♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

4.2 Ступа

Семека Е.С.

История буддизма на Цейлоне

В границах монастыря наиболее важной с ритуальной точки зрения была ступа (тхупа, четия или дагаба), в которую замуровывались мощи, традицией связываемые с буддийскими святыми (Буддой, его учениками и др.) (16).

Самыми большими и самыми знаменитыми были ступы монастырей Анурадхапуры (Махатхупа монастыря Махавихары (17), дагабы Абхаягири и Джетаванарама). Эти дагабы Анурадхапуры были разрушены чолами во время захвата острова в XI в., так как они полагали, что в ступах спрятаны сокровища. В царствование Параккамабаху I дагабы были восстановлены, но затем, в смутные времена XIII в., разрушены вновь (18).

————————————————————————————————————————————————————-

(15) Mhv., XV.29, 129; XVI. 15.

(16) Помимо типологических параллелей подобным центральным элементам ритуальных комплексов в самых разных древних обществах см. также часто упоминающееся в литературе сопоставление с мегалитическими могильниками Кашмира, Непала, Тибета и других районов Центральной Азии, а в несколько более поздний период- и Южной Индии (могильники, найденные в слоях поселений Брахмагири и Чандравалли, датируемых благодаря находкам римских вещей I-II в. н. э.). В этих могильниках, имеющих форму полусферы, заключены шкатулки с частями костей покойника или пеплом (см. Н. G. Franz, Buddhistische Kunst Indiens, стр. 17-19). В комментариях Буддхагхоши говорится, что четий или ступы существовали уже в добуддийском Цейлоне и были посвящены культу яккхов; после проникновения на остров буддизма они были превращены в буддийские святыни (см.: S. Paranavitana, Рге-buddhist Religious Beliefs in Ceylon, стр. 319; J. Сartman, Hinduism in Ceylon, стр. 8). О добуддийском происхождении ступы см. G. С. Меndis, The Early History…, стр. 39.

(17) Подробно о строительстве Махатхупы см. Mhv., XXIX-XXXI. Эта дагаба упоминается в хронике и под другими названиями: Хемамалакачетия (Mhv., XVII.51; Clv., LI.82; LI 1.67; LIV.37, 52), позднее Ратанавалукачетия (Clv., LXXVI.106; LXXVIII.97) или Ратанаваличетия (Clv., LXXX.68; LXXXVII.66; LXXXVIII.83), совр. Руванвелидагаба.

(18) Mhv., XXVI.104 и след.; XXVIII.97 и след.; Clv., LXXX.80 и след.

————————————————————————————————————————————————————-

Многие из них и сейчас представляют собой руины. Изучение сохранившихся памятников, а также археологические реконструкции дают представление о значительных размерах древнейших ступ. Так, дагаба Махатхупа достигала 55 м в высоту и 75 м в диаметре, дагабы Абхаягири и Джетаванарама – более 70 м в высоту и 100 м в диаметре (19).

Немало дагаб было и в Полоннаруве. Среди них самая большая также называлась Махатхупа. Она была сооружена Параккамабаху I возле Уттарарамы (Северный монастырь). По современным подсчетам, ее площадь в основании составляла почти 600 кв. м. Другая крупная дагаба в Полоннаруве, Ранкот, была 54 м в высоту и 54 м в диаметре (20).

Буддийский монастырский комплекс складывается постепенно, ступа становится обязательной его частью после того, как в парке Махамегхавана при Деванампиятиссе была построена Тхупарамадагаба (21).

Архитектурный стиль сингальских дагаб весьма мало изменился за двадцать столетий. В этом смысле они отличаются удивительной стабильностью – аналогичные памятники стран Юго-Восточной Азии претерпели за это время весьма существенные изменения. Довольно хорошая сохранность древних цейлонских ступ, а также сходство со ступой монастырей нашего времени дают возможность вполне реально представить их вид в древности (22). Помогают в этом смысле археологические материалы и свидетельства путешественников прошлого (23).

Цейлонские ступы, так же как и индийские, строились по одному плану, в котором легко обнаруживается, как и в плане монастырского комплекса в целом, строгая четырехчленная структура, символизирующая пространственную горизонтальную модель вселенной.

————————————————————————————————————————————————————-

(19) V. Smith, A History of Fine Art…, стр. 142.

(20) Clv., LXXVIII.51; LXXX.20; EZ, II, № 113, 121.

(21) Mhv., XVII.1 и след.

(22) А. Вareau, La vie et l’organisation…, стр. 11 -12, 35-38, табл.

