♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

Матарам

<< К оглавлению «Государства Юго-Восточной Азии»

Глава II. Установление феодальных отношений на Востоке

автор раздела – С.В. Кулланда

Колыбелью яванского раннесредневекового государства стали центральные и южные районы Центральной Явы. В отличие от малайских яванские ранние государства располагались во внутренних районах острова, на плато Рату Боко.

В VII – начале VIII в. там правили две династии: малайская династия Шайлендров, покровительствовавшая буддизму, и шиваитская династия потомков яванского правителя Санджайи, создавшего первое централизованное яванское государство, которое, однако, после его смерти вновь распалось на отдельные княжества.

Яванская эпиграфика того времени создавалась на санскрите и пестрела индийскими понятиями, в том числе совершенно чуждыми Яве того периода, например «горожане» (паура). Однако, как только речь заходила о дарении земель, в санскритском тексте тут же появлялись яванские титулы налоговых чиновников.

Постепенно создавалась экономическая и социальная структура собственно яванского государства. Не случайно, видимо, процесс появления эпиграфики на древнеяванском совпал с изгнанием династии Шайлендров с Явы и вытеснением малайского языка и санскрита из сферы эпиграфики и государственного делопроизводства.

Продолжаются попытки объединения центральнояванских княжеств. То один, то другой правитель (рака) принимает царский титул рату (= мал. дату). Однако твердого порядка престолонаследия, видимо, не существовало, царем становился наиболее могущественный из князей.

Ситуация начала меняться с воцарением в начале 50-х годов IX в. рака области Кайюванги – Пу Локапалы.

Раздачей земель он привлек на свою сторону и заставил признать свой сюзеренитет других правителей. В 873 г. он принял санскритский титул махараджа, централизовал раздачу земель и иммунитетов, ввел новую систему делопроизводства (внешне это выразилось в переходе на более массовый материал для письма – медные таблички).

После смерти Локапалы в 882 г. последовал краткий период смуты, пока в 898 г. не воцарился махарджа Балитунг. С его именем связано включение Восточной Явы в состав государства.

При его преемниках центр государства все более перемещается на восток, и, наконец, в 929 г. на Центральной Яве практически полностью прекращается изготовление надписей, сосредоточивающееся на Восточной Яве, а центральнояванские области «выпадают» из сферы государственного контроля и, видимо, возвращаются к традиционной форме мелких княжеств, не нуждавшихся в ведении документации.

Восточнояванское государство, первоначально также располагавшееся во внутренних земледельческих районах, постепенно осваивает долину судоходной реки Брантас, получая тем самым выход к морю, и становится одним из центров международной торговли, конкурирующим со Шривиджайей. Этой конкуренцией была вызвана война со Шривиджайей в правление Дхармавангши, о которой уже говорилось.

Преемник Дхармавангши, Аирлангта, восстановил могущество Матарама. При участии государства была налажена ирригация в долинах крупных рек. Восточная Ява вновь стала притягательным местом для мореплавателей и купцов. Однако, умирая, Аирлангга разделил Матарам на два государства, оставив одному сыну западную часть – Панджалу (Кадири, которая и стала преемником Матарама), а второму – восточную, Джангталу, не оставившую в истории сколько-нибудь заметного следа.

Социальная структура Матарама основывалась на низовой территориально-административной единице, каковой была земледельческая община ( вануа). В общине существовало наследственное владение землей больших семей с правом отчуждения с согласия общины в лице старейшин. Несколько общин, тяготеющих к одному центру, составляли следующую административную единицу, впрочем достаточно аморфную, восходившую к традиционному княжеству. Принадлежность к этой единице, границы которой постоянно менялись, определялась как подчинение (ватак) нескольких общин одной, наиболее влиятельной.

Общинники имели оружие, и каждая община представляла собой внушительную силу. На них могла возлагаться, в частности, охрана границ. Участвовали общины и в политической борьбе во время междоусобиц.

Общины управлялись старейшинами – рама, которые делились на две группы: старейшин, наделенных конкретными полномочиями, и старейшин, не имеющих (видимо, в силу преклонного возраста) конкретных обязанностей, но участвующих в советах. Должность старейшины могла быть наследственной: в эпиграфике упоминаются «урожденные старейшины».

Совет старейшин – караман – санкционировал продажу общинных земель, имел в своем коллективном пользовании землю с правом отчуждения, старейшины выступали свидетелями при раздаче иммунитетов, получая на хранение соответствующий документ.

Влияние общины этим не ограничивалось. Из среды общинников выделялась верхушка, составлявшая новые привилегированные слои, в частности так называемый слой панджи, окончательно, впрочем, оформившийся позже, в эпоху Маджапахита.

Особым статусом пользовались общины, посвященные храмам, – сама (от санскритского слова со значением «граница»). Они освобождались от уплаты части налогов и отчислений, но были обязаны отдавать часть доходов на содержание храма. Передача общины храму не влекла за собой ущемления прав ее членов, которые оставались полноправными гражданами.

