♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

2.1 Голландская колониальная экспансия на Цейлон в первой половине XVII века

<< К оглавлению книги «Очерки экономической истории Шри Ланки»
Следующий раздел>>

Как известно, Голландия в XVII в. переживала период расцвета. Многие отрасли ее промышленности, в том числе и кораблестроение, находились уже на мануфактурной стадии, что позволило ей, в частности, превратиться в первоклассную морскую державу. Голландский торговый флот насчитывал свыше 10 тыс. судов, или половину торгового флота всей Европы [169а, с. 512]. Эти огромные успехи в промышленном развитии и позволили К. Марксу характеризовать Голландию как образцовую капиталистическую страну XVII столетия [2, с. 761].

Достигнув превосходства на море, Голландия уже в самом начале XVII в. вступила в борьбу с Португалией и другими странами за установление господства в ряде районов Южной Юго-Восточной Азии, причем в планах голландских колонизаторов не последнее место занимал Цейлон, широко известный в Европе своими богатствами. Кроме того, Цейлон имел важное стратегическое значение именно с точки зрения борьбы Голландии с Португалией за передел колоний. «Судьба португальцев в Индии, – отмечалось в одном из документов голландских властей, – по существу, зависит от Цейлона. Если нам удастся выбить их с этого острова, они не смогут удержаться и в Индии, так как Цейлон расположен в самом центре их владений на Востоке» [211а, с. 42].

Первые попытки голландцев проникнуть на остров относятся к началу XVII в. Зная, что Цейлон так и не завоеван португальцами целиком и что центральная часть (Кандийское царство) остается независимой, голландцы решили установить с правителем Канди контакт и попытаться вовлечь его совместную борьбу против португальцев.

Первая голландская миссия к правителю Кандийского государства была направлена из Батавии – центра голландских владений на Востоке – в начале 1602 г. [см. 211а, с. 26; 253, с.855]. В июле 1602 г. эта миссия благополучно добралась до г. Канди и начала переговоры. Не раскрывая истинных целей своего путешествия, глава миссии Дж. ван Спилберген от имени директоров голландской Ост-Индской компании заявил, что «он прибыл сюда специально для того, чтобы предложить Его Высочеству королю Кандийского государства помощь в его борьбе с португальцами» [цит. по: 160, с. 6]. Вимала Дхарма Сурья, тогдашний глава Кандийского государства, видимо, счел это предложение искренним и оказал первому посланцу голландской Ост-Индской компании радушный прием.

В ходе переговоров было установлено, что за военную помощь король готов преподнести голландцам в виде дара 1 тыс. квинталов корицы (1 квинтал равен 50,8 кг); за возвращение Галле он готов был отдать в два раза больше, а за Коломбо – всю корицу, которая у него имелась [211а, с. 30]. В качестве «аванса» Вимала Дхарма Сурья передал Спилбергену все имевшиеся у него к тому времени запасы корицы и перца [160, с. 6] и, очевидно полагая, что противостоять португальской экспансии ему будет легче, имея голландцев союзниками, разрешил последним построить форт в Тринкомали [112, с. 44].

Через несколько месяцев после отъезда Спилбергена голландцы направили к кандийскому правителю вторую, еще более авторитетную миссию во главе с вице-адмиралом С. де Веертом [33, с. 26; 112, с. 44; 254, с. 855]. Документы голландских властей свидетельствуют о том, что Вимала Дхарма Сурья оказал Веерту еще более пышный прием, устроил в его честь пушечный салют и преподнес королевский подарок («восточные сладости», 50 ларин на мелкие расходы, четырех рабов и трех рабынь) [33, с. 29; 211а, с. 29].

Вывод этой, по существу, второй разведывательной миссии, заключавшийся в том, что «без союза и дружбы с кандийским королем закрепиться на острове невозможно» [211а, с. 32], и был положен в основу колониальной политики голландцев на Цейлоне в первой половине XVII в.

