♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

7.1 Магуэ: священные отпечатки, сандаловый монастырь и изумрудное ложе

<<К оглавлению книги «Священные места Бирмы» Следующий раздел>>

Эта позолоченная ступа воздвигнута на том месте, где находился легендарный Сандаловый монастырь, построенный двумя братьями. Будда посетил его перед тем, как переместиться по воздуху к соседней реке Ман и оставить там два отпечатка своих стоп: один для – для короля змей-нагов, а другой – для обращенного в буддизм еретика. Legaing village.

Все три главных места паломничества, расположенные как в самом Магуэ (Magwe), так и в его окрестностях, связаны с посещением Буддой Верхней Бирмы и распространением им здесь своего учения. Самым священным из этих мест считается Швесетто (Shwesettaw), где находятся два очень почитаемых отпечатка стоп Будды (пали/санскр. Buddhapada, След Будды – прим. shus), один из которых он оставил для короля мифических змей-нагов, а другой – для бывшего еретика, обращенного в буддизм. Вторым по значимости религиозным объектом является Сандаловый монастырь, который был построен для Будды двумя братьями, а третьим – расположенная в Магуэ ступа Мьяталун (Myathalun), внутри которой находится «изумрудное ложе», дарованное Буддой двум демонами-билу, которых он обратил в буддизм.

Сразу после посещения района Магуэ Будда проследовал на юг к Проме (Prome, совр. Pyay), где произошло одно из важнейших событий легендарной истории Бирмы: предсказание Буддой появления здесь первой национальной столицы Шри Кшетры (Shri Kshetra) и назначения ее первым правителем короля Дуттабаунга (Duttabaung). Таким образом, в Верхней Бирме почти одновременно был утвержден буддизм и основано государство. Впервые «Золотые следы», Сандаловый монастырь, Шри Кшетра и король Дуттабаунг были упомянуты в хронике, известной под названием «Язавинчо» (бирм. Yazawin Kyaw, «Прославленная хроника», другие написания на русском: Язавинчжо, Йазэвинчо – прим. shus), которая была создана в Аве в первой половине 16-ого столетия (Pranke 2004: 196). Утверждение буддизма и предсказание возникновения государства вероятнее всего были смоделированы по образу и подобию легендарных визитов Будды на Шри Ланку, превозносимых в ланкийских хрониках, с которыми была знакома политическая и религиозная элиты всех стран буддизма тхеравады.

Сюжеты историй о следах Будды и Сандаловом монастыре, включенных в «Язавинчо», были заимствованы из ранних палийских источников, при этом место действия повествования было заменено с Индии на Верхнюю Бирму. Например, обширная область вокруг Магуэ в «Язавинчо» называется Сунапаранта (Sunaparanta) и вероятно это обусловлено тем, что такое же название носила одна из шести «стран», в которые были направлены буддистские миссии после окончания Третьего собора. Название Сунапаранта присутствует в палийских канонических источниках и его обычно ассоциируют с Апарантакой (Aparantaka) из «Махавамсы» (Mahavamsa), которую ланкийская хроника описывает как область в западной Индии близ реки Нармады.

Почему местом действия для важнейших в бирманской религиозной истории событий был выбран именно регион Магуэ в настоящее время неизвестно, но это произошло уже к 16-ому столетию или немного ранее. Эти ранние предания из «Язавинчо» оказали влияние практически на все более поздние национальные религиозные и исторические хроники, такие как «Вамсадипани» (Vamsadipani), «Сасанавамса» (Sasanavamsa) и «Хроника стеклянного дворца» (Glass Palace Chronicle), и в настоящее время они являются общепризнанными во всей Бирме. 