(23) ASC (AR), 1903, стр. 26-32; 1904, стр. 2; 1910-1911, стр. 6, 8, 9, 16, 17, 27-29, 41, 63. См. также И. П. Минаев, Очерки,.., стр. 30-31, 96-99 и др.

————————————————————————————————————————————————————-

Ступы окружались двумя дворами, внешним и внутренним, через которые шли две пересекающиеся под прямым углом дороги.

Внешний двор назывался «валикангана» – «песчаный двор», он обычно делился на два, был окружен стеной и посыпан белым песком.

Второй, внутренний, двор сооружался на более высоком уровне, его отделяло от первого несколько ступеней, он был вымощен камнями и окружен стеной (хаттхипакара), украшенной фигурками слонов и различными буддийскими символами (24).

Четверо ворот, ориентированных по сторонам света, вели к ступе с четырех сторон, символизируя врата вселенной. Местоположение ворот соответствует положению солнца (восход, зенит, закат, надир). Это соответствие подчеркивается тем, что изображенные в плане ворота представляют собой четыре конца свастики – древнего символа, связанного в разных культурных традициях с солнцем.

В позднем буддийском переосмыслении описанная структура соотносится с четырьмя важнейшими событиями жизнеописания Будды: восточные ворота соответствуют рождению Будды, южные – достижению просветления, западные – приведению в движение колеса дхаммы, северные – достижению конечного освобождения, нирване (25).

Фундамент дагаб, как правило, квадратный (иногда круглый), строго ориентирован по четырем сторонам света. В описанной в Махавамсе церемонии закладки ступы содержится свидетельство того, что ступы были магическими изображениями вселенной, а также символами всемирной власти правителя (как Будды, так и царя). В этом описании выражено представление о вселенной с центром и восемью сторонами света, заключенное в данной сакральной постройке:

«Восемь серебряных ваз и восемь ваз золотых поместил он (царь) с неутомимым рвением в центр, вокруг них кольцом он расположил еще тысячу и восемь ваз, точно так же (вокруг каждой из них.- Е. С.) сто восемь монашеских одежд. Восемь прекрасных кирпичей сам уложил он в ряд один к другому. Затем, когда он скомандовал специально выбранному и облаченному в пышные одеяния царскому министру взять один из них, тот торжественно положил со многими церемониями в приготовленной для этого восточной стороне первый камень фундамента на благоухающую глину… Затем он (царь) повелел семи другим министрам уложить остальные семь и совершить церемонию [посвящения]». Во время этой церемонии четыре буддийских тхеры стояли по четырем углам будущего здания «в четырех областях неба» (26).

————————————————————————————————————————————————————-

(24) Mhv., XXXIII.31; XXXIV.70; Clv., XXXVIII.10; MA, стр. 699. Ср. описание И. П. Минаевым развалин Махатхупы (И. П. Мин а-е в, Очерки…, стр. 96-99).

(25) А. В. Gоvinda, Some Aspects of Stupa Symbolism, pt 1, стр. 4.

(26) Mhv., XXIX.57-65. Закладка ступы, подобно тому как всякая закладка храма, носит характер торжественной церемонии и в современном Цейлоне. Описание такой церемонии в новое время см. И. П. Минаев, Очерки…, стр. 155. Следует также отметить, что фигура царя в описанной церемонии, как и в других ритуалах, о которых говорилось выше, символизирует центр, господствующий над восемью сторонами света – вселенной.

————————————————————————————————————————————————————-

Над квадратным фундаментом цейлонских ступ последовательно возвышались одна над другой три круглые террасы (ведикабхуми или пуппхадхана), служившие основанием корпуса ступы (27).

К ним с четырех сторон (по сторонам света) вели ступени лестниц, число которых также строго определено (их всегда четыре или пять, в одном случае семь) (28).

Верхняя и средняя террасы были местами приношения цветов. Рака с заключенными в нее мощами находилась выше верхней террасы, так что проходящие по этой террасе паломники находились ниже святых мощей.

На нижней террасе выдалбливались очертания (обычно 16=4×4) следа ступни (падапитхика); здесь пилигримы, спускавшиеся после приношения цветов, должны были преклонять колени, чтя Будду.

В позднее средневековье вместе с исчезновением обычая поклоняться ступе, поднимаясь на террасы и обходя ступу по направлению движения солнца, исчезли и следы ступни на этих террасах. Они были перенесены на мощеный двор вокруг ступы, по которому теперь шли паломники (29).

