♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

Заключение

<< К оглавлению книги «Очерки экономической истории Шри Ланки»
Следующий раздел>>

Изучение экономической структуры цейлонского общества, сложившейся в результате политической и экономической экспансии европейских держав на Цейлон в XVI-XIX вв., дает основание утверждать, что длительное колониальное господство оказало весьма глубокое и противоречивое воздействие на весь ход исторического развития этой страны. На разных этапах колониальной экспансии это воздействие было неодинаковым. В значительной степени оно было обусловлено достигнутым к тому времени уровнем общественно-экономического развития в самих метрополиях.

Наиболее глубокое отрицательное влияние на дальнейшее социально-экономическое развитие страны оказал португальский колониализм.

Пытаясь полностью превратить остров в свою колонию, Португалия почти на всем протяжении XVI и в первой половине XVII в. вела ожесточенные захватнические войны с правителями цейлонских феодальных государств. Во время этих войн португальские солдаты, среди которых значительную прослойку составляли деклассированные элементы, совершали чудовищные акты насилия и жестокости над мирным населением, истребляя целые деревни, грабя города, сжигая запасы продовольствия, вырубая плодовые деревья и т. д.

Особый фанатизм и изуверство проявляли португальцы при насаждении своей религии – католицизма. Распространение этой новой для населения Цейлона религии сопровождалось разграблением церковного имущества, уничтожением сотен буддийских и индуистских храмов и нередко истреблением больших групп населения, отказывавшихся принимать новую веру.

Основные цели колониальной экспансии – вывоз корицы и других восточных пряностей, высоко ценившихся а Европе, а также вывоз жемчуга, других драгоценных камней, добывавшихся на Цейлоне, – достигались португальскими колонизаторами в основном путем широкого использования разработанной ими системы прямого и косвенного налогообложения.

В результате основные виды вывозившихся экспортных товаров доставались им почти бесплатно. Для усиления эксплуатации непосредственных производителей, занятых как в отраслях сельскохозяйственного, так и ремесленного производства и в промыслах, они широко использовали различные методы внеэкономического принуждения, характерные для эпохи так называемого первоначального накопления.

Хотя в силу ряда причин Португалия ко времени проникновения на остров по уровню развития производительных сил несколько опережала Цейлон, в целом в этой европейской стране господствовали те же феодальные производственные отношения, что и на Цейлоне. Поэтому Португалия не оказала и не могла оказать сколь-нибудь заметного влияния на господствовавшую на Цейлоне систему феодальных отношений.

Экономическая политика, проводившаяся португальцами на завоеванной территории, в целом не отразилась на основных классах и прослойках цейлонского феодального общества. По существу, не были затронуты и важнейшие традиционные институты, такие, как формы принудительного труда, каста, сельская община и т. д.

Вместе с тем нельзя не отметить, что в результате значительного увеличения объема вывозившихся товаров Цейлон все больше втягивался в мировую торговлю и уже к середине XVII в. сделался крупным поставщиком ценных видов экспортных товаров. Но основные выгоды от этой торговли доставались не Цейлону, а самой Португалии и заморским (в том числе индийским) купцам, сотрудничавшим с колонизаторами.

Методы эксплуатации Цейлона голландскими колонизаторами, в сущности, мало или почти не отличались от тех, которые использовались их предшественниками – португальцами. Осуществляя политическую экспансию, Голландия в течение полутора веков удерживала власть на острове, причем помимо отвоеванных у Португалии земель владела еще и другими территориями.

Подобно португальцам, для усиления идеологического воздействия голландцы насаждали свою религию – протестантство. Протестантские священники были отнюдь не безразличны к «восточным» религиям и делали все возможное, чтобы ограничить их влияние на народные массы. Нельзя, однако, не признать, что они были более терпимы и распространение протестантства осуществлялось главным образом путем расширения миссионерского школьного образования.

Усиливая налоговый гнет, стимулируя производство отдельных видов экспортной продукции, закупавшейся голландской Ост-Индской компанией по установленным ею (чрезвычайно низким) ценам, и широко используя методы внеэкономического принуждения непосредственных производителей, голландские власти добивались увеличения объема экспорта сельскохозяйственной продукции и традиционных промыслов.