Сандаловый монастырь

Местонахождение легендарного монастыря увековечено не современными монастырскими строениями, а большой ступой (Kyaung Taw (Daw) Yar Pagoda – прим. shus), расположенной в поселке Легаинг (Legaing), который находится в нескольких километрах от западного берега Ирравади (поселок и ступа расположены в 30 км к северо-западу от Minbu – прим. shus). Сюжет палийского повествования, послужившего основой легенды Сандалового монастыря, построен вокруг истории жизни двух братьев-купцов, которые жили в местности под названием Сунапаранта, расположенной в западной Индии. Старший брат, Маха Пунна (Maha Punna), со временем стал монахом, в то время как младший, Чуллла Пунна (Culla Punna), оставался купцом. Чулла Пунна построил для Будды монастырь из сандалового дерева (бирм. tharekhkan) в Легаинге, который Будда почтил своим посещением и, оставаясь в нем в течение семи недель, обратил в буддизм 84 000 местных жителей. Скорее всего, именно этот вариант предания, приведенный в тексте палийского комментария «Пунновадасутта-аттхакатха» (Punnovadasutta-atthakatha), и послужил основой легенды Сандалового монастыря (Duroiselle 1906b), впоследствии отраженной во многих более поздних бирманских источниках (Vamsadipani: 137; Sasanavamsa: 61; Glass Palace Chronicle: 7).

Будда перенесся по воздуху из Индии с 499 учениками для того, чтобы обратить в буддизм Верхнюю Бирму, и начал свою деятельность с проповеди в Сандаловом монастыре. By Ma Thin Mi, North Okkalapa, Yangon, 1993. Sandalwood Monastery Pagoda compound.

Именно во время своего посещения Сандалового монастыря в Бирме Будда встретил еретика и короля змей-нагов, для которых оставил отпечатки своих стоп, чтобы они могли им поклоняться в его отсутствии. В более поздних легендах Сандаловый монастырь в Легаинге связан с мифическими преданиями о паганском короле Алаунситу (Alaungsithu правл. 1113-1169 г.г.), который посетил это место на своей волшебной лодке и, исполнив пророчество Будды, построил здесь ступу (Glass Palace Chronicle: 130). Легаинг был также известен под названием «Ваниджджагама» (Vanijjagama), которое упоминается в палийских комментариях и хронике У Калы (U Kala) (речь идет о «Махаязавин» (бирм. Maha Yazawin) – «Большой королевской хронике» – прим. shus). Такое же название носил и монастырь, основанный одним из ранних ланкийских правителей, о чем упоминается в «Чулавамсе» (Culavamsa) – одной из главных островных хроник. Также вполне возможно, что легенда Сандалового монастыря из «Язавинчо» (Yazawin Kyaw) была создана в какой-то мере под влиянием одного из санскритских текстов (Pranke 2004: 196; Tatelman).

Существующая ступа много раз перестраивалась, поэтому ничего древнего здесь к настоящему времени не сохранилось. Самым старым сооружением является массивная, квадратная в плане кирпичная стена, окружающая территорию пагоды, которая является свидетельством патронажа над этим священным местом, осуществлявшегося в 18-ом века или даже в более ранние периоды. Многочисленные павильоны, расположенные на платформе вокруг ступы, датируются первой половиной 20-ого столетия, причем многие из них были отремонтированы после 1991-го года членами правящей военной элиты, и такое покровительство подтверждает особую роль этого места в национальной мифологии. 

Демоны пытаются потопить корабль, везущий сандаловые бревна. Один из братьев, монах Маха Пунна, взмыв вверх, защищает судно. By Ma Thin Mi. Sandalwood Monastery Pagoda compound.

История, известная по палийской «Пунновадасутта-аттхакатхе» (пали Punnovadasutta-atthakatha), изложена в местных преданиях-тамаингах (thamaing) и частично проиллюстрирована на одиннадцати панно, расположенных в одном из окружающих ступу павильонов.

