♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

5. Мьянмские «почему»

http://dragon-naga.livejournal.com/

5.1 Мьянманские “почему”
Oct. 7th, 2009

Почему когда мьянманцы готовятся разрезать огурец, они сначала отрезают кончик и затем круговыми движениями трут его об отрезанное место? Мне объясняли это очень просто: так из огурца уходит плохая вода.

Почему мьянманцы разных возрастов так любят, сбривая все волосы на подбородке, оставить 2-3 волоска, культивировать их, холить и лелеять. Эти волоски вырастают у них сантиметров на тридцать, и встречный ветер закидывает их через плечо. Причем, среди людей, практикующих такое, попадаются генералы и банкиры. Они считают, что с этими волосками резко повышается их привлекательность. А по-моему, все совсем наоборот.

Почему мьянманцы считают тараканов (тут они летучие и величиной с палец) грязными разносчиками заразы, но не убивают их, если найдут этого таракана у себя в квартире? Они просто ловят его и выкидывают в окно. Понятны их чувства как буддистов. Но как же быть с тем, что они все-таки грязные и заразные?

Почему мьянманцы искренне считают, что перед тем как открыть банку сгущенки – ее надо с высоты своего роста шмякнуть дном о каменный пол? Понятно, что при этом дно прогибается вниз и после прокола консервным ножом молоко не лезет наружу. Но когда с непривычки слышишь на кухне такие звуки – поневоле думаешь, что там кого-то убивают.

Почему мьянманцы так любят повторять то, что им говорят. Это с непривычки может ввести европейца в заблуждение. Например, иностранец садится в такси и называет таксисту цель пути – башню «Сакура». «Сакура тауа», – говорит он. «О-о! Сакура тауа!» – отвечает таксист. Если иностранец решил, что таксист четко понял, куда ехать – он ошибается. Проверочный вопрос: «Хау мач?». Не исключено, что таксист ответит тем же: «О-о! Хау мач!».

Почему мьянманцы-мужчины считают, что когда они в юбке-пасоу – им не стыдно прилюдно помочиться, а когда в штанах – стыдно? Много раз я наблюдал картину, как на оживленной улице на краю тротуара спиной к прохожим на корточках сидит мьянманец и мечтательно упирается взглядом в забор. А был бы он в штанах – искал бы укромное место.

Почему мьянманцы при принятии решений руководствуются какими угодно соображениями, но не заботой о безопасности человека, идущего рядом? Идея перейти оживленную улицу мьянманцу приходит настолько внезапно, что он сам не понимает, как вдруг оказался на середине проезжей части, хотя секунду назад он спокойно шел вперед по тротуару. А вы будете долго крутить головой, не понимая, что это было, и куда вдруг пропал человек, только что шедший с вами рядом.

Почему все мои знакомые, носящие имя Турейн («солнце» на древнем языке пали) или Нэй (то же самое, но по-бирмански) отличаются повышенной темнокожестью? То ли их солнце коптит особенно нещадно, то ли имя им было дано в насмешку?

Почему автобусные остановки в Янгоне расположены так, чтобы быть наименее удобными для пассажиров? Например, городские власти считают, что лучше выбрать место для остановки рядом с огромным пустырем по обе стороны проезжей части, потому что там удобно расширить дорогу, чем рядом с жилым комплексом или оживленным торговым центром. Кстати, тротуары янгонских улиц (если они вообще есть) – обычно очень узкие.

Почему мьянманец подчиняются первому же импульсу что-то сделать, не успевая логически осмыслить, что это делать ему в данный момент затруднительно. Например, мьянманцу, который только что набил рот едой, вдруг внезапно приходит в голову мысль в связи с неотложным делом позвонить по телефону. Пока он набирает номер, он еще подкладывает в рот пищи. И только к началу разговора, когда другой абонент уже вовсю орет из трубки «алло!», мьянманец внезапно осознает, что ответить членораздельно ему он не может.

Почему очень многие мьянманцы и мьянманки когда спят, любят обнимать подушку, а не класть ее под голову? Где тот мьянманский дедушка Фрейд, который бы дал оценку такому их поведению во сне?

Почему у молодых мьянманцев так популярна одежда с изображением черепа? В «Юзане-Плазе» на любой вкус кепочки с оскаленной черепной коробкой, рубашки и майки, где череп изображен во всевозможных ракурсах и количествах, и, наконец, штаны, с задницы которых доброжелательно скалится нечто с пустыми глазницами. На что намекает такая одежда и в чем секрет ее востребованности?

Почему мьянманцы, когда подзывают официанта (кондуктора, продавца, служащего в банке – да и вообще, любого другого человека), издают громкие поцелуйные звуки? Хотят ли они этим сказать, что они его страстно любят, или это просто от неумения свистеть и нежелания колотить по столу?

Почему мьянманцы, обретя счастье иметь кондиционеры в междугородных скоростных автобусах, тут же начали врубать их на полную мощность? Впрочем, знакомые янгонцы мне объяснили, что большинство из них все равно в автобусе сидит в автобусе по-азиатски, задрав ноги на сиденье, поэтому ледяной ветер, дующий под сиденьями, они не ощущают. В конце концов, знали куда садились – берите с собой носки и ботинки.

