА, стр. 250; Smp., vol. Ill, стр. 297; АА, стр. 343, 363; Mhv., XXXV.30.

————————————————————————————————————————-

Согласно Самантапасадике (б8), существовали монахи трех степеней образованности.

Ниссаямуччанака должен был через пять лет по прошествии церемонии посвящения – упасампады – знать наизусть по меньшей мере обе матики, четыре бханавары из канона (чтобы он мог читать проповеди в дни упосатхи), некоторые важные сутты, такие, как Андхакавинда, Маха Рахуловада и Амбаттха (чтобы он мог ответить тому, кто придет поговорить с ним), три анумоданы (чтобы он мог произнести в случае необходимости благословляющие речи), основные правила Винаи относительно таких действий, как упосатха и паварана, а также различные объекты медитации, ведущие к достижению состояния архата. Если он все это изучит, ему разрешается уйти из монастыря и жить самостоятельно.

Парисупаттхапака должен был по прошествии десяти лет после упасампады знать наизусть по меньшей мере две вибханги из Винаи (Параджика и Пачиттпя); если он не выучивал их, то должен был по крайней мере уметь читать их с другими монахами. Он должен был также знать тексты Винаи и Кхандхакаватту. Знаток Маджхима никай должен был знать первые 50 сутт Мулапаннасаки Маджхима никай; знаток Дигха никай – 10 сутт второй вагги Махавагги Дигха никай; знаток Самьютта никай – первые три раздела Махавагги Самь-ютта никай, знаток Ангуттара никай – первую часть второй половины Ангуттара никай (если он ее выучивал, ему следовало знать третий раздел с начала); знаток джатак – все джатаки с комментариями, а также Дхаммападу (когда он все это выучивал, то считался образованным, назывался «дисапамоккха»).

Бхиккхуновадака должен был знать все три питаки вместе с комментариями, если же он не мог выучить все комментарии, то должен был по крайней мере быть знатоком комментария к одной из никай. Это давало ему возможность объяснять и другие никай. Что касается семи текстов Абхидхаммы, он должен был знать комментарии к четырем из них. Это помогало ему объяснить все остальные. Виная питаку он должен был обязательно знать всю со всеми комментариями. Только он имел право учить монахинь (известно, что в женских буддийских монастырях происходило изучение священных текстов и других наук) (69).

Занятия в монастырях происходили три раза в течение дня: утром (перед уходом для сбора подаяний), в полдень и вечером (после вечерних религиозных церемоний). Учителя читали своим ученикам-монахам проповеди-лекции по различным вопросам буддийской доктрины, затем велись дискуссии с участием самих учеников, которые могли высказывать свое мнение, не соглашаясь с учителем (70).

Насколько широкой была грамотность светского населения, сказать трудно.

Однако источники говорят о том, что не только цари и их приближенные были грамотными людьми (71), но даже и среди рядовых мирян встречалось немало образованных людей.

Удивительное свидетельство этому – редчайший и совершенно необычный письменный источник средневекового Цейлона, так называемая зеркальная стена Сигирии, которую иногда называют «книгой отзывов» древности.

Гладкая поверхность одной из стен скалы-крепости Сигирии, построенной царем Кассапой I в V в. н. э., вся испещрена короткими записями восхищенных посетителей.

Палеография относит начало этих надписей к VI в. н. э., последние же из них – периода позднего средневековья. Большинство надписей выполнены в стихах, они восхваляют красоту крепости, ее замечательные фрески и монументальную фигуру льва у вершины.

Многие авторы этих надписей оставили под ними свои имена, титулы и адреса. Среди авторов были цари, принцы царского дома, министры, чиновники, много рядовых мирян, в том числе и женщины.

Люди, оставившие свои заметки на скале Сигирии, были из самых разных районов страны (72). Все это свидетельствует о довольно широком распространении грамотности в средневековом Цейлоне.

Заботясь о распространении грамотности, сообщает хронист, цари посылали ученых людей, знающих, как обучать детей грамоте и другим наукам, по стране, и те занимались обучением, бродя из деревни в деревню (73).

В средние века Цейлон был славен в буддийском мире своими образованными и учеными людьми; об этом сообщает, в частности, Сюань Цзан (74).

Многих, однако, образование, по-видимому, не коснулось. Об этом говорит, например, комментарий к Маджхима никае, в котором сказано, что когда царский эдикт посылается царем в дальние районы, то те, кто не может сам прочесть его, должны найти кого-нибудь, кто бы прочел его им (75).

————————————————————————————————————————-

(68) Smp., vol. Ill, стр. 577-578.

(69) DA, стр. 535; МА, стр. 186-187.

(70) АА, стр, 23-24; Vsm,, стр, 72. Подробно о системе буддийского образования в древности см. R. К. Mookerji, Ancient Indian Education; W. Rahula, History of Buddhism in Ceylon, гл. XVII.

(71) Mhv., XXXVI.41; XXXVII.39.

(72) S. Paranavitana, Sigiri Graffiti

(73) Clv., LXVI.138-139.

(74) См. [Hiuen Tsiang], The Life of Hiuen Tsiang, стр. 133,

(75) MA, стр. 157.

————————————————————————————————————————-

 

<<К оглавлению Семека Е.С. «История буддизма на Цейлоне» Следующий раздел>>
script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));