Во время этих поездок представители высших голландских властей, видимо, убедились в том, что следует воздержаться от прямого выступления против португальцев и подождать более благоприятного момента. Голландцы внимательно следили за развитием португальско-кандийских отношений и в начале 30-х годов сочли необходимым возобновить свои контакты с правителем Кандийского государства – Раджасингхой II. С этой целью в ноябре 1637 г. голландские власти направили к Раджасингхе II делегацию во главе с Вестервольгом, который подтвердил прежнее обещание Голландии относительно военной помощи. За это голландцы выторговали себе монопольное право закупки всей кандийской корицы (правда, по цене, на 50% превышающей закупочную цену португальцев) и платить обещали либо наличными, либо товарами и оружием – в зависимости от желания кандийской стороны [160, с. 14-16].

Согласно документам голландских властей, Раджасингха II принял эти условия, причем в случае захвата Коломбо он соглашался продавать не только всю корицу, но также перец и воск (211а, с. 56]. Наряду с этим Раджасингха II взял на себя обязательства обеспечивать голландцев строительными материалами, которые потребуются для сооружения фортов Баттикалоа и Тринкомали, а также оплачивать все расходы, связанные с оказанием голландцами военной помощи [160, с. 15]. Для начала Вестервольт обещал прислать несколько кораблей, а также солдат, чтобы захватить Баттикалоа и передать его Раджасингхе II. Однако этот первый договор оказался невыполненным.

Узнав об этих договорах, командующий португальскими войсками Д. де Мело в начале 1638 г. отдал приказ о выступлении своей армии в поход на Канди. Раджасингха II, видимо, не ожидал, что португальцы осмелятся вновь пойти на него войной, и поэтому, не оказав ни малейшего сопротивления, пропустил португальскую армию до самой столицы. Захватив Канди, португальцы не только разграбили город, но и сожгли его [160, с. 16; 213а, с. 27]. Впрочем, возможно, что здесь сказалась не столько неподготовленность или неспособность кандийцев остановить португальскую армию, сколько определенная тактика Раджасингхи II, рассчитанная на разгром противника с минимальными жертвами, так как вскоре к столице подошли основные части кандийской армии и португальцы были вынуждены начать отступление. В битве при Ганноруве 24 марта 1638 г. португальская армия была наголову разбита кандийцами. В бою был убит и главнокомандующий [160, с. 17; 217, с. 29].

Победа кандийской армии при Ганноруве означала, что португальцам был нанесен еще один крупный удар, после которого все их усилия были направлены уже не на подчинение Кандийского государства, а на то, чтобы удержать захваченные позиции в борьбе с кандийским правителем и поддерживавшими его голландскими колонизаторами.

В мае 1638 г. голландские власти сняли с осады Гоа пять военных кораблей и отдали их в распоряжение Вестервольта для взятия Баттикалоа. Ко времени их прибытия сюда подошла и 15-тысячная армия Раджасингхи II [211а, с. 57]. После предварительного обстрела голландской артиллерией было решено совместными усилиями взять укрепления города штурмом.

Однако артиллерийский обстрел оказался, видимо, настолько впечатляющим и разрушительным, что командование португальского гарнизона выбросило белый флаг [160, с. 17]. 23 мая 1638 г. по предложению Вестервольта Раджасингха II подписал новый договор с голландскими властями [118, с. 455]. Договор был составлен на португальском языке в двух экземплярах. Каждая из сторон получила на хранение один оригинальный экземпляр этого договора. К сожалению, оригиналы в настоящее время не сохранились, но имеется перевод этого договора на голландский язык.

Основу договора составляли те же статьи, которые были в договоре 1637 г. Но две очень важные статьи были новыми: в статье 3 отмечалось, что «все захваченные форты должны охраняться голландским гарнизоном, если Его Высочество (Раджасингха II. – Л. И.) сочтет это необходимым, но если голландские власти решат, что эти форты недостаточно укреплены, король обязан будет укрепить их так, как укажут голландские специалисты». Статья 4 гласила: «Король обязан обеспечивать голландский гарнизон питанием, л также нести все расходы, связанные с выплатой жалованья солдатам и офицерам, находящимся на службе голландских властей» [160, с. 18]. Таким образом, Раджасингха II, поставив свою подпись под этим документом, по сути дела, брал на себя обязательство оплачивать все расходы, которые могли понести голландцы в связи с установлением на острове своего господства.