Повествование начинается с того, что младший брат, Чулла Пунна (Culla Punna), отправился в путешествие на корабле вместе пятьюстами другими купцами, мечтающими как и он разбогатеть. Вскоре их мечты сбылись – на неизвестном острове один из купцов обнаружил целый лес сандалового дерева. Купцы нагрузили корабль ценной древесиной и, отчалив от острова, направили его в сторону дома. Однако, обитавшие на острове демоны были разгневаны за столь бесцеремонное вмешательство в их среду обитания и наслали на отплывающее судно сильный шторм. В повествованиях демоны описываются как вселяющие ужас существа в нечеловеческом облике (пали a-manussa), хотя ради справедливости следует признать, что их гнев был вполне оправдан. Когда стало ясно, что корабль вот-вот перевернется, Чулла Пунна призвал своего брата-монаха, который вскоре внезапно возник над морем и «взмыл в небеса», чем устрашил демонов и спас жизнь купцам (Duroiselle 1906b: 22).

Пятьсот купцов были так преисполнены благодарностью за свое благополучное возвращение домой, что как только увидели на берегу монаха, спасшего им жизнь, сразу же вместе со своими семьями обратились в буддизм. Затем они пожертвовали часть своего драгоценного груза монаху, который построил из этих бревен Сандаловый монастырь. В повествовании подчеркивается взаимозависимость между сангхой (sangha) и мирским сообществом, которую символизируют главные герои этой истории – два брата, один из которых является монахом, а другой – купцом.

Рисунки на панно, датированные 1993-им годом, принадлежат кисти женщины-художника, которая подписала свои работы как Ма Тин Ми (Ma Thin Mi), с указанием, что она является дочерью живописца У Хла Тин Джи (U Hla Thin Gyi) из Северного Оккалапы (North Okkalapa, район в Янгоне). Ее работы присутствуют также в храме Мэй Ламу (Mei Lamu) в Янгоне. 

Два золотых отпечатка стоп Будды 

Пагода Швесетто на реке Ман является тем местом, где Будда встретил короля змей-нагов и еретика Саччабандху, который стал его 500-ым учеником. Уже как минимум с 15-го столетия Швесетто является известным священным местом. На фото: вид вниз от храма Саччабандхи на бывшую обитель короля нагов и расположенное на берегу святилище с отпечатком стопы Будды (слева).

 Два «Золотых отпечатка стоп» (бирм. Shwesettaw, досл. «Золотая стопа») находятся приблизительно в 50-ти километрах к западу от Минбу (Minbu) и располагаются напротив друг друга на противоположных берегах реки Ман (Man river), правого притока Иравади. Этот поросший густым лесом регион, раскинувшийся вблизи границы со штатом Ракхайн (Rakhine), охватывает северную часть хребта Аракан Йома (Arakan Yoma) и южные отроги Чинских гор (Chin mountains).

 Ежегодный фестиваль Швесетто начинается в пятый день нарастающей луны месяца Табодве (бирм. Tabodwe, февраль-март), и в последнее время здесь собирается свыше 25 000 паломников, которые во время празднования обитают в более чем пятистах легких строениях из бамбука и тростника, вытянувшихся вдоль русла реки. Мифологический материал, лежащий в основе базовой легенды этого места, заимствован из заключительной части того же самого палийского комментария, который содержит описание Сандалового монастыря (Duroiselle 1906b).

Отпечаток стопы Будды, оставленный им для обращенного в буддизм еретика. Отпечаток стопы и ступа в настоящее время находятся внутри павильона, построенного в 1920-ом году. Mahamuni Temple, west corridor, c. 1892, Mandalay.

Один из каменных отпечатков стопы Будды расположен на вершине массивного утеса, возвышающегося над рекой Ман, а другой находится прямо напротив него, на противоположном берегу и представляет собой углубление на поверхности плоской скалы, уходящей в реку. Новая дорога оканчивается на вершине горы, откуда на речной берег можно спуститься по лестницам. Паломники могут перейти мелкую реку вброд или же переправиться через нее на небольших лодках. Однако в сезон дождей левый берег реки полностью затоплен, и находящийся там след Будды находится под водой.

Будда оставил свой след для бывшего еретика Саччабандхи на вершине этого утеса, возвышающегося прямо над обителью короля змей-нагов, расположенной на берегу реки Ман (см. ниже). Существующий комплекс много раз перестраивался, а ныне существующие святилища датируются начиная с 1920-ых годов.