Во дворах средневековых сингальских дагаб и в XIX в. можно было видеть каменные плиты с выдолбленными в них следами ступни (30). Одновременно с переносом названных символов с террас ступ на землю вокруг многих дагаб сооружаются на равных расстояниях ниши (8 или 16), в которые помещают скульптурные изображения Будды (31).

————————————————————————————————————————————————————-

(27) МА, стр. 699; Mhv., ХХХ.51, 56, 60; XXXIII.22.

28 S. Paranavitana, The Significance of Sinhalese «Мооn-stones», стр. 229-230. Рассказ о тхере, поднимающемся по западной лестнице на террасу, см. МА, стр. 699. Террасы вокруг ступ и ведущие на них лестницы найдены при раскопках многих древних цейлонских ступ, например Ланкараматхупы и Джетаванараматхупы в Анурадхапуре (см. ASC (AR), 1910-1911].

(29) (Gurulugоmi], Dharmapradipika, стр. 312.

(30) И. П. Минаев, Очерки…, стр. 32, 74.

(31) W. Rahula, History of Buddhism in Ceylon, стр. 118. Современный буддист-паломник, посещая монастырь, совершает поклонение дагабе как вместилищу мощей, обходя ее трижды вокруг и останавливаясь для поклонения в четырех или восьми местах. Ступа, согласно правилам поведения монаха или верующего мирянина, должна почитаться как сам Будда, ей должны быть оказаны все полагающиеся ему почести, в противном случае монахи и миряне считаются виновными в непочтении к Будде.

————————————————————————————————————————————————————-

Над террасами возвышался полусферический купол ступы. С четырех сторон вплотную к нему примыкали обращенные на четыре стороны света большие прямоугольные строения около 4,5 м в высоту, без окон и дверей – так называемые вахалькады.

Вахалькады – «ворота» – представляют собой ложные двери, подобные ложным дверям индуистских храмов, также символизирующим врата во вселенную (32). Наличие здесь четырех вахалькад связано с идеей «явления» Будды или другого буддийского святого, мощи которого заключены в ступу, всем четырем сторонам света, т. е. вселенной (ср. с аяками индийских ступ). В основание вахалькад замуровывались маленькие шкатулочки с мощами, соотносимыми с главными мощами, помещавшимися в купол ступы или над ним (33).

С двух сторон каждой из вахалькад воздвигались стелы (всего восемь), которые попарно обращены к четырем сторонам света. Каждая из пар стел, соотнесенная с определенным направлением в пространстве, увенчивалась изображением животного, связанного по традиции с одной из сторон света (слон – с востоком, бык – с югом, лошадь – с западом, лев – с севером) (34).

Поверхность стел вахалькад покрывалась рельефами, изображающими растение (лотос) с вплетенными в его побеги фигурками животных, что следует считать весьма распространенным на Цейлоне и в Индии аналогом мирового дерева (35). В описываемой структуре стелы вахалькад выражают весьма архаичное представление о мировых деревьях (четырех или восьми) -подпорках небесного свода (36).

————————————————————————————————————————————————————-

(32) Изображения вахалькад см. в кн.: Н. Mode, Die Buddhistische Plastik auf Ceylon, стр. 5.

(33) S. Paranavitana, Recent Archaeological Finds…, стр. 3 и след.; его же, The Excavations of the Kantaka Chetiya…, стр. 19-21.

(34) В. Rowland, The Four Beast…, стр. 11 -13; S. Paranavitana, The Excavations of the Kantaka Chetiya…, стр. 24-33.

(35) См. кн.: F. D. К. Воsсh, The Golden Germ…

(36) Ср., например, Ю. В. Кнорозов; Пантеон древних майя, стр. 7-8.

————————————————————————————————————————————————————-

Купол ступы символизирует небесный свод, рассматриваемый как дуальный: он охватывает воедино созидание и разрушение, смерть и возрождение, иначе говоря – все существование. Ранние буддийские тексты сравнивают ступу с водяным пузырем или яйцом (анда). Яйцо в них выступает синонимом вселенной (37).

Другое название купола – «гарбха», «чрево» – содержит в себе тот же смысл (38).

Над куполом сооружалось прямоугольное навершие, имевшее форму алтаря (хармика), в нем часто и были заключены главные мощи ступы.

Над хармикой возвышался шпиль (кота), символизируя ось вселенной. Шпиль, расположенный над куполом, выступает в той же функции, что мировое дерево на вершине мировой горы Меру. О таком понимании структуры ступы говорит, в частности, сингальское название шпиля – «девата котува», «вместилище богов», которым подчеркивается осознание его как мирового дерева и горы, на.которых обитают боги (39).