Вскоре после подписания договора Раджасингха II со своей армией отбыл в столицу, а в Баттикалоа был оставлен голландский гарнизон в 100 человек (1). Но, используя этот форт как опорную базу, голландцы стали энергично увеличивать численность своих вооруженных сил на Цейлоне, привлекая и местных солдат.

———————————————————————–

(1) Согласно документам голландских властей, за помощь, оказанную при взятии Баттикалоа, голландцы получили от кандийского короля 143 бахара корицы, 21 бахар воска и 6 бахаров перца [211а, с. 59], хотя претендовали на большее.

———————————————————————–

В 1639 г, главнокомандующим голландских войск на Цейлоне был назначен генерал Ф. Лукас. Вскоре е его распоряжении оказались крупные по тому времени вооруженные силы- 1,5 тыс. солдат и офицеров. Тем не менее он понимал, что без помощи кандийской армии не может рассчитывать на успешное выступление против португальских войск. Поэтому Ф. Лукас направил Раджасингхе II письмо и 200 голландских солдат с просьбой подготовиться к совместному выступлению, с тем, чтобы попытаться взять Коломбо. В 1640 г. он со своими войсками обогнул южную часть острова и высадился близ Негомбо. Сюда вскоре подошла и 15-тысячная армия кандийцев [211а, с. 75], в составе которой находилось 150 голландских солдат (остальные в пути заболели). Во главе кандийской армии стоял сам Раджасингха II. Через несколько дней форт Негомбо был атакован совместными кандийско-голландскими силами, и оборонявший его португальский гарнизон вскоре сдался. Сразу же после этого Лукас распорядился восстановить разрушенные стены форта.

Когда об этом стало известно Раджасингхе II, он приказал приостановить работы, так как намерен был разрушить эту крепость до основания [160, с. 30-32]. Но Лукас не согласился с этим решением, ссылаясь на известную статью 3 договора 1638 г. При этом он предъявил копию договора, переведенного на голландский язык, где было написано, что «все форты, захваченные у португальцев, должны охраняться голландским гарнизоном» [160, с. 32-33]. В экземпляре договора, которым пользовался Раджасингха II (написанном на португальском языке), в этой статье было небольшое, но важное добавление: «Все захваченные форты должны охраняться голландским гарнизоном, если Его Высочество (Раджасингха П.-Л. И.) сочтет это необходимым». Последняя часть предложения оказалась опущенной в голландской копии договора.

Эта «неточность», а также обнаруженные при сверке другие несоответствия подписанному оригиналу утвердили кандийского короля в мысли, что голландцы его обманывают, стремясь занять место португальцев на острове. Через некоторое время приказал своим войскам отойти в глубь страны, однако на полный разрыв с голландцами Раджасингха II не решился, так как, видимо, продолжал надеяться, что с их помощью ему удастся изгнать португальцев с острова.

В самом начале 1640 г. он предложил голландцам заключить новый договор, условия которого сводились к следующему. «Поскольку кандийская сторона оплатила расходы, понесенные голландцами при взятии Тринкомали, предоставив им десять слонов, этот форт следует возвратить кандийцам; форт Коломбо после его взятия должен быть снесен до основания; другие форты должны оставаться под командованием голландских войск до тех пор, пока кандийская сторона не выплатит Голландии расходы, связанные с оказанием военной помощи; после выплаты всех расходов в распоряжении голландцев будет оставлен один форт» [160, с. 37]. Голландские власти согласились на эти условия, и договор вскоре был подписан.

Спустя некоторое время голландцы передали форты Тринкомали и Баттикалоа представителям кандийского короля [160, с. 65]. Судя по некоторым источникам, они пошли на это, потому что «не ожидали прибыли от владения территорией, окружавшей эти форты» [160, с. 77]. Заключив договор, Раджасингха II и голландские власти решили предпринять совместное выступление с целью захвата форта Галле, который, по мнению голландских властей в Батавии, считался наряду с Негомбо «ключом к наиболее богатым коричным лесам Цейлона» [160, с. 37].