Почему у мьянманцев существует представление, что устойчивая эрекция полового члена зависит от регулярного употребления внутрь так называемых «леди фингерс», представляющих из себя тонкий, но объемный зеленый стручок с острым окончанием, а также от периодического употребления кока-колы, в которой разболтано сырое яйцо?

***

Думаю, что это – не последний список мьянманских «почему» в моем ЖЖ.

5.2 Мьянманские “почему” – 2
Nov. 20th, 2009

Почему у мьянманцев такое нежное и трепетное отношение к цифре 9? Мьянманцы тщательно исследуют даты своих жизненных событий (рождений, свадеб, переездов), ища в них скрытые девятки. Даже запуск в оборот несколько десятилетий назад банкноты в 45 кьят был также связан с этой цифрой (45=90:2 или 4+5=9). К числу бесспорных доказательств хороших перспектив у Аун Сан Су Чжи мьянманцы относят и тот факт, что она живет в доме №54 (5+4=9) по Университетской авеню в Янгоне. Чем именно заслужила такой почет цифра 9 (а не, скажем, цифры 7 или 11 – также популярные у буддистов) – для меня до сих пор загадка.

Почему в Мьянме бытует поверье, что если у мьянманца заклинило шею – то это «подушечная болезнь»? И самое главное, по их мнению, в лечении этой болезни – это сначала вытащить подушку на солнце, чтобы она прокалилась, а потом долго зверски избивать ее палками. Лично я так думаю, что фраза Чуковского «и подушка как лягушка ускакала от меня» – это не что иное как показания мьянманца, обвиняемого в жестоком обращении с собственной подушкой.

Почему многие мьянманцы когда берут трубку телефона, говорят не «алло», а «о-кей»? Я понимаю, что они тем самым сигнализируют собеседнику, что условия вокруг них позволяют начать беседу. Но почему бы не говорить для разнообразия что-нибудь более жизнеутверждающее и концептуальное? Вот я вспоминаю фильм «Семнадцать мгновений весны» – так там Штрилиц и прочие персонажи никогда не говорили «алло», а каждый раз произносили что-то вроде: «Вас слушают», «Здесь Штирлиц», «Мюллер у аппарата, дружище!»

Почему мьянманцы-мужчины с таким подозрением относятся к завозимым из Китая мужским пляжным шортам на резинке с изображением на них цветочков? По их мнению, цветы – это женское украшение, недаром женские юбки обычно содержат цветочный узор, а мужские – нет. У мьянманцев даже есть теория насчет того, что из-за того, что мальчиков в Китае рождается больше, чем девочек, происходит феминизация мужского пола. И поэтому китайцы щеголяют в шортах и рубашках с цветами. Все это понятно, но, по-моему, некоторым парням шорты с ромашками пойдут только на пользу, придав образу их обладателя загадочный романтизм.

Почему мьянманцы, ожидая лифт, тычут во все кнопки, которые только есть на пульте, словно они собираются ехать одновременно во всех направлениях? Больше того, они не успокаиваются даже зайдя в кабину лифта. Например, не успевает лифт остановиться на нужном этаже – а мьянманец уже насилует кнопку открывания дверей (будто без нее двери не откроются вообще). А когда приходит пора ехать дальше – палец перемещается на кнопку закрытия дверей, хотя в современных лифтах все эти процессы давно уже происходят автоматически.

Почему мьянманцы так любят петь и с таким удовольствием подпевают известным исполнителям? Я неоднократно был свидетелем, когда в каком-нибудь людном магазине внезапно отключалась громкая трансляция популярной песни, и в наступившей тишине несколько голосов продолжали ее допевать.

Почему когда в Мьянме официанты принимают у вас заказ, они стоят в надменной позе Наполеона, с руками, переплетенным на груди. Понятно, что этому они учатся с детства (даже в школе на уроках когда они отвечают – они стоят именно так) и для них этот жест означает, что вот они, руки, сплетены на виду у собеседника – в них нет оружия, и надо сделать усилие, чтобы их расплести и ударить. Но европейцу-то кажется, что официант своей позой выливает на них фунт презрения. Может, отсюда слухи о надменности и заносчивости мьянманцев?

Почему когда вы выходите из душа, завязав по привычке полотенце сбоку, это вызывает у увидевших вас мьянманцев хихиканье? Я понимаю, что мужскую юбку мьянманцы повязывают спереди, а сбоку повязывается исключительно женская юбка. Но полотенце – это же все-таки не юбка… И даже, на мой наивный взгляд, вообще не одежда.

Почему мьянманцы, когда говорят по мобильному, используют его как рацию. То есть, послушав собеседника в трубке, они отнимают ее от уха и выставляют перед своей физиономией, сосредоточенно уставясь на дисплей и крича в микрофон. Создается впечатление, что дисплей – это телесуфлер, по которому бежит выкрикиваемый ими текст. Понятно, что мьянманцу при разговоре просто необходим собеседник. Но использовать в этом качестве телефонную трубку – это, конечно, высший пилотаж полета фантазии.