Оба следа Будды непосредственно связаны с Сандаловым монастырем, поскольку Будда оставил их во время своего посещения Легаинга (Legaing). История, изложенная в вышеупомянутом палийском комментарии, начинается с того, что Будда отправился в Сандаловый монастырь с пятьюстами небесными павильонами, заполненными 499-ью его учениками. Через некоторое время вся процессия остановилась у подножья холма под названием Саччабандха, и здесь Будда обратил в свое учение еретика, который также носил имя Саччабандха (Saccabandha) (Strong 2004: 90). После этого Будда пригласил новообращённого занять место в единственном свободном небесном павильоне, и они все вместе по воздуху отправились в Сандаловый монастырь, где Будда провел неделю, обратив в буддизм 84 000 местных жителя.

По возвращению в расположенный в Индии монастырь Джетавана (Jetavana) Будда спустился вниз, чтобы посетить короля змей-нагов, который жил на берегу реки Нармада (пали Nammada), расположенной в западной Индии. Из палийских источников можно сделать заключение, что расположенная у реки обитель короля змей-нагов и место жительства Саччабандхи находились поблизости друг от друга (Strong 2004: 91). По просьбе короля змей-нагов Будда оставил свой след «подобно печати, вдавленный в поверхность скалы» в русле реки, для того, чтобы тот мог ему поклоняться (Glass Palace Chronicle: 7). На противоположном берегу реки Ман на возвышенности, идентифицированной как холм Саччабандхи, Будда отпечатал свой след на поверхности твердой и плоской скалы «[для обращенного в буддизм еретика] так легко, как если бы он это сделал на комке влажной глины» (Duroiselle 1906b: 26). Эта палийская история была известна еще в паганский период (11-13-ый в.в.) и проиллюстрирована по крайней мере один раз на фресках с 13-ого столетия в известном паганском храме Нандаманья (Nandamannya), где король змей-нагов и отшельник изображены по обе стороны от Будды (Di Crocco: мн 16). Однако в те времена следы Будды еще не отождествлялись с какими-либо местами в Бирме.

Позолоченная терракотовая сувенирная плитка, на который изображены король нагов (слева) и бывший еретик Саччабандха (справа), отдающие дань уважения Будде. Подобные плитки с изображением двух отпечатков стоп Будды встречаются по всей Бирме. Датировка – вероятно, начало 20 века. Myathalun Pagoda museum, Magwe.

На одной из настенных росписей храма Махамауни (Mahamuni) в Мандалае, датируемой приблизительно в 1892-ым годом, достаточно реалистично показано, как в те времена выглядело это священное место. На картине изображена вершина холма, возвышающегося над рекой, на которой располагаются отпечаток священной стопы и находящаяся справа от него небольшая позолоченная ступа, причем над каждым из них возведены отдельные открытые павильоны, увенчанные ярусными башенками. Священный след, расположенный в прибрежной части русла реки, также находился внутри павильона, увенчанного ярусной крышей. Странное на вид сооружение, возвышающееся слева от отпечатка стопы Будды, представляет собой груду пожертвований, таких как зонты и лаковые шкатулки, которые уложены друг на друга в форме импровизированной башни.

След Будды, оставленный им для короля змей-нагов, расположен на широкой плоской скальной «спине», выступающей из реки. В обычные дни он закрыт толстой железной крышкой, которую снимают во время ежегодного фестиваля, когда река отступает от берега. Его нынешнее положение, когда он виден только во время низкой воды, соответствует древнему палийскому комментарию, который гласит: «Этот отпечаток находился под водой во время паводка, и становился доступен только тогда, когда вода спадала, за что он был особенно почитаем» (Duroiselle 1906b: 26). Потолок реконструированной ярусной крыши, украшенный цветным стеклом, сохранен в том виде, каким он был в начале 20-ого столетия, а все остальное относится уже к нашему времени.

Павильон над отпечатком стопы, оставленным Буддой для короля змей-нагов, в том виде, каким он был в конце 19-ого столетия. Расположенная слева от него странная на вид «башня» состоит из пожертвований, таких как лаковые шкатулки и зонты. West corridor, Mahamuni Temple, Mandalay, c. 1892.