Командующим голландскими войсками в этой операции был назначен генерал У. Костер. В марте 1640 г. два голландских военных корабля с солдатами, обогнув южную часть острова, стали на якорь недалеко от Галле. Несколько позднее прибыли еще три корабля и 15 марта 1940 г. форт был взят голландцами штурмом до прихода основных сил кандийского короля. Как обычно, после захвата город на несколько дней был отдан на разграбление голландским солдатам [33, с. 77]. Судя по документам голландских властей все пленные, имевшие при себе оружие, были уничтожены, остальные 700 португальских солдат и офицеров вместе с семьями и рабами были взяты в плен [211а, с. 77]. Спустя несколько дней после взятия Галле к форту подошли основные части кандийской армии.

Поскольку основные силы голландцев оказались в районе Галле, португальцы, собрав трехтысячное войско, в котором две трети составляли местные солдаты – ласкарины, осадили Негомбо. Посланные на помощь войска Раджасингхи не сумели подойти вовремя, и после восьмидневной осады голландский гарнизон сдался. Командующий кандийскими войсками Дон Балтазар не был об этом извещен и не принял необходимые мер предосторожности. В результате его армия попала в ловушку и была почти полностью уничтожена [160, с. 39-40].

В 1642 г. действия голландских колонизаторов заметно активизировались, и к 1643 г. они сосредоточили в районе Коломбо 25 кораблей и почти 2,8 тыс. солдат под командованием одного из членов совета директоров голландской Ост-Индской компании – Ф. Карона. Перед ним была поставлена задача взять Коломбо или в крайнем случае Негомбо [160, с. 81-84]. Карон принял решение вначале взять Негомбо, а затем маршем продвинуть войска для захвата Коломбо.

В начале января 1644 г. 1,5 тыс. голландских солдат и офицеров ночью высадились близ Негомбо и утром внезапно атаковали форт. Португальский гарнизон не смог оказать голландцам серьезного сопротивления, и в тот же день Негомбо вновь оказался в руках голландцев. Оставив здесь небольшой гарнизон, голландцы направили основную часть своих войск для овладения Коломбо. К ним присоединились и 2 тыс. солдат Раджасингхи II. Но на переправе р. Келани-ганга, в местечке Мутвал, объединенная голландско-кандийская армия была остановлена португальцами.

Укрепившись на противоположном берегу, португальцы сумели отразить все атаки и не допустили переправы в этом районе. Не удалось голландцам организовать наступление на Коломбо и со стороны Панадуры, так как там укрепления португальцев были особенно сильны. Поэтому голландцы были вынуждены временно приостановить военные операции против португальцев.

Через несколько месяцев, в июле 1644 г., наступление предприняли португальцы и, получив из Гоа подкрепление -1,3 тыс. солдат и 7 военных кораблей, попытались вернуть форт Негомбо, но голландскому гарнизону удалось отбить атаку, и португальцы, потеряв свыше половины своих солдат, были вынуждены отказаться от попытки захватить этот форт [160, с. 90].

Видя, что ни одной из сторон не удается добиться решающего перевеса, колониальные власти Португалии и Голландии решили начать переговоры, которые в ноябре 1644 г. закончились договором о перемирии [160, с. 95]. По условиям этого договора португальские и голландские власти на Цейлоне, до ратификации договора правительствами метрополий, обязались не возобновлять друг против друга военных действий, в всю захваченную ими юго-западную часть Цейлона поделили между собой на две части: территория к югу от р. Бентоты была закреплена за Голландией, к северу-за Португалией.

В марте 1645 г. договор о перемирии был дополнен подписанным в Галле договором о военном союзе между ними. Тем самым каждая из сторон брала на себя обязательства в случае нападения кандийского короля оказывать друг другу военную помощь [160, с. 97-99]. Заключение этих двух договоров значительно укрепило позиции колонизаторов; отныне они направляли основные силы на расширение своих владений на Цейлоне[160, с. 107-108].