Занимая центральную позицию в ансамбле, ступа подобно мировому дереву, лотосу и т. д. олицетворяет идею центра. Сходство ступы с мировым деревом, выступающим в том же значении, подчеркивается наличием на хармиках сингальских дагаб изображений четырех солнц (по одному с каждой стороны) (40).

Таким образом, являясь аналогом мировому дереву, мировой горе (41), ступа своими основными тремя частями (основание, купол, хармика со шпилем) символизирует трехчастность мирового пространства (мир подземный, земной и мир богов) и одновременно связь между этими тремя мирами, т. е. представляет собой мифологическую модель вселенной в микрокосме.

————————————————————————————————————————————————————-

(37) Ср. мифы о происхождении вселенной из мирового яйца у разных народов (В.Н.Топоров, К реконструкции мифа о мировом яйце, стр. 81-99).

(38) А. В. Govinda, Some Aspects of Stupa Symbolism, pt 1, стр. 18-19.

(39) В сингальских надписях встречаются прямые сравнения ступы с горой Меру (EZ, II, № 19).

(40) Ср. с изображением светил у мирового дерева у разных народов (В. В. Иванов и В. Н. Топоров, К описанию некоторых кетских семиотических систем, стр. 140). С концептуальной точки зрения важны также изображения глаз или человеческих лиц целиком на хармиках непальских ступ, сохранивших много архаичных черт. Ступа рассматривается как функционально равнозначная человеку, в свою очередь выступающему аналогом вселенной (см.: A. B.Govinda, Some Aspects of Stupa Simbolism, стр. 3). Изображения человеческих глаз можно видеть и на ступах Тибета (см.: S. Hummel, Die lamaistische Kunst…, рис. 106, 107, 109).

(41) См.: В. Н. Топоров, К реконструкции некоторых мифологических представлений.

————————————————————————————————————————————————————-

Говоря о концептуальной символике таких памятников, как ступа, следует также отметить, что в них соединяются воедино две системы .космологических представлений – четырехчленная и трехчленная.

Первая связана с представлением о горизонтальном строении вселенной (центр и четыре стороны света), которому в данном случае соответствуют такие комплексы, как четверо ворот в ограде ступы, две пересекающиеся дороги, образующие крест с корпусом самой ступы в центре, ориентированность фундамента, четыре лестничных марша, ведущих на террасы ступы, четыре вахалькады, смотрящие на четыре стороны света, восемь стел вахалькад, увенчанных скульптурами животных, соотнесенных с определенными направлениями в пространстве.

Вторая, трехчленная система связана .с представлением о трехчастности вселенной по вертикали, выраженным в архитектуре самого корпуса ступы (основание, в свою очередь состоящее из трех террас, купол и хармика со шпилем). В данном случае, как и в некоторых других, эти две системы соединяются, образуя религиозно-мифологические структуры, в основе которых лежит число семь (может быть объяснено как выражение представления о четырех главных сторонах света, зените, надире и центре).

Памятники сообщают, что дагабы . были объектами религиозных празднеств. В этих случаях они украшались цветами, флажками, лентами или покрывались белой тканью.

Описывая подобные празднества, хроники говорят, что дагабы при этом превращались в гигантские груды цветов, перевитые гирляндами из драгоценных камней (42).

Данный обычай соответствует древнейшим обычаям украшения священных деревьев у разных народов. Ступы покрывались также слоем белой штукатурки, иногда разукрашивались золотом с красным, расписывались фресками (43).

Над небольшими дагабами сооружались определенного вида постройки, так называемые дома четий (четия-гхара) (44).

Это сооружение служило, вероятно, укрытием, предохранявшим четию и паломников от непогоды. Крыша здания покоилась на каменных столбах, в помещение вело несколько дверей (45), внутреннее пространство было иногда устлано коврами (46). Здесь стояли алтари для приношения цветов (47). Остатки таких четиягхар были найдены возле ступ Тхупарама и Амбаттхала (48).

————————————————————————————————————————————————————-

(42) Mhv., XXXIII. 10; XXXIV.44, 47, 48, 74; Clv., XLIV.44; LIV37.

(43) Mhv., XXXVI.24; Clv., XLII.56; Rsv., II, стр. 10.

(44) Mhv., XXXV.87, 90-91; XXXVI.9, 106; Clv., LXVIII.66; EZ, I, № 7A, 7B; Smp., vol. Ill, стр. 279-314.

————————————————————————————————————————————————————-

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));