След, оставленный Буддой для Саччабандхи, расположен на массивном и крутом каменном утесе, возвышающемся над рекой. Приблизительно в 1915-ом году огонь уничтожил большую часть этого комплекса, но его восстановление было начато уже в следующем году, и новый павильон, большего чем прежний размера, был закончен к 1921-ом году. Тысячи кирпичей, необходимых для строительства нового комплекса, были подняты наверх усилиями паломников, причем у кого не было на это сил, нанимали для переноски кирпичей других (Enriquez 1922b: 82).

История восстановления вкратце изложена в надписях, вырезанных на лакированной поверхности деревянных колонн, расположенных вокруг священного следа. В них сообщается, что новый павильон был воздвигнут на пожертвование одной семьи из Енанджауна (Yenangyaung) – центра нефтедобычи, расположенного к северу от Магуэ. Помимо этого, согласно надписи, эта семья собирала пожертвования «повсюду». В надписях фигурируют две даты: 1916-ой и 1921-ой годы, которые по всей вероятности являются годами начала и окончания строительства.

Инкрустированный цветным стеклом потолок, сохранившийся вероятно с 1920-ых годов, находится в отреставрированном святилище, возведенном над священным отпечатком, который Будда оставил королю змей-нагов.

На одной из колонн указаны имена мастера Сая У Лай (Saya U Lay) из «почтового» квартала Мандалая и его сына Маунг Пьи (Maung Pyu), а также двух его учеников Маунг Моэ (Maung Moe) и Маунг Кхин (Maung Khin). Из текста надписи неясно, руководила ли эта группа строительством всего зала или только выполняла лакирование колонн, но в ней указано, что работы были закончены в 1921-ом году. Рядом находится позолоченный лист металла, на котором выгравирован текст, датированный 1917-ым годом, с сообщением о пожертвовании серебряных монет весом 1 висс (viss) и 85 тикалей (tical) (1 висс = 1.633 кг, 1 тикаль = 16.33 г – прим. shus).

Надпись на покрытой лаком колонне сообщает о завершении в 1921-ом году строительства нового павильона для священного следа, оставленного Буддой для Саччабандхи. В ней также перечислены мастера родом из Мандалая.

В надписи на расположенной по соседству мраморной плите говорится о пожертвовании плиток для черепичной кровли зала почитания (бирм. tazaung), сделанном в 1936-ом году семьей из города, расположенного в дистрикте Иравади. Рядом со священным следом располагается та самая большая позолоченная ступа, что изображена на фреске 1892-го года в храме Махамуни. Теперь она находится внутри стеклянной витрины и является еще одним важным объектом почитания.

Недавно восстановленный храм возведен над плоской скальной поверхностью, в которой отпечатан священный след, расположенный под самым высоким, крайним левым павильоном. В этом павильоне сохранился потолок, датируемый, вероятно, 1920-ми годами. Ежегодный фестиваль этого священного места проходит в сухой сезон, когда след Будды не затоплен высокой водой.

Оба отпечатка стоп Будды теперь полностью покрыты позолотой, и представляется маловероятным, что они сразу были высечены с традиционными 108-ю символами (Mya: 321). Можно предположить, что изначально оба следа представляли собой удлиненные углубления на природной каменной поверхности. Ниже основного зала расположено помещение с массивными колоннами, главной достопримечательностью которого является бронзовая реплика мандалайского Будды Махамуни. На его изготовление, организованное в 1927-ом году знаменитым отшельником из Мандалая У Кханти (U Khanti), ушло 300 висс металла. Около бронзовой статуи Будды находится очень реалистическое скульптурное изображение самого У Кханти, пожертвованное в 1989-ом году.

