♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

«Учение двух ночей» в буддизме махаяны

Кий Е. А. «Учение двух ночей» в буддизме махаяны (на примере Ланкаватара-сутры)

По материалам научной конференции «Третьи Торчиновские чтения. Религиоведение и востоковедение» С.-Петербург, 2006 г.

Многие тысячи томов буддийской литературы написаны на разных индийских, центральноазиатских и дальневосточных языках, однако в религии буддизма никогда не существовало не только единого канона священных текстов, но и какого-либо текста, имеющего определяющее значение для уяснения основ учения. Зафиксированное в сутрах «слово Будды» не имеет единой инвариативной формы выражения, при этом смысловым стержнем проповедей основателя буддизма является Дхарма- одновременно и учение Будды, и его смысл. Эта особенность отразилась в текстовой деятельности буддистов, характеризующейся ярко выраженным инклюзивизмом: считается, что любой буддийский текст отражает какой-либо аспект Дхармы и в этом смысле является истинным.

Принципиальная вариативность «слова Будды» привела к разработке различных уровней значения словесного выражения Дхармы, соотносящихся с определенными стадиями продвижения по буддийскому пути. Высшие стадии ассоциировались с апофатическим способом выражения или «арийским молчанием», в которых слова сведены к минимуму или полностью отброшены. Кроме того, само молчание Будды в ответ на обращенные к нему вопросы является важным для понимания смысла его проповедей и не может быть интерпретировано исключительно как нежелание обсуждать метафизические проблемы.

Согласно буддийской традиции, любое общее утверждение Будды – часть ситуации, состоящей из пяти компонентов: говорящего (Будды), слушателей, места и времени произнесения и самого содержания. Соответственно, такие утверждения не могут рассматриваться как абстрактно-теоретические, воспринимающиеся вне привходящих условий. Это обстоятельство позволило А. В. Парибку предложить методологический подход к буддизму, в контексте которого весьма показательно так называемое «учение двух ночей» (в «Ланкаватара-сутре» эта доктрина не получает специального названия).

Суть этого учения сводится к тому, что Будда Шакьямуни за все время своей земной жизни, с ночи пробуждения и до ночи паринирваны, ничего не проповедовал и не произнес ни единого слова, пребывая погруженным в состояние глубокой медитации. Однако приходившие к нему люди имели возможность получить ответы на интересовавшие их вопросы (т.е. определенным образом воспринять «наставления»), поскольку само просветленное и подобное чистому зеркалу сознание Будды отражало эти вопросы и, воздействуя на сознание спрашивавших, указывало «ответы» на них. Все приходившие отличались друг от друга, представляя несхожие типы личностей, поэтому они получали самые разные «ответы» на свои вопросы. Полученные таким образом «ответы» Будды впоследствии оформились в виде сутр, на основе которых возникли разнообразные буддийские философские доктрины.

«Учению двух ночей», соотношению слов и истинной реальности посвящены несколько фрагментов «Ланкаватара-сутры» – одного из наиболее почитаемых текстов махаяны (1). Санскритский оригинал сутры впервые был издан Б. Нандзё в Киото в 1923 г., а несколько лет спустя Д. Т. Судзуки опубликовал исследование и английский перевод текста (2). В китайскую Трипитаку входят три перевода сутры, выполненные Гунабхадрой, Бодхиручи и Шикшанандой (3). По мнению Д. Т. Судзуки, самым точным является перевод Шикшананды, хотя практически все китайские комментарии «Ланкаватара-сутры» основываются на версии Гунабхадры (4). Наиболее интересный для рассмотрения «учения двух ночей» фрагмент сутры в санскритском оригинале и в китайской версии Шикшананды находится в третьей главе текста («О непостоянстве») (5). В других китайских переводах сутры названия глав и структура текста несколько иные (6). Ниже представлен перевод этого фрагмента по версии Шикшананды.

——————————————————————————————————————————-

(1) Указания на многие другие буддийские тексты, в которых упоминается молчание (tusnimbhava) Будды, даются в кн.: Ruegg D. S. Buddha-nature, Mind and the Problem of Gradualism in a Comparative Perspective. L., 1989. P. 209-212.

(2) Suzuki D. T. Studies in the Lankavatara Sutra. L., 1930; Lankavatara Sutra: A Mahayana Text. Tr. for the first time from the original Sanskrit by D. T. Suzuki. L., 1932.

(3) Лэн га а ба до ло бао цзин // Тайсё: синею: дайдзо:кё: (Великое собрание сутр, заново отредактированное [в годы] Тайсё). Т. 1-100. 2-е изд. Токио, 1960-1977 (далее – ТСД). Т. 16. № 670; Жу лэн га цзин // ТСД. Т. 16. № 671; Да шэн жу лэн га цзин // ТСД. Т. 16. № 672.

(4) Suzuki D. Т. Studies in the Lankavatara Sutra. P. 11.

(5) См. также перевод Д. Т. Судзуки: Lankavatara Sutra. P. 123-125 (фр. № LXI).

(6) Ср. этот же фрагмент в других китайских версиях сутры: Лэн га а ба до ло бао цзин. С. 498с – 499а; Жу лэн га цзин. С. 541с.

——————————————————————————————————————————-

«В это время бодхисатгва-махасаттва (7) Махамати (8) снова спросил Будду: “Почитаемый в мирах (9)! Так было проповедано Почитаемым в мирах: “В одну из ночей я достиг наивысшего просветления и в одну из ночей вошел в нирвану (10). За это время [я] не произнес ни одного слова, [я] не произнес и не произнесу [ни одного слова], поскольку молчание Будды и есть проповедь Будды (11)”. Почитаемый в мирах! На основании какого сокровенного смысла (ми и) так проповедано?”