Почему мьянманцы при передаче чисел очень в английских текстах своеобразно используют скобки? Например, в объявлении может быть написано: «Office (5)», «Ministry of Industry (1)», «it will last (7) days)». Причем, в других случаях, когда используются числительные, цифры передаются вполне нормально, без всяких скобок. Иногда скобки мьянманцам почему-то заменяют кавычки – например, может быть написано: «by decision of (UNESCO)»… Хотя, с другой стороны, и в России со скобками вокруг цифр иногда творятся необъяснимые чудеса. Например, меня всегда интересовала логика мыслей моих соотечественников, которые на своих визитках в номере телефона сначала без скобок указывают код страны +7, затем почему-то в скобках – код города, и уже затем без скобок номер своего телефона.

Почему мьянманцы, расплачиваясь в Сити-марте за покупки, считают своим долгом вывалить перед кассиршей все пачки денег, которые у них есть в карманах, и только потом вынуть оттуда купюры для оплаты товара. Если таким образом мьянманец хочет показать, что денег у него много – почему в таком случае в этот момент он может быть одет в старую полинялую юбку и драную футболку?

Почему мьянманцы так любят стоять на одной ноге? Нет, я не имею в виду стояние на одной ноге, когда они едут в переполненном трясущемся автобусе или толпятся на оживленном перекрестке. Но когда мьянманец спокойно и расслабленно стоит – у него тут же появляется желание поднять одну из ног, вывернуть ее колено в сторону, а пятку упереть в другую ногу. Особенно такая поза популярна, когда мьянманец стоит, прислонившись к стене. В этот момент кажется, что он играет в какую-то диковинную игру, изображая, например, цыпленка табака.

Почему лучшим средством привести в стельку пьяного человека в чувство мьянманцы считают сок лайма, заливаемый в уши бездыханного тела? Многие хозяйки, мужья которых любят поддать, держать дома килограммы этого народного средства и при необходимости без колебаний пускают его в дело. Впрочем, один знакомый доктор сказал мне, что это все равно, что растирать пьяному уши (российский народный способ привести его в чувство). Только в случае с растиранием ушей мы имеем дело с физическим воздействием, а при заливании сока лайма – с физиологическим. Но лично для меня было бы не все равно, трут ли мне уши, или выжимают в них лайм. По-моему, сок лайма в ушах – лучший способ рано или поздно расстаться с барабанной перепонкой.

Почему некоторые мьянманцы, поносив пару дней футболку, выворачивают ее наизнанку и ходят в таком виде еще пару дней. Понятно, что после выворачивания футболка оказывается чистой стороной наружу. Но что главнее – свежесть футболки, или чистота тела, на которое она одета?

Почему мьянманцы, которые еще помнят Горбачева, считают, что у него на лбу изображена карта Мьянмы? Конечно, кому как, и география у всех разная, но лично я до приезда сюда, почему-то был уверен, что там у него все-таки Южная Америка.

Наверное, это тоже далеко не последние мои «почему» в Мьянме…

5.3 Мьянманские “почему” – 3
May. 24th, 2010

Почему небедные молодые мьянманцы, идя на какие-то европеизированные мероприятия (типа вечеринок по случаю дней рождения их друзей) всегда обращают большое внимание на обувь? Даже в самую сильную жару принято надевать стильные кроссовки или кеды. Одним из неформальных пунктов программы вечеринки будет непременное фотографирование правых ног вставших в круг людей. Ноги вытягиваются в центр круга, смыкаясь носками, и стильные кроссовки превращаются в цветок с разноцветными лепестками. Потом эта фотография появляется во многих профайлах на Фейсбуке, и каждая обувь будет снабжена всплывающей подсказкой с именем владельца. У кого обувь крутая – тот гордится, у кого менее крутая – стыдится. Но стоит ли ради этой минуты фотографирования на четыре часа нацеплять на себя обувь, рассчитанную совсем для другого климата?

Почему мьянманцы, когда умываются и чистят зубы, обычно издают такие звуки, которыми в России принято пугать унитаз с сильного перепоя? Понятно, что нужно освободить горло от всего того, что в нем накопилось за ночь. Но зачем это делается так громко и демонстративно, что в курсе события оказывается по крайней мере полдома?

Почему когда машина в Янгоне дает задний ход – к ней тут же сбегается толпа добровольных помощников. Одни орут «со-со-со-со», другие, сгибая и разгибая пальцы на ладони, показывают, что еще можно сдать назад. Я представляю, каким надо обладать хладнокровием, чтобы правильно припарковаться под аккомпанемент этих орущих со всех сторон, жестикулирующих и лезущих под колеса людей, которых ты видишь в первый и, видимо, в последний раз в жизни.

Почему у некоторых мьянманцев существует обычай после покупки традиционного мьянманского тапка кусать его семь раз по окружности подошвы? Понятно, что каучуковая подошва очень похожа по цвету на сладкий клейкий рис, и понятно также, что тапок после покусываний, безусловно, испугается и будет долго и верно служить владельцу. Но почему его при этом кусают, а не, например, бьют молотком – это остается для меня тайной.