Огромный колокол, висящий около зала, фигурирует в одном из преданий, согласно которому слон затащил его на вершину холма в знак почтения к «Золотому отпечатку». Благочестивое животное умерло от усталости, но позже переродилось в облике женщины из народности чин, которая впоследствии посетила это место со своим братом. Панно с изображением чинской женщины-паломника, ее брата и слона находится в небольшом помещении, расположенном около колокола. Чинские горы (Chin hills) расположены недалеко от Швесетто, и этот миф является способом вовлечения в его почитание чинских паломников (подобно преданиям, ассоциирующим каренов с «Золотым камнем»).

Надпись на покрытой лаком колонне сообщает о завершении в 1921-ом году строительства нового павильона для священного следа, оставленного Буддой для Саччабандхи. В ней также перечислены мастера родом из Мандалая.

Старинные местные легенды утверждают, что Саччабандха был не еретиком, а охотником, который продавал мясо убитых оленей. Бог Таджьямин (Thagyamin) заставил его поклясться стрелять в животных в определенном порядке: самцов оленей в один день, а самок – в другой, но при этом божество сделало так, чтобы олени и оленихи не попадались на глаза охотнику в нужные дни. Измученный коварством бога, охотник в конце концов поменял свой лук на посох отшельника.

К концу 19-го столетия появились святилища, расположенные на месте его охотничьего домика и там, где он выделывал шкуры (Scott & Hardiman 1901: II. 3.163; Duroiselle 1906b). А небольшая выемка в скале, находящаяся на вершине холма, была идентифицирована как место, куда охотник вставал на колени перед тем, как выстрелить вниз в оленя. Помимо этого, вдоль крутого склона, спускающегося к реке, расположено несколько небольших святилищ натов (nat).

 Cудя по хронике «Язавинчо» (Yazawin Kyaw), священные отпечатки почитались по всей вероятности еще в 16-ом столетии. Однако, во времена правления короля Талуна (Thalun, правл. 1629-1648 г.г.) они уже считались утерянными. Поэтому в апреле 1638-го года король отправил на их поиски из своей столицы Авы экспедицию в составе пятисот служащих и четырех старших буддистских монахов. Успешно выполнив свою миссию, эта группа вернулась к королевскому двору с нитью, которая была намотана на один из священных следов (*). Нить чудесным образом многократно умножилась, и ее реплики были распределены между различными священными местами в шанских государствах (ROB I: 97, 99; Than Htut: 80).

———————————————————————————————————————————————

(*) В ROB I (The Royal Orders of Burms) это звучит так: «…the thread that had been wound round the Buddha’s Foot-Print..» – прим. shus

———————————————————————————————————————————————

Будда, оставляющий отпечатки своих стоп: один – для Саччабандхи на вершине холма, а другой – для короля змей-нагов на берегу реки. Король змей-нагов (в зеленом одеянии) преклоняет колени перед Буддой. Sandalwood Monastery, Legaing. By Ma Thin Mi.

Народные предания, окутывающие эту миссию по поиску священных следов, дополняют повествование новыми деталями, в результате чего 500 участников экспедиции превратились в 5 000 человек, которых к берегу реки Ман привела черная собака, а след на холме, оставленный Буддой для Саччабандхи, им указала ворона (Duroiselle 1906b: 27). Очень сомнительно, что эти священные отпечатки были забыты и заново открыты во время правления Талуна, но обнаружение этого священного участка королем являлось сюжетом фольклорных преданий в течение ряда столетий, правда, зафиксированных письменно только в конце 19-ого столетия (Bird: 249). В 1795–ом году английский посланник Майкл Саймс (Michael Symes), рассказывая о Швесетто, сообщает, что это место находится на расстоянии «однодневной поездки к западу от Мэмбу (Memboo) [Минбу], но не было времени, чтобы его посетить» (Symes: 247).