Будда сказал: “Махамати! Так проповедано на основании двух сокровенных принципов (ми фа). И какие это принципы? Это принцип самоудостоверения (12) и принцип изначально существующего (13). Что есть принцип самоудостоверения? Все то, что было постигнуто всеми буддами, есть и мое [собственное] постижение, которое не увеличивается и не уменьшается. В мудрости этого постижения полностью отбрасываются свойства выразимости в словах, отбрасываются свойства различия, отбрасываются свойства именования (14). Что есть принцип изначально существующего? Исконная природа дхарм подобна золоту и другим [драгоценностям] на руднике. [Вне зависимости от того], появляется или не появляется Будда в [этом] мире, дхармы существуют, дхармы пребывают, так как дхармовый мир (15) и природа дхарм (16) всегда всецело и вечно существукет. Махамати! Вот, например, идущий по пустоши человек видит древний город с ровными старыми дорогами, приближается и входит в него, останавливается там и предается развлечениям. Как ты думаешь, Махамати, он ли создал эти дороги и этот город со всевозможными вещами в нем?”

[Махамати] ответил: “Нет”.

Будда сказал: “Махамати! Я и все другие будды полностью постигли (со чжэн) истинную реальность (17), точно также как и постоянно существующую природу дхарм. Поэтому и говорится, что с [момента] обретения состояния будды и до [ухода в] нирвану [я] не произнес ни одного слова, [я] не произнес и не произнесу [ни одного слова]”» (18).

——————————————————————————————————————————-

(7) Кит. пу са мо хэ са – «бодхисаттва, [обладающий] великой сущностью» – бодхисаттва, далеко продвинувшийся в прохождении пятидесяти двух ступеней пятиэтапного пути бодхисаттв.

(8) Кит. да хуэй – собеседник Будды и главный из бодхисаттв в Ланкаватара-сутре.

(9) Кит. ши цзюнь – один из десяти эпитетов Будды.

(10) Здесь имеются в виду ночь просветления и ночь паринирваны Будды.

(11) В китайском тексте: бу шо ши фо шо. В переводе Д. Т. Судзуки: «notspeaking is the Buddha’s speaking».

(12) Кит. цзы чжэн фа (в переводе Гунабхадры: цзы дэ фа; у Бодхиручи: цзы шэнь нэп чжэн фа); санскр. pratyatmadharmata. Иероглиф чжэн имеет значения «удостоверять» и «реализовывать», «достигать». Санскритское слово pratyatmadharmata однозначно указывает, что речь идет о природе или сущности Будды, а не о чем-то им достигнутом (ср., однако, перевод Д. Т. Судзуки: «the truth of self-realisation»). Здесь имеется в виду, что Будда рассматривает свою собственную природу пробужденного существа как сущность всех будд и состояния пробужденности.

(13) Кит. бэнь чжу фа; санскр. pauranasthitidharmata.

(14) Один из фрагментов «Махаяна-шраддхотпада-шастры» почти дословно совпадает с этими строками «Ланкаватара-сутры». См.: Да шэн ци синь лунь // ТСД. Т. 32. № 1666. С. 576а, ст. 10-12.

(15) Кит. фа цзе; санскр. dharmadhatu – универсум как единое целое.

(16) Кит. фа син; санскр. dharmata – сущностная природа всех дхарм, в дальневосточной буддийской традиции понимаема* как «природа Будды» (кит. фо син; санскр. buddhata).

(17) Кит. чжэнъ жу; санскр. bhutatathata – реальность как она есть в действительности, вне рамок рефлектирующего, дихотомичного и непробужденного сознания.

(18) Да шэн жу лэн га цзин. С. 608Ь, ст. 15-608с, ст. 1.

——————————————————————————————————————————-

В махаянских сутрах провозглашается, что Будда явил себя в мире как Будда Шакьямуни только лишь для того, чтобы живые существа смогли воспринять его учение, а все его проповеди и вообще вся земная жизнь были ни более чем «искусным методом» (19). В действительности Будда, также как и все другие будды, пробужден изначально. Природа будды, истинная реальность как она есть, находится за пределами дихотомичного видения мира, ограниченного двойственностью ментальных субъект-объектных конструкций, характеризующих непробужденное сознание.

Однако то, что является состоянием будды, пробужденностью, никоим образом не может быть выражено в словах, которые суть всего лишь имена и знаки, используемые непросветленным сознанием в рамках дихотомичных представлений, оппозиции субъекта и объекта. В этом  смысле нет никакой Дхармы, которая могла бы быть проповедована Буддой. Так, в «Ваджраччхедика-праджняпарамита-сутре» говорится:

«Субхути (20), не говори, что у Татхагаты (21) есть такая мысль: “Есть Дхарма, которую я проповедую”. Нельзя иметь такую мысль. И по какой причине? Если люди говорят, что есть Дхарма, которую проповедует Татхагата, то они клевещут на Будду по той причине, что не могут понять того, что я проповедую. Субхути, проповедующий Дхарму, не имеет Дхармы, которую можно было бы проповедовать. Это и именуют проповедью Дхармы» (22).

Таким образом, «учение двух ночей» предстает как совершенно органичное следствие общемахаянских доктрин и установок, согласно которым истинная реальность находится за пределами субъект-объектных различий и принципиально неопределима в словах.

——————————————————————————————————————————-

(19) Кит. фан бянь; санскр. upaya-kausalya.

(20) Кит. сюй пу ти – один из главных учеников Будды, постоянный персонаж праджняпарамитских текстов.

(21) Кит. жу лай («так приходящий») – один из эпитетов пробужденных существ и Будды.

(22) Цзинь ган бо жо бо ло ми цзин // ТСД. Т. 8. № 235. С. 751с, ст. 11-15.

——————————————————————————————————————————-

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));