♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

Как восстанавливали Баган

shus 2010

Восстановление и реконструкция памятников в Багане (Пагане),

Мьянма (Бирма), 1995–2008 годы

Hudson, Bob 2008

Restoration and reconstruction of monuments at Bagan (Pagan), Myanmar (Burma), 1995-2008

World Archaeology 40 (4): 553-571

Перевод и редакция shus 2010

 

Краткое резюме

Реконструкция Багана – столицы Мьянмы одиннадцатого-четырнадцатого столетия – была возможно самым радикальным проектом по восстановлению мирового наследия в современные времена.

Начиная с 1995 года не менее 1 299 буддистских храмов, монастырей и ступ было восстановлены практически из груд камней.

Кроме того для 688 поврежденных строений был выполнен капитальный ремонт.

В этой статье рассматриваются противоположные взгляды на проблемы восстановления Багана разных участников этого процесса:

  • вносителей пожертвований – буддистов, которые желают увеличить свою «заслугу»;
  • военного режима Мьянмы, который желает предстать оплотом возрождения национальной идеи;
  • политических групп разного толка, которые критически настроены по отношению к мотивации действий правящего режима;
  • архитекторов, занимающихся наследием, которые критически настроены по отношению к методам реконструкции;
  • археологов и историков, которые  получили новые данные для анализа.

 

Введение

Баган никогда не был потерянным или похороненным городом и уже тысячелетие располагается на берегу Иравади в сухой зоне Верхней Мьянмы.

Его кирпичные памятники подвергались разрушительному воздействию погоды и землетрясения, но вместе с этим всегда продолжался их ремонт и восстановление.

Мировое сообщество обычно слышало о последних действиях властей по ремонту наследия, которые начались в 1995 году, в очень критических выражениях, таких как вот это, прозвучавшее из уст официальных лиц ЮНЕСКО: «Это версия одного из величайших религиозных и исторических мест мира, созданная в стиле диснеевской фантазии милитаристским правительством…. Они используют неправильные материалы, чтобы построить сооружения неправильной формы на вершине великолепных древних ступ»

Эта работа рассматривает недавнюю историю города и представляет взгляды всех участников  в процессе споров по поводу реконструкции Багана, но все же ее главная цель состоит в том, чтобы предложить к применению инструменты и методологию по извлечению информации о Багане, так как это есть на сегодня..

Данные наблюдений, полученные во время продолжающихся полевых исследований, которые включали так же и несколько раскопок, были внесены в цифровой форме в Bagan Working Database.

Эти данные должны помочь понять какие изменения были сделаны в Багане с 1995 года, и определить,  должны ли быть пересмотрены предыдущие приоритеты исследований или могут быть предложены новые направления.

 

Рис. 1

Баган: местоположение зданий и ключевых ориентиров

 

Предпосылки

Баган был стартовой площадкой воинов-королей одиннадцатого столетия, чьи военноначальники затем стал гражданскими администраторами – родовой знатью.

К тринадцатому столетию сфера его влияния простиралась даже за границы современной Мьянмы.

Ключевым элементом жизни всего королевстве было «доминирующее над всем желание  спасения через заслугу»

Физическим воплощением этого желания было строительство памятников, украшенных художественными работами, которые иллюстрировали примеры из жизни Будды, создание письменного, а так же изобразительного «поля заслуг» (field of merit).

Приблизительно 2 800 кирпичных зданий зарегистрированы в «Описи памятников Пагана» (Inventory of Monuments at Pagan ). Еще несколько сотен были открыты вновь с тех пор, как эта опись была составлена.

Баган перестал быть центром власти в начале четырнадцатого столетия.

Причинами, способствующими его ослаблению, были региональное геополитическое давление, а так же  политические и экономические последствия огромной программы религиозных пожертвований в тринадцатом столетии.

Все последующие столицы, включая Сагайнг, Аву (Инву), Амарапуру и Мандалай, находились рядом друг рядом с другом и всегда доминировали над Верхней Мьянмой до тех пор, пока страна не была колонизирована Великобританией в девятнадцатом столетии.