Считается, что самый священный в Таиланде отпечаток стопы Будды был обнаружен в 17-ом столетии охотником, который случайно нашел священный след, оставленный Буддой для отшельника Саччабандхи, в джунглях провинции Сарабури (Saraburi), недалеко от Аюттаи (Ayutthaya). Об открытии сообщили королю, отправившему на это место миссию священнослужителей, которые должны были определить: соответствует ли этот священный отпечаток описаниям в буддистской литературе. Сейчас этот священный след Будды находится в храме Ват Пхра Пхуттхабат (Wat Phra Phutthabat). В большинстве тайских и кампучийских хроник священные следы помещены не в Сунапаранату (Sunaparanta), а в Йонакараттху(Yonakarattha) – еще одну из шести «стран», в которые Ашока (Asoka) послылал свои миссии и которая была идентифицирована с некоторыми местами в Таиланде (Strong 2004: 90). 

Изумрудное ложе и пагода Мьяталун

В отличие от Сандалового монастыря и «Золотых отпечатков стоп Будды», история «Изумрудного ложа», помещенного в ступу, расположенную в Магуэ (Magwe), имеет полностью местное происхождение, без какой-либо связи с традиционными палийскими источниками. Эта легенда появилась несколько позже преданий вышеупомянутых священных мест и связана с легендой Сандалового монастыря лишь очень тонкой повествовательной нитью.

Согласно этому преданию, внутри пагоды Мьяталун (Myathalun) находится изумрудная лежанка (бирм. myathalun), полученная от Будды двумя демонами-билу (bilu) во время его посещения Сандалового монастыря. Присутствие демонов-билу в Сандаловом монастыре не упоминается ни в классических палийских источниках, ни в основных национальных бирманских хрониках, и это без сомнения позволяет предположить, что история «изумрудного ложа» является результатом сугубо местного мифотворчества. Мьяталун представляет собой еще одну иллюстрацию того, каким образом местные предания некоторых святилищ могут напрямую связываться с мифами более значимых священных местах, а косвенно – даже с древними палийскими источниками.

Сложно сказать точно, когда появилась эта легенда или когда она была «привязана» к Мьяталун, но пагода упоминалась в связи с «изумрудным ложем» приблизительно в 1825-ом году (Crawfurd I: 90). Поэтому можно предположить, что вероятнее всего само предание возникла в 18-ом столетии, при этом предшествующая реальная и легендарная история пагоды к тому времени уже была практически утрачена. Однако, даже в течение 19-го столетия Мьяталун никогда не имела признания в национальном масштабе, поскольку о ней даже не упоминается в «Хроника стеклянного дворца» (Glass Palace Chronicle), содержащей сведения о соседних Сандаловом монастыре и Швесетто. Информация о ней также отсутствует и в религиозных хрониках того времени, таких как «Вамсадипани» (Vamsadipani) и «Сасанавамса» (Sasanavamsa).

Пагода Мьяталун в Магуэ, возвышающаяся над Иравади, связана с Сандаловым монастырем только тем, что в нем два демона-билу получили от Будды «изумрудное ложе».

Пагода расположена на высоком мысу, с которого открывается панорамный обзор реки. В 1850-ых годах размывание речного берега стало серьезной проблемой, и глава Магуэ укрепил обращенный к реке склон «террасами из камня … и кирпичной облицовкой» (Yule: 10). Мьяталун находится на самой северной окраине города в окружении умиротворяющих, почти пасторальных пейзажей. История пагоды, представленная в современных рисунках, расположенных на левой стене коридора, ведущего непосредственно к священному сооружению, отражает предание, содержащееся в местных храмовых хрониках-тамаингах (бирм. thamaing), которые были созданы не ранее 18-го столетия.

Повествование начинается с посещения Буддой Сандалового монастыря, расположенного на противоположной от Магуэ стороне реки. Два брата билу по имени Бото (Bawthaw) [или Ботуя (Bawthura)] и Бочо (Bawkyaw) прибыли в монастырь и поднесли Будде плод желтого миробалана (англ. Yellow myrobalan, лат. Terminalia chebula), после чего попросили у него на память какую-нибудь вещь, которой можно было бы поклоняться в его отсутствие. В результате Будда подарил им изумрудную лежанку, преподнесенную ему главой пантеона богов Таджьямином (Thagyamin), и произнес пророчество, что на том месте, где будет построена пагода в честь этого «изумрудного ложа», возникнет великий город (будущий Магуэ), но только после того, как эти два демона-билу в будущих жизнях переродятся в облике людей. Билу унесли подарок Будды в джунгли и построили там для него ступу.