Почему у мьянманцев принято гладить рубашки так, чтобы создавалось впечатление, что они – абсолютно новые и только-только распакованы из пачки? Оно понятно, вертикальные складки от плеч вниз с двух сторон спереди обогащают художественный орнамент одежды мьянманца. Но почему бы тогда не нагладить на рубашке что-то более геометрически оригинальное, которое позволит привлечь внимание и сделать вывод о человеке как о яркой творческой личности?

Почему если девушка днем сопровождает иностранца – то она просто подруга в самом невинном смысле этого слова, а если идет с ним по улице вечером – то она проститутка, которую иностранец ведет к себе для сексуальных утех? По крайней мере, очень многие мои знакомые девушки, с которыми можно днем без проблем гулять по улице, отказываются идти вместе с наступлением темноты – именно потому, что окружающие вдруг начинают думать о них плохо. Оно конечно, темнота меняет восприятие окружающего мира, но не настолько же кардинально!

Почему у мьянманцев модно устанавливать около фар машины вертикально торчащую вверх пластмассовую сосульку? Иногда к ней подводят разноцветные мигающие огоньки, и она радует глаз феерией цветов. Я понимаю, что это тоска мьянманцев по никогда не виданной снежной зиме. Но почему тогда в России водители не ездят с прикрепленным у фар пластмассовым плодом манго?

Почему у мьянманцев в домах на самом видном месте висят не семейные или свадебные фотографии как иногда в России, а большой портрет главы семейства в рамке, сделанный на выпускной конвокации, где он изображен во взятой напрокат черной мантии и квадратной шапочке? Конечно, окончание учебного заведения – безусловно, очень важное в жизни событие. Но значит ли это, что для мьянманцев закончить вуз – куда более сложное дело, чем жениться и наплодить кучу детей?

Почему в Мьянме так принята покраска бордюрных камней на дорогах в белые и красные цвета? Причем, красятся бордюры в шахматном порядке: один камень белый, следующий за ним – красный, потом снова белый и снова красный. Найдется ли мьянманский Стендаль, который, попутешествовав по здешним дорогам и понаблюдав за жизнью мьянманских жюльенов сорелей, написал бы эпохальный роман под заголовком «Красное и белое»?

Почему в вечернее время некоторые категории мьянманцев любят перемещаться по городу в пижамных костюмах? Причем, делают это как мужчины, так и женщины. В таком виде не стыдно прийти в кафе или на концерт, а также просто погулять по улице. Понятно, что в пижаме в Мьянме никто не спит, в лучшем случае пижама – это домашняя одежда. Но домашняя одежда – она потому и домашняя, что в ней не ходят по улице.

Почему у большинства мьянманцев принято купаться в одежде? То есть, мьянманец, который до этого носился по пляжу в одних шортиках, перед заходом в море обязательно облачится в джинсы и рубашку. Они говорят, что море – большое и страшное, а когда человек в одежде – то оно не так сильно пугает. Почему бы в таком случае им не купаться в шубах, а еще лучше – не использовать снаряжение водолаза? При этом уж точно никакого страха, вроде бы, не должно быть вообще.

Почему у мьянманских полицейских и военных есть странная традиция носить с собой деревянную рогатку? Для этой рогатки есть специальная петля на военном ремне, и она всегда там торчит наготове, свесив резинку. Кому полицейские собираются угрожать этой рогаткой, с кем солдаты ведут боевые действия при помощи рогатки, и проводятся ли у них чемпионаты по меткой стрельбе из этого устройства – для меня до сих пор страшная тайна.

Почему для укрепления мужской силы мьянманцам знающие люди рекомендуют коктейль из толченого банана, взбитых яиц и молока? Впрочем, ответ на этот вопрос, я думаю, мне известен. Достаточно представить себе воочию все эти ингредиенты, лежащие рядом, и подумать о желаемом результате. Может, богатое воображение мьянманцев как раз и является причиной того, что очень многие иностранцы потом спрашивают свое «почему»?

5.4 Мьянманские “почему” – 4
Oct. 9th, 2010

Почему мьянманские мотоциклисты все поголовно ездят в касках немецко-фашистского фасона? Я понимаю, что они удобные и практичные, и в случае тропического дождя струя воды из-за отогнутого откоса отлетает в сторону, а не плещет на лицо. Но для русского человека, воспитанного на фильмах про Великую Отечественную войну, вид мчащегося на мотоцикле человека в фашистской каске вызывает, мягко говоря, сложные чувства и инстинктивно заставляет припоминать, что делали в таких случаях доблестные партизаны.

Почему мьянманцы, когда приезжают на пляж, считают своим долгом сфотографироваться на этом пляже в прыжке – на фоне безбрежных морских просторов? Я понимаю, что при виде стихии хочется самому взлететь и парить. Но зачем обязательно рассылать друзьям и знакомым фотографии этого своего паренья?

Почему специально обученные мьянманцы, которые регулируют движение паркующихся машин около супермаркетов и ресторанов, все поголовно вооружены свистками и практически безостановочно в них дуют с силой реактивного двигателя? Я понимаю, что пронзительный свист заставит любого человека выполнить то, что от него хотят – лишь бы этот свист прекратился. А окружающие-то чем виноваты?