Проводимая голландскими властями экономическая политика в целом не затрагивала основ существовавшего на Цейлоне феодального строя. Все существовавшие до них феодальные институты фактически оставались без изменений, и никаких попыток модернизировать производственные отношения голландцы не предпринимали.

Некоторые новые моменты в проводимой ими экономической политике были связаны со стремлением колониальных властей укрепить частнособственнические права крупных феодалов-землевладельцев и представителей торгового капитала, в результате чего многие из них к концу XVIII в. превратились в крупных земельных собственников, владевших участками под экспортными культурами на правах буржуазной частной собственности, хотя эксплуатация непосредственных производителей на этих землях в основном осуществлялась прежними методами внеэкономического принуждения.

Другим новым моментом в экономической политике голландских колониальных властей, обозначившимся также к концу XVIII в., являлись первые попытки заложить на острове коричные плантации, представлявшие собой переходную форму экономической организации производства, в которой наряду с традиционными методами эксплуатации непосредственных производителей- сборщиков корицы стал частично использоваться и наемный труд.

Наиболее глубокие и самые противоречивые экономические последствия оставило на Цейлоне английское колониальное господство. Существенное превосходство в военной технике позволило англичанам не только захватить на острове земли, ранее оккупированные португальскими и голландскими колонизаторами, но и подчинить Кандийское государство, последний оплот сингальской независимости, и таким образом впервые в истории этой страны установить колониальное господство на всей территории острова.

Политическая колониальная экспансия открыла совершенно новые возможности для эксплуатации метрополией богатейших природных ресурсов страны, которые до этого практически оставались нетронутыми.

В течение первых трех десятилетий после установления своего господства английские колонизаторы на Цейлоне в основном использовали те же методы экономической эксплуатации колонии, которые были характерны и для их предшественников- португальских и голландских колонизаторов.

Примерно с конца 30-х годов XIX в. в результате осуществления реформ Кольбрука-Камерона был ликвидирован целый ряд традиционных феодальных институтов, стоявших на пути дальнейшего усиления эксплуатации колонии промышленным капиталом Великобритании. В значительной мере под влиянием экономической политики колониальных властей на Цейлоне были созданы все условия для притока частного капитала и возникновения крупных хозяйств капиталистического типа по производству кофе, а несколько позже -чая, каучука и некоторых других видав экспортной продукции.

В результате увеличения английских капиталовложений в плантационном хозяйстве Цейлона к середине XIX в. зародился весьма значительный по своему удельному весу капиталистический уклад, превратившийся в важный фактор становления нового, капиталистического способа производства.

Дальнейшее развитие этого уклада во второй половине XIX в. стало оказывать заметное влияние и на другие – докапиталистические – уклады. Производство различных видов экспортной продукции как в самом капиталистическом укладе, так и в других укладах приносило английским предпринимателям, вложившим свои капиталы в производство этих видов экспортной продукции, огромные прибыли, основная часть которых вывозилась в метрополию и таким образом служила важным источником обогащения определенной прослойки английской буржуазии.

На рубеже XIX-XX вв., когда английский промышленный капитализм перерос в свою высшую стадию – империализм, эксплуатация колонии новыми методами усилилась.

В этот период увеличились капиталовложения не только непосредственно в плантационное хозяйство, но и в некоторые другие отрасли народного хозяйства, связанные с развитием инфраструктуры (грунтовые, железные и шоссейные дороги, различные виды связи, энергетика, ирригация). Развитие этих отраслей, сделавшихся важной сферой прибыльного вложения капитала для значительной прослойки английских предпринимателей и чиновников колониальной администрации, открыло новый этап в усилении эксплуатации колонии английским промышленным капиталом. Но наряду с новыми методами весьма широко использовались и традиционные методы эксплуатации непосредственных производителей, особенно в отраслях ремесленного производства и промыслах.