Бог Таджьямин преподносит Будде изумрудную лежанку. Covered walkway, Myathalun. By Kyaw Naing, Mandalay.

Однако, бог Таджьямин посчитал это место неподобающим для священной реликвии и, изъяв из ступы «изумрудное ложе», передал его трем отшельникам. Отшельники перевезли реликвию на специальном судне на ее нынешнее место, которое в тексте называется холм Нагуттама (Naguttama), где «изумрудное ложе» была помещено в подземное помещение, в котором уже находилось «золотое ложе», ранее принадлежавшее Будде Кассапе (Kassapa) – предшественнику нынешнего Будды Готамы (Gotama). Но бог Таджьямин запечатал подземную камеру и разместил у ее входа вечных охранников с оружием (в тексте – «robots with weapons» – прим. shus), чтобы они охраняли реликвии в течение 5 000 лет, пояснив отшельникам, что в соответствии с предсказанием Будды пагода для почитания «изумрудного ложа» может быть построена только тогда, когда два брата билу переродятся в облике людей. Через какое-то время бывшие демоны-билу появились на свет как два богатых купца, но проблема состояла в том, что три отшельника никаким образом не могли определить их местонахождение.

Два брата билу получили в дар от Будды изумрудную лежанку, которая, как считается, была помещено внутрь ступы Мьяталун в Магуэ. Скульптурные образы обоих демонов-билу охраняют один из входов в святилище. Один из демонов-билу носит имя Ботуя.

Тем временем, один состоятельный человек дал клятву построить пагоду для изумрудной и золотой лежанок, если будут найдены бывшие демоны-билу, переродившиеся купцами. Для этого он заручился поддержкой трех своих прекрасных дочерей, которые отправились по окрестностям в поисках этих купцов. После неудачных поисков сестры ни с чем возвратились домой, но одна из них оставила надпись на соседнем холме с просьбой, чтобы купцы приехали к ее отцу и все рассказали о себе.

Старший брат-купец обнаружил эту надпись и приехал к отцу девушки, который после разговора с ним понял, что два брата билу переродились именно в этих людей. Впечатленный историей старшего брата, отец отдал ему руку своей дочери. Теперь, поскольку был найден бывший демон-билу, переродившийся в купца, стало возможным выполнить то, что предсказывал Будды. Купец и его новая жена восстановили пагоду, поместив в нее изумрудную и золотую лежанки, но уже через двести лет эта пагода превратилась в руины.

Далее рассказ перескакивает к временам паганского государства и повествует о том, как глава буддистской сангхи монах Шин Арахан (Shin Arahan) посоветовал королю Солу (Sawlu, правл. 1077-1084 г.г.) построить пагоду над этими двумя священными ложами. Солу восстановил этот монумент, а также еще семь подобных священных сооружений в разных частях своего государства. Позднее, паганские короли Чанзитта (Kyanzittha) и Алаунситу (Alaungsithu) жертвовали золото пагоде Солу. Следующий исторический скачок завершает это повествование рассказом о двух землетрясениях, повредивших пагоду в 1839-ом и 1847-ом годах (землетрясение 1839-го является тем же самым, что разрушило гигантскую пагоду Мингун). Пагода была восстановлена в 1857-ом году местным главой города по указанию короля Миндона (Mindon) из Мандалая.

Современные скульптурные изображения сидящих братьев-билу (bilu) располагаются у входа на платформу пагоды, выступая в качестве стражей и напоминания о реликвии, дарованной им Буддой. Другая пара скульптур находится у входа на длинную лестницу, рядом с мощеной дорогой, идущей вдоль берега реки. То, что эти уродливые с виду, но просветленные демоны-билу навеки соединены с бесценным «изумрудным ложем», подразумевает в общем-то счастливый конец этой фантастической истории.

 

<<К оглавлению книги «Священные места Бирмы» Следующий раздел>>
script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));