Почему в некоторых современных мьянманских газетах (например, “Weekly Eleven”) при публикации обменных курсов иностранных валют к кьяту, денежная единица ФРГ до сих пор именуется маркой (хотя курс кьята дается к евро)? Вряд ли это незнание нынешних мировых реалий. Но и скрытого конспирологического смысла в этом, вроде, никакого не просматривается.

Почему, как только начинается дождь, мьянманцы, подоткнув юбки, считают своим долгом затеять игру на открытом воздухе в футбол или в чинлон? Конечно, играть под ласковыми струями тропического ливня весьма приятно, хотя бы потому, что дождь тут же смывает с тебя пот. Но с точки зрения европейца, при дожде нужно все-таки или сидеть дома, или закрываться зонтом, а не устраивать игры на свежем воздухе.

Почему многие мьянманские студенты, обучающиеся в Москве, считают обязательным сфотографироваться на Красной площади не иначе, как усевшись задом на брусчатку (в летнее время и в сухую погоду, естественно)? Что за древние инстинкты проявляются у них в этот момент? И садились ли точно так же их далекие предки на камни завоеванной ими Аютайи перед тем, как ее сравнять с землей?

Почему мьянманцы называют мусульманок, ходящих по янгонским улицам в парандже с прорезью для глаз, «самураями»? Я понимаю, что после просмотра фильмов со скачущими по крышам черными японскими человечками может родиться мысль о некотором внешнем сходстве двух явлений. Но с позиций здравого смысла – где мусульмане, и где Япония?

Почему мьянманцы считают, что если поймать угря, в живом виде надрезать его и выпить кровь, то это положительно скажется на их мужской силе? Я понимаю, что угорь твердый и длинный, но ведь этим чисто внешним сходством все и ограничивается?

Почему мьянманцы, когда хотят сказать о том, что между двумя людьми существуют хорошие ровные отношения, употребляют для этого слово «прохладные» («эйсэйбэ»)? Я понимаю цену прохлады в жаркой стране. Понимаю и то, что и в английском языке словосочетание «cool relations» тоже можно перевести двояко. Но все равно мне как-то становится не по себе, когда я понимаю, что мои отношения со здешними друзьями могут по мьянманским меркам быть охарактеризованы как весьма и весьма прохладные.

Почему многие мьянманцы, проходя мимо сидящего перед ними европейца, делают это в позе полунаклона? Их объяснение о том, что этим они хотят показать, что их голова находится ниже головы гостя (и тем самым продемонстрировать свое уважение), не выдерживает никакой критики. У стоящего европейца голова, как правило, и так будет выше (потому что средний европеец выше среднего мьянманца), а у сидячего голова все равно будет ниже – как мьянманец перед ним ни склоняйся, проходя мимо.

Почему валютный меняла-обманщик в Янгоне называется «Али-Баба»? Я понимаю, что большинство валютных менял в Янгоне – это мусульмане. Но чем провинился бедный Али-Баба, который, согласно общеизвестной сказке, вроде никого особо не обманывал и валютообменными операциями не занимался?

Почему в Мьянме однополым людям ходить нежно в обнимку – это вполне нормально, и даже является частью стандартного поведения, а ходить в обнимку разнополым – считается верхом неприличия? Понимаю, что дружба – крепкое святое чувство. Но чем тогда провинилась любовь?

Почему в Мьянме когда хотят сказать про человека, что он непроходимо тут или бестолков, то обзывают его собакой или коровой? Я понимаю, что мьянманские собаки – расслабленно-пофигистические существа, но это не отменяет их дружбы с человеком. А что касается коровы, то очень многие мьянманцы не едят говядину – и дело тут не в религиозных соображениях, а в том, что быки всегда были кормильцами крестьянских семей. И как после это может повернуться язык считать столь уважаемых животных образцами тупости?

Почему мьянманцы считают недопустимым поставить на землю сумку с продуктами, даже если это – полиэтиленовый пакет из супермаркета? Понятно, что земля – грязная, и что продукты, находящиеся на уровне ног, автоматически становятся не вполне чистыми. Но пакет, в котором они находятся – как правило, все-таки герметичный и водогрязенепроницаемый. И почему в таком случае пакеты без проблем можно ставить в багажник старого такси, который часто по своей загрязненности может соперничать с самыми антисанитарными янгонскими помойками?

И в заключение – вопрос, ответ на который я знаю. А именно – почему мьянманцы так любят мешать пиво с виски. Все дело в том, что виски в Мьянме очень дешевый (около доллара за пол-литра), а пиво дорогое. И если простой мьянманец ставит себе целью посмаковать пиво, но при этом нажраться как от виски – то он вынужден заниматься составлением немудреного коктейля. У русского «ерша» резкий водочный курс все-таки весьма ощутим, а мьянманский виски – очень мягкий, приглушенный на вкус и немного сладковатый (по сравнению с ним любой из «Уокеров» покажется голой сивухой с резким вкусом). Именно поэтому вкус виски очень органично ложится на вкус пива, не портя впечатление от новополученного напитка. Некоторые называют этот коктейль просто – «хна пин лайн», или «два в одном». Но есть и другое название – «паукси», совсем как большая китайская паровая булочка из димсама. Но если название этой булочки – просто искаженное китайское слово «баоцзы», то имя коктейля несет в себе более глубокий смысл. «Си» – часть названия «живого», а не бутылочного пива («си» – это бочка). «Пaу(к)» – подражание звуку падающих капель, обозначающее сам этот процесс. Кроме того, согласно словарю, «паук» – весьма многоликое слово, имеющее значение «дырявиться», «просачиваться», «взрываться», «превращаться в ферзя», «справлять малую нужду», «уметь устраивать свои дела» и даже «выигрывать в лотерею». По-моему, напиток с таким многообещающим названием грех не попробовать.