Одновременно заключение такого союза означало обострение отношений с королем Канди, который, считая освобождение острова от иноземцев делом своей жизни, собрал крупную армию и выступил в поход против основных частей голландских войск, стоявших лагерем в Хивалгедере. Голландцы отступили в крепость Паннаре, расположенную в 15 милях от Негомбо.

Вскоре эта крепость была осаждена кандийцами и взята ими. Отметим, что во время осады голландские власти обратились за помощью к союзникам [160, с. 113-114], но португальцы нашли предлог, чтобы отказать. После падения крепости Паннаре в руках голландцев на западном побережье, по существу, остались всего два форта – Негомбо и Галле, причем оба они были отрезаны от основной территории Цейлона, так как контролировались кандийскими войсками, а все гражданское население из прилегавшей территории по приказу Раджасингхи II было эвакуировано в глубь страны.

Поскольку в бою голландцам не удавалось победить армию кандийского короля, они решили прибегнуть к хитрости. В результате многочисленных переговоров и длительной переписки в ноябре 1646 г. Раджасингха II подписал с голландскими властями новый договор: голландцы обязались вернуть кандийскому королю форт Негомбо, а король – передать властям 340 голландских военнопленных, захваченных при штурме крепости Паннаре [160, с. 123-126].

Король незамедлительно выполнил свое обязательство, а голландские власти не спешили. Вновь началась переписка, затянувшаяся на несколько лет [160, с. 124-127]. Форт так и не был возвращен Раджасингхе, а переписку прервали возобновившиеся военные действия между португальскими и голландскими колонизаторами.

К середине XVII в. превосходство голландского флота над португальским стало настолько очевидным, что голландские власти в Батавии решили первыми начать наступление на позиции португальцев на Цейлоне с целью их окончательного вытеснения. В 1652 г., нарушив заключенные договоры, они отдали секретный приказ о начале военных действий, но встретили сильное сопротивление португальцев и вновь обратились за помощью к кандийскому королю.

В течение нескольких лет Раджасингха II, вновь выступавший на стороне голландцев, неоднократно одерживал победы и терпел поражения. Но решительный перелом в ходе военных действий наступил к маю 1656 г., когда после семимесячной осады, предпринятой совместно кандийской и голландской армиями, сдался гарнизон форта Коломбо – крупнейшего форпоста Португалии на Цейлоне [160, с. 167-169, 171-177; 211а, с. 34, 195-197, 227, 248-249, 263-264, 273]. Первыми в форт ворвались голландские войска. Они сразу заняли все бастионы и закрыли вход в крепость. Кандийские войска оказались за стенами форта. Раджасингха был вынужден отвести войска на территорию своего королевства.

В сентябре 1657 г. голландцы, получив новые подкрепления, повели решительное наступление на позиции португальцев на севере страны и вскоре взяли почти без боя форты Манар и Тутикорин. Значительное сопротивление оказал лишь португальский гарнизон, оборонявший форт Джафну. Но и он после трех с небольшим месяцев осады был вынужден капитулировать. 23 июля 1658 г. сдался последний португальский форт – Негапатнам [160, с. 179-180].

Таким образом, вся территория и порты, расположенные в юго-западной и северной частях Цейлона, ранее принадлежавшие португальцам, перешли в руки новых, на этот раз голландских, колонизаторов. Под властью последних оказалась значительная территория, принадлежавшая ранее Португалии, на которой проживало, видимо, не менее половины всего населения острова (2).

———————————————————————–

(2) Точных данных о численности населения на Цейлоне в исследуемый период нет, но, судя по оценкам, относящимся ко второй половине XVIII в., на захваченной голландцами территории проживало примерно 800 тыс. человек [см. 22, с, 39; 129, с. 63; 230, с. 18].

———————————————————————–

<< К оглавлению книги «Очерки экономической истории Шри Ланки»
Следующий раздел>>
script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));