♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

Золото ступ и храмов – что это и как его делают

shus 2009

Буддист-тхеравадин не жертвует в нашем понимании золото богу или храму.

У него нет Бога, у него есть Учитель. Поэтому следуя серединным путем, он с легкостью в сердце и с благодарностью к Учителю расстается с материальными благами и повышает свои заслуги. Тем самым улучшается карма и надежда на лучшее перерождение  в будущей жизни.

Золото ступ и храмов – это не жертва богам, оно – ничье. Пришедшие к святыне люди видя, какое огромное количество последователей Будды в течении многих веков следуют словам Будды : «Брось это!», укрепляются в своей вере. 

Они жертвуют храму деньги, культовые изделия, свое личное время и взамен получают желанную заслугу. Все действующие храмы, статуи и отдельные ступы на территории Бирмы строятся, ремонтируются и содержатся только за счет членов ее сангхи.

Ступы и храмы золотятся местными мастерами и  в условиях местного муссонного климата требуют ежегодного ремонта, в том и числе и золочения. Золотят как сусальным золотом, так и толстыми пластинами (верхняя часть Шведагона) – это в целях долговечности.

А вот статуи Будды, находящиеся внутри храма и не подверженные влиянию стихии, поэтому верующие могут золотить их сами в процессе поклонения святыне, прикрепляя к ней листочки золота.

Вот так это начинается (фото из Wat Pho, Бангкок).

А вот так это выглядит через сотни лет (статуя Mahamuni, Мандалай).

shus

Прикрепить один или несколько маленьких золотых листочек, купленный здесь же на территории храма, к статуе любимого Учителя, может практически любой. И это самый простой и доступный путь повышения заслуги.

Стоит такой листок на наши деньги примерно три рубля, продается упаковками по десять штук.   Золотые листочки для священнодействия  – это сусальное золото, произведенное и упакованное в соответствии со сложившимися сотни лет назад традициями (см. рис. ниже).

Производят это изделие в специальных золотобойных мастерских (листобойнях по Далю), где технология и организация производства не меняется веками. Это небольшие мастерские – 5-6 человек, включая собственно трех-четырех мастеров-золотобойцев.

Процесс изготовления сусального золота во все времена и у всех народов (а известно оно не менее 3-х тысяч лет) примерно одинаков: брусок золота расковывается в проволоку, которая затем расковывается или раскатывается в пластину толщиной 2-3 мм.

shus

Пластина режется на квадраты, которые складываются в стопку, перемежаясь листами специальной бумаги. В одной стопке – несколько сот золотых листков (в Бирме, если не ошибаюсь: 600-700).

Стопка из золотых пластинок и бумаги вкладывется в специальную оправку, сделанную из кишок, печеночной плевы (у нас в старые времена), буйволиных сухожилий (сейчас в Бирме – если я правильно понял) и т.п..

Далее молотобоец, рассчитывая силу и точность удара на свой глазомер, бьет специальным молотом по стопке пока золото равномерно не расплющится до размеров бумаги.

Стопка разбирается, золотой листок режется на четыре части, каждая часть собирается в новую стопку, опять перемежаясь с листами бумаги (в Бирме используют навощенную бамбуковую бумагу, которую делают тут же в мастерской).

И так повторяется по циклу, пока толщина листа не достигнет 0.1 микрона (десятитысячная миллиметра). Золото такой толщины прилипает к любой гладкой поверхности на молекулярном уровне, на чем и основана технология золочения сусальным золотом.

В Мандалае на улице златокузнецов (так она обозначается в путеводителях, адрес: 77х36х78) все делается в соответствии с вековыми традициями, но есть интересные особенности, поэтому – по-подробнее.

Мастерскую по расковке золота в сусаль не пропустишь – клекот от молотков стоит на всю улицу.

shus

Внутри –довольно просторное помещение, небольшая выставка позолоченных изделий, витрины, столы с образцами для объяснения технологии посетителям.

В глубине – сама мастерская: три рабочих места для расковки золота вдоль стен: два слева, одно прямо.

Тут же оборудование и материалы для изготовления бамбуковой бумаги: чан с заквашенным бамбуком, какие-то мутовки, сита, поддоны и пр.

Персонал мастерской: три золотобойца, помощник и девчонка: продавец-экскурсовод-кассир.

Направо за стеклом, в помещении без сквозняков и вентиляторов сидят шесть женщин и режут, пакуют, прошивают золотые листочки.

Мужики в стояче-сидячем положении, молотками (6 кг, на длинной ручке) равномерно бьют по оправкам, закрепленным на наклонных гранитных плитах.

Перед ними стоит глиняная чаша с водой, в которой плавает скорлупа половинки кокосового ореха.

Это и есть главный элемент организации производства.

shus

В дне кокса – дырочка, а внутри лежит камень. Время наполнения кокоса водой довольно точное – примерно три минуты.

Таким образом, базовая временная дискрета техпроцесса – «один кокос».

За водяным таймером следит помощник золотобойцев – внимательный мальчуган на корточках.

Темп работы определяется в 120 ударов/кокос.

После одного кокоса – мастер отдыхает примерно пол-кокоса (и металл немного остывает). После трех кокосов оправка переворачивается. 18 кокосов примерно равны одному часу ковки.

Весь процесс до выхода годного занимает 6.5 часов, из них сама ковка  – примерно пять часов (90 кокосов, 10 800 точно отмеренных по силе и точности ударов).  На выходе  – сусальное золото толщиной (так говорят) 0,1 микрон.

Мне сказали, что сами они теперь золотую проволоку не расковывают, а покупают золотую фольгу в Китае – она то и является исходным материалом для расковки до сусали.

Конечный продукт либо раскладывается в листки для храмов, либо идет мастерам на золочение разнообразных предметов и сооружений.

Видеоролик «Золотобойцы Мандалая» (HD1280x720 1:07)

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));