В связи с определением места сельской общины в структуре древнеяванского общества представляет интерес статус общинника, именовавшегося анак вануа («человек [или «дитя»] общины»). Так называли помимо собственно крестьян представителей различных социальных слоев: чиновников, священнослужителей, вассальных правителей, т.е. практически это обозначение являлось общим для всех полноправных членов средневекового яванского общества – от крестьян до высшей аристократии.

Каждый полноправный, кроме монарха и мапатиха (канцлера), независимо от титула и должности считался членом некой конкретной общины, что имело определенное престижное значение.

В дальнейшем наименование института общины могло меняться (так, в надписях времен Аирлангги община именуется тхани, а общинник – соответственно анак тхани), но суть оставалась неизменной.

Представители неземледельческих слоев населения – ремесленники, торговцы, сказители, музыканты и пр., – объединяемые в древнеяванских текстах понятием мангилала драбья хаджи – «сборщики монаршего», т.е. социальные группы, имевшие право на часть производимого земледельцами продукта в уплату за свою деятельность, не считались общинниками. Как и в большинстве традиционных обществ, их статус был ниже статуса земледельцев.

Таким образом, совокупность общин-вануа, включавших всех полноправных членов общества, гарантируя тем самым их статус, была основой государства Матарам. Одновременно каждая община оставалась общностью собственно земледельцев, определенным образом взаимодействовавшей с государственной властью.

Низшие государственные чиновники, собиравшие с общин налоги, защищавшие интересы общины в переговорах с чиновниками центрального аппарата, ведавшие охраной порядка на территории общины и прилегающих путях сообщения и выполнявшие некоторые другие административные и идеологические функции (среди них упоминаются смотритель рынка, смотритель мостов, егерь, лесничий, писец, глашатай, музыкант, жрец, астролог и пр.) по обеспечению деятельности общинного механизма, назывались раманта.

Низшими чиновниками назначались скорее всего представители общинной верхушки, что приводило к ее сращиванию с государственным аппаратом. Были у раманта и подчиненные, называемые в источниках «слугами» или «воинами».

Раманта имели собственные земли, которые могли отчуждать, а за особые заслуги получали землю в коллективное «кормление».

Конфедерация нескольких общин составляла область, границы которой, очевидно, восходили к ранее независимому княжеству. Во главе области-княжества стоял правитель, представитель традиционной княжеской династии – рака.

Общины, входившие в княжество, объединял общий культ священных регалий – палладиумов (чаще всего это были камни или куски дерева необычной формы или свойств), названия которых, часто отражались в названиях княжеств (княжество Кайюванги – «Душистое дерево», княжество Ватукура – «Черепаший камень»).

Промежуточных административных звеньев между общинами и князем могло попросту не существовать, ведь княжество состояло чаще всего из нескольких общин. Промежуточная между общиной и княжеством административная единица – деша – встречается в документах I тысячелетия н.э. лишь однажды, что вкупе с санскритским происхождением слова заставляет считать этот институт сравнительно поздним нововведением.

Наряду с правителями княжеств существовал и центральный чиновничий аппарат, возглавлявшийся вторым после монарха лицом в государстве – мапатихом, одним из правителей княжеств (также носившим титул рака).

Мапатих мог стать и преемником монарха после смерти последнего. Аппарат централизованного государства контролировал прежде всего сбор налогов. В периоды укрепления центральной власти все иммунитеты санкционировались монархом и мапатихом.

В частности, на Восточной Яве при Аирлангге иммунитеты давались только монархом, и в первую очередь общинной верхушке.

Главными налоговыми чиновниками были пангкур, таван и тирип, называвшиеся также «почтенная троица» (иногда к этому словосочетанию добавлялся термин со значением «собирающая налоги»). О значении этих должностных лиц свидетельствует упоминание названий их постов в числе немногих яванских слов в санскритоязычных надписях.

В дела общин центральная власть в лице монарха, мапатиха и представителей центрального чиновничьего аппарата вмешивалась редко: в тех случаях, когда на общину возлагались какие-либо дополнительные обязанности (обеспечение постоянной переправы на реке и т.д.), в случае неуплаты налога, пересмотра ставки налога, предоставления иммунитета и т.д.

Экономика Матарама базировалась на орошаемом рисоводстве.

Товарно-денежные отношения были развиты сравнительно слабо. Хотя монеты и чеканились, они предназначались, очевидно, прежде всего для внешней торговли, которая начала особенно интенсивно развиваться с переносом центра государства на Восточную Яву, но существовала и до этого.

В источниках упоминаются прибывавшие на Яву сингалы, дравиды, кхмеры, моны.

Яванская монета была обнаружена в Египте в слое IX в. Внутри страны в денежном выражении исчислялись стоимость земли, ставка налога и т.д., но обмен, за отсутствием мелкой разменной монеты, был, очевидно, натуральным.

Эпоха Матарама была временем наивысшего расцвета яванской архитектуры. Именно в это время создаются такие храмовые комплексы, как буддийский Боробудур и шиваитский Прамбанан.

Наряду с индуизмом и отчасти буддизмом существуют культы священных регалий, обожествленных предков правителя, общинные верования.

Постепенно подготавливается почва для возникновения синкретической религии, оформившейся в эпоху Маджапахита.

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));