5.5 Мьянманские “почему” – 5
May. 15th, 2011

Почему среди мьянманцев так популярны черные костюмы? Понятно, что черный костюм – это костюм на все случаи жизни – на свадьбу, на похороны и на деловую встречу. Но при этом почему мьянманцы категорически не приемлют костюмы, например, в полоску? При том, что у них юбки-пасоу отнюдь не однотонные, а в клеточку или в линеечку. То есть, к параллельно-перпендикулярному разнообразию как к таковому у них идиосинкразии точно нет.

Почему мьянманские дамы обожают остановиться где-нибудь в узком проходе и загородить движение? Те, кто скажет, что и в России многие тетушки такие же – будет неправ. В Мьянме это явление – куда более массовое, хотя, может быть, оно вызвано тем, что Янгон вообще производит впечатление «сжатого» города, и узких мест там по определению куда больше, чем, скажем, в Москве.

Почему мьянманцы, если они одевают чистую выглаженную белую рубашку, так любят пододевать снизу майку с цветастым крикливым узором? Или, может, мы имеем дело с их тайным сговором с рекламными компаниями? Потому что стоит мьянманцу чуть-чуть вспотеть, рубашка прилипает к спине – и рисунок футболки проявляется снаружи весьма отчетливо. Таким незамысловатым образом вполне можно увидеть на официальной рубашке мьянманца внезапно проступивший силуэт Шведагона, или пагоды Багана, или пальмы Нгапали.

Почему мьянманцы, упрекая европейцев за то, что они целуются на улице, сами совершают такие поступки, которые европейцам кажутся довольно бесстыдными? Например, я несколько раз видел, как молодые янгонские мамы спокойно кормят грудью малышей в янгонских автобусах. Делается это с той же степенью интимности, с какой они производили бы это в одиночестве. Я согласен с тем, что все естественное – не безобразно, и в европейской традиции еще художники эпохи Возрождения наглядно это продемонстрировали. Но почему в таком случае неестественным и вульгарным мьянманцам кажется поцелуй на улице?

Почему мьянманцы, глядя на Луну, считают, что там изображены заяц и пожилой человек? Конечно, фантазировать можно до бесконечности, но почему представители других видов животного мира, а также люди других поколений оказались обиженными в этом полете фантазии?

Почему мьянманцы, когда испытывают уличный громкоговоритель, говорят в микрофон не «раз-раз» и не «раз-два три», а «алло-алло-алло»? На мой взгляд, «алло» предполагает обращение к кому-то в надежде на ответ. И поэтому для меня сцена, когда висящий высоко над пагодой или монастырем громкоговоритель зычно взывает к небу «алло-алло-алло», выглядит довольно сюрреалистично, с определенным элементом мистики.

Почему когда мьянманцы борются с проституцией – они делают это примерно так, как в России борются с коррупцией? Например, в Пьинмане, которая сейчас территориально входит в Нейпьидо, власти постановили заменить все непрозрачные двери в отдельные комнаты в караоке-клубах на стеклянные (я воздержусь анализировать с этих же позиций недавнее указание губернатора Пермского края поснимать напрочь все двери кабинетов в краевой администрации). При этом никто не задумывался над тем, что кроме караоке-клубов существует еще немало мест, где можно спокойно предаваться порокам, и на все стеклянные двери не навесишь.

Почему у мьянманцев чувство неловкости порой выражается довольно странным образом? Например, в янгонских автобусах не особо принято уступать места пожилым людям. Обычно мьянманцы смотрят друг на друга, оценивая, кто здоровее и крепче – а самый здоровый и крепкий, как и в России, любит притворяться спящим. Иногда все ждут, когда вмешается кондуктор и сгонит кого-нибудь с насиженного места – в этом случае с кондуктором спорить не принято. Тем не менее, чувство неловкости от вида стоящего пожилого человека снимается у мьянманцев весьма просто – все с готовностью прелдлагают подержать на своих коленях его (ее) сумку. Когда пожилой человек отдаст сумку в надежные руки, временный хранитель держит ее с таким видом, будто выполняет ответственное государственное задание по перевозке важного груза.