Противоречивое воздействие английского колониализма на экономическое развитие Цейлона проявилось в том, что все отрасли народного хозяйства, за исключением тех, которые были связаны с производством и вывозом экспортной сельскохозяйственной продукции, оказались либо вовсе не развитыми, либо развитыми чрезвычайно слабо.

Узкая специализация экономики на производстве нескольких видов сельскохозяйственной продукции превратила Цейлон в поставщика дешевого сырья для развитых в промышленном отношении капиталистических держав и, на долгие годы привязав страну к мировому капиталистическому рынку, обусловила чрезвычайно сильную зависимость ее экономики от колебаний цен на важнейшие экспортные и импортные товары. Неблагоприятные последствия этой узкой специализации и сильной зависимости от мирового рынка ощущаются на Цейлоне и в настоящее время, спустя тридцать лет после достижения страной политической независимости.

Под воздействием проводимой колониальными властями экономической политики в период английского господства на Цейлоне произошли очень важные сдвиги в социально-классовой структуре общества.

Это связано с ликвидацией весьма значительной по своей численности прослойки рабов, часть которых, лишенная средств производства, впоследствии пополнила армию наемного труда.

В результате проведенных английскими властями аграрных преобразований, в особенности после введения денежной формы земельного налога, положение основной массы крестьянства значительно ухудшилось. Многие крестьяне из-за трудностей с выплатой этого налога были вынуждены продать свои участки помещикам и представителям торгово-ростовщического капитала и, лишившись таким образом средств производства, вынуждены либо вовсе бросить свое традиционное занятие и уйти в поисках работы в города, либо остаться в деревне и стать батраками на плантациях, принадлежавших иностранным и местным предпринимателям.

Одним из наиболее важных социальных последствий английского колониального господства является возникновение совершенно нового класса – наемных рабочих [подробнее см. 82].

Основную часть этих пролетариев, лишенных средств производства, составляли плантационные рабочие – выходцы из Южной Индии. Процесс формирования рабочего класса к началу XX в. еще не закончился. Это в значительной степени был еще класс «в себе». Английские предприниматели, и прежде всего владельцы плантаций, наряду с жесточайшими капиталистическими методами эксплуатации наемных рабочих, характерными для ранней стадии развития капитализма, широко использовали и различные методы внеэкономического принуждения. В сочетании с нищенской заработной платой эти методы эксплуатации обеспечивали плантаторам получение максимальной прибыли и служили важным источником обогащения значительной прослойки английской буржуазии и определенной части местных предпринимателей, вложивших свои капиталы в плантационное хозяйство на Цейлоне.

Другим важным социальным последствием английского колониального господства явилось зарождение национальной буржуазии.

Генезис этой буржуазии (который должен стать предметом специального рассмотрения) был тесно связан с различными формами феодальной эксплуатации крестьянства и других слоев населения и в значительной степени был обусловлен развитием производства экспортных культур и других видов экспортной продукции.

Особенность местной национальной буржуазии заключалась в том, что многие ее представители вкладывали свои капиталы не в одну, а одновременно в несколько отраслей производства. Значительную часть своих капиталов они вкладывали также в недвижимую собственность, в особенности в строительство домов, так как эта сфера приложения капитала в конце XIX – начале XX в. считалась одной из прибыльных и наиболее перспективных.

Позиции местной национальной буржуазии были значительно слабее позиций английской буржуазии, и поэтому первая должна была довольствоваться положением младшего партнера. На этой почве у нее складывались весьма сложные отношения с иностранным капиталом и между ними нередко возникали серьезные противоречия.

Вместе с тем зависимость местной буржуазии от иностранного капитала, а также классовая общность интересов создавали условия для их сотрудничества. Но в целом как класс национальная буржуазия к концу нового времени была еще слаба не только в экономическом, но и в политическом отношении.

Несмотря на то что с наступлением эпохи новейшего времени национальной буржуазии удалось встать во главе национально-освободительного движения, вопрос о ликвидации английского колониального господства в стране был поставлен лишь после второй мировой войны.

<< К оглавлению книги «Очерки экономической истории Шри Ланки»
Следующий раздел>>
script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));