Почему в янгонских кинотеатрах время сеансов обычно зафиксировано на веки вечные? Чаще всего расписание сеансов выбито на табличках над кассами и над входными дверями. Пыль и обшарпанность табличек заставляют думать, что заказаны и изготовлены они были еще в те времена, когда Бирма вовсю строила социализм. В большинстве кинотеатров Янгона дневной сеанс начинается в 3-30, а вечерний – в 6-30, вне зависимости от длительности фильма. Мьянманцы объясняют, что это – показатель национального характера, когда человек желает жить в своем стабильном мире, в котором все известно заранее, и если постоянная величина становится переменной – человек реагирует весьма болезненно (кстати, еще один повод задуматься о том, почему итак долго страна была «законсервирована», и почему в ней так долго существовала военная диктатура). Кроме того, мьянманцы обычно ходят «в кино», а не на конкретный фильм, и приходят к кинотеатру, часто не имея представления о том, что они сегодня в нем увидят. Все это хорошо, но только кто бы мне объяснил, почему, например, мьянманские поезда ходят обычно не по расписанию, а так, как им заблагорассудится?

Почему мьянманцы прямо-таки покатываются со смеху, когда кто-то падает? Если это к тому же толстая женщина, и перед падением она еще неловко помахает руками – то веселье приобретает характер безудержного хохота. Я понимаю, что эта реакция отчасти сформирована мьянманскими фильмами, где самой смешной считается сцена, когда жена ударяет мужа сковородкой по лбу, а муж, закатив глаза с скорчив дебильную физиономию, медленно и с чувством сползает по стенке. Но почему, смеясь над падением другого, мьянманец не думает, что в следующий раз точно так же будут смеяться над ним, а ему при этом будет не смешно, а больно?

Почему образность бирманского языка приобретает иногда самые неожиданные формы? Понятно желание целомудренного общества не называть своими именами, например, мужские половые органы (один из самых распространенных эвфемизмов – «золотой цветок», хотя ничего золотого я при всем богатом воображении там не могу представить). Но когда мьянманец именует собственный кулак «фруктом руки» (ле-ди), и вместо фразы «Я дам тебе в морду» на полном серьезе спрашивает: «Хочешь ли ты покушать фрукт руки?», мьянманские разборки больше становятся похожи на «Камеди клаб», чем на прелюдию реальной драки.

5.6 Мьянманские “почему” – 6

Apr. 30th, 2012

Почему мьянманцы любят демонстрировать свою принадлежность к офисному сословию тем, что кладут в нагрудный карман рубашки несколько авторучек – так чтобы они торчали своими колпачками сверху? Я понимаю, что работником офиса быть престижно – и человек всячески стремится показать, что он не трудится в поле и не подметает улицы. Но почему именно авторучки в кармане стали символом того, что жизнь удалась? Впрочем, видимо, у каждого народа есть свои подобные примочки. Говорят, что у«красных кхмеров», например, начальник отличался от рядового бойца наличием нагрудных карманов на куртке. То есть, присутствие ручек в этих карманах вполне могло бы рассматриваться как следующий шаг вверх по ступенькам чиновничьей иерархии.

Почему большинство мьянманцев при письме кладут перед собой тетрать не горизонтально, а вертикально и пишут текст снизу вверх (так, что он все-таки в итоге будет расположен горизонтально)? Я понимаю, что мьянманские буквы – круглые, и их можно писать с любой стороны. И что парты в школах маленькие и узкие, а в офисах госучреждений обычно за одним столом сидят по два клерка. Но почему они при этом пишут снизу вверх – а не, скажем, как китайцы, сверху вниз?

Почему мьянманцы, когда случается что-то неожиданное (например, кто-то сзади громко чихает или внезапно хлопает в ладоши) чаще всего восклицают: «Пайя-пайя» (что можно перевести как «Будда-Будда»)? Это тем более поражает воображение, если вспомнить, что в подобных ситуациях русские люди обычно употребляют совсем другие слова.

В Мьянме парикмахерские, принадлежащие буддистам, традиционно по понедельникам не работают. Как говорят сами мьянманцы, именно в понедельник лишился волос Будда, а уподобление Будде – верх неприличия для последовательного приверженца этой религии. Но при этом если мьянманцу-буддисту нужно подстричься в понедельник – он без проблем находит работающую парикмахерскую христианина или мусульманина. Значит ли это, что мьянманец считает стрижку в христианской или мусульманской парикмахерской в понедельник меньшим непочтением по отношению к Будде, чем если бы его в этот день стриг буддист?

Почему в своем стремлении сделать все по-своему мьянманцы иногда доходят до странных решений? Например, еще совсем недавно в Мьянме было всего два вида топлива для автомобильного транспорта – бензин и дизель. С появлением новых дорогих машин появился еще один вид топлива – «октан». И в то время, как на заправках в других странах мира категории топлива различаются по октановому числу, в Мьянме продолжают упорно цепляться за изобретенную ими странноватую классификацию. Мистер Октан, мистер Бензин и мистер Дизель триумфально шествуют по Мьянме, наперебой предлагая свои услуги посетителями бензоколонок.

Почему мьянманцы, когда ходят с посеребреными чашами для пожертвований, из-за отсутствия в стране монет повсеместно используют для звона жестяные пробки от пивных бутылок? Значит ли это, что звон пивных пробок наиболее привлекает деньги для пожертвований? И значит ли это, что производители пива, пробки с бутылок которых пойдут на благое дело, тем самым улучшают себе карму?

Почему мьянманцы, когда делают ошибки на письме, обычно не зачеркивают неправильно написанное, а замазывают канцелярскими белилами? Как правило, тот мьянманец, кто имеет при себе авторучку, вместе с ней носит еще и пузырек с белилами. Эта привычка замазывать неправильно написанное культивируется в мьянманцах еще в начальной школе. Непонятно одно: часто мьянманская бумага – отнюдь не белая (например, гербовая бумага для контрактов – желтая), и намазанные на листе канцелярские белила смотрятся куда менее красиво, чем аккуратно зачеркнутый текст. Еще более странно выглядит стремление мьянманцев замазывать ошибки в печатном тексте – при открытом файле на компьютере и стоящем рядом принтере.

Почему мьянманцы, говоря о преимуществах юбки-пасоу (лоунджи) перед штанами, любят упоминать тот факт, что если вор вытащит бумажник из кармана брюк – жертва этого скорее всего не заметит. А вот если он выдернет бумажник, заткнутый сверху за юбку – владелец это заметит обязательно, потому что нарушится сила затяжки пояса и юбка непременно спадет. По-моему, радоваться этому как раз не стоит: бежать за карманником, оставив позади упавшую на землю юбку – куда более неловко и обидно, чем просто проворонить бумажник в кармане штанов.

Почему мьянманцы считают, что иностранцы должны дорого платить за то, что они живут в их стране? Например, визит к доктору в клинике стоит иностранцу минимум в пять раз дороже, чем для мьянманца. Посещение зоопарка в Янгоне для мьянманца обойдется в десять раз дешевле, чем для иностранца. А когда иностранец приходит, например, в пагоду Шведагон, к нему тут же стервятниками кидаются спепциально обученные люди и требуют, чтобы он за пять долларов купил входной билет (для мьянманцев посещение Шведагона бесплатно). Пожалуй, единственная привилегия, которую имеет в Янгоне иностранец – это без всяких для себя последствий переходить дорогу в неположенном месте, дурашливо улыбаясь и махая рукой расплодившимся на улицах с приходом демократии дядькам со свистками и красными повязками (мьянманцев за такие фокусы полиция отлавливает, сажает в специальный автобус и берет с них штраф).

Почему большинство европейцев при ходьбе машет руками, сгибая их в локтях и устремляя кисти рук вперед? И почему большинство мьянманцев машет прямыми руками, занося их немного назад за спину и потом выбрасывая в стороны? Где тот офицер-строевик, который сможет сделать на основе этого глубокомысленные выводы о национальной психологии бирманцев?

Почему мьянманцы любят снимать все свое религиозные церемонии на фото? Например, абсолютно нормально, когда мьянманец просит своего друга: «Я тут помолюсь, а ты меня пофотографируй… А потом – я тебя!» Вытекает ли это из смысла буддистской молитвы, которая вообще не молитва с христианской точки зрения, а просто повторение и «самонапоминание» буддистских текстов? И в этом смысле не играет ли для мьянманца растиражированная и разосланная по друзьям и родственникам фотография ту же самую роль, что и многократное повторение буддистского текста?

Почему иногда, когда перекресток находится на солнцепеке, а метрах в пяти до него на дорогу падает тень большого дерева, мьянманец состановит машину, чтобы подождать зеленый сигнал светофора, именно в тени, оставив впереди себя до линии перекрестка пустое место? Примечательно при этом, однако, другое – никто его не обгоняет, и все пристраиваются за ним, даже если там, сзади, тень уже кончилась и следующие машины стоят на солнцепеке.

Почему мьянманцы называют известный в России как «собака»значок «@» – совой (зиквэ). Если, глядя на этот знак, со свернувшейся в клубок тощей собакой еще как-то можно смириться, то сова даже при богатом воображении получается какая-то уродливая и одноглазая.

Почему употребление слова «хороший» в бирманском языке способно поставить в тупик многих логически мыслящих людей? Например, когда говорят, что у какой-то вещи на рынке «хорошая цена» – это значит, что вещь стоит слишком дорого. Если говорят, что на улице «нехороший дождь» – это значит, что дождя там вообще нет. Впрочем, и в русском языке словосочетание «хороший кусок» часто обозначает вовсе не качество, а именно выдающиеся размеры.

Почему мьянманцы делают глубокомысленный вывод, что Мьянма и Белоруссия могут стать хорошими друзьями из того факта, что у президентов двух стран – одинаковые прически? В конце концов, есть много других вещей, в которых президенты У Тейн Сейн и Александр Лукашенко друг на друга не похожи. Например, мьянманский президент постоянно ходит в очках, а его белорусский коллега в очках на публике не появляется. Мьянманский президент на торжественные церемонии надевает традиционный бирманский одноухий чепчик «гаунг-баунг», а его белорусский коллега предпочитает совсем другие головные уборы. И, наконец, мьянманский президент носит юбку, а белорусский президент в юбке, вроде бы, замечен пока что не был.

Почему мьянманцы считают, что пригодная для еды дыня должна быть зеленой и твердой, и что если съесть мягкую и спелую дыню – можно серьезно отравиться? Почему на озере Инле так популярен салат из незрелых зеленых помидоров с сахаром? Почему мьянманцы считают, что ананас становится гораздо вкуснее, если его посыпать солью?

…Почему?

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));