Баган же оставался центром паломничества и религиозных исканий, хотя многие из его зданий обветшали из-за нехватки средств на содержания, землетрясений и общего упадка.

Надписи, найденные на зданиях Багана, пророчили этот упадок .

В середине двенадцатого столетия одна знатная дама из королевской семьи  пожертвовала рогатый скот, рисовые поля  и «рабов, больших и маленьких», чтобы поддержать «святое место» – храм с монастырем, системой водоснабжения и садами, говоря при этом: «для тех, кто не сохраняет их, а оставляет их в убожестве или в разрухе, хотя они есть мои дети или внуки, рис и карри, которые они едят, вода, которую они пьют, дома, в которых они живут, могут стать ядом… как будто бы они видят змею и хотят ее убить, но вместо этого они убивают самих себя».

Повреждение, ремонт и опись ЮНЕСКО

Разрушение Багана все же произошло, несмотря на такие проклятия.

Есть письменные отчеты о повреждении зданий в результате наводнения 1331 года, действий охотников за сокровищами в пятнадцатых, шестнадцатых и восемнадцатых столетиях, мародерства во время войн 1742–54 годов и по крайней мере шестнадцати землетрясений между 1174 и 1975 годами.

Так же существует много свидетельств повествующих о ремонтах. Английский дипломат Хирам Кокс (Hiram Cox) посетил в 1796, храм Ананды, построенный в двенадцатом столетии к востоку от огороженного стеной центра Багана, который был «восстановлен и украшен существующим принцем Пагана».

Than Tun (1996) перечисляет семьдесят случаев «новостроя» («making new») между 1212 и 1965 годами – практики, которую он называет «грустной историей старины, разрушаемой через ремонт».

Самым пагубным за всю многовековую историю стало землетрясения, произошедшее в Багане в 1975 году. Его сила составила от 5.9 до 6.5 по шкале Рихтера. Много шикхары – башни на вершинах храмов – были разрушены. Арки, террасы и купола зданий покрылись трещинами.

Фрески и лепнина осыпались, сделав стены уязвимыми для дождя.

К 1988 году 150 памятников были восстановлены усилиями бирманского правительства и структур ООН. Около одиного миллиона долларов США было выделено через Программу Развития ООН (United Nations Development Programme). Финансирование ремонта более чем двух дюжин сооружений было осуществлено попечительскими советами, которые обеспечивают уход за некоторыми зданиями в  Багане, являющимися наиболее важными местами религиозного поклонения.

Франция, Япония и Югославия внесли свой вклад в обучение, поставку оборудования и проведение экспертиз. Итальянские эксперты работали над сохранением фресок.

Были использованы различные методы, предотвращающие разрушения, включая применение усиленных «поясов» и «жилетов» из железобетона, усиление конструкций стальными балками и «инъекцией» (подливки в пустоты) бетона.

ЮНЕСКО было поставлена задача архитектору Пьеру Пишару (Pierre Pichard): создать опись (Inventory of Monuments, далее Inventory) всех известных объектов Багана, в которой они были бы нанесена на карту, измерены, сфотографированы и описаны.

Размеры сооружений были категоризированы следующим образом: маленькие (максимальный размер на плане местности 12 м или меньше), средние (12-25m), большие (25-50m) и очень большие (50 м и больше).

Было принято определение следующих ключевых типов, согласно их архитектурным свойствам: храмы (здания с доступным внутренним пространством), ступы (монолитные, пирамидальные реликварии) и монастыри (построенные из кирпича жилые комплексы, в которых могут встречаться свидетельства того, что кроме основных зданий из кирпича, в них находились различные помещения на основе деревянных конструкций). Так же использовался  термин «пагода» – как собирательный для храмов и ступ.

Состояние сооружений оценивалось по девятибалльной шкале: от зданий, которые были оштукатурены и побелены и поддерживались опекунскими советами и зданий, состояние которых регулярно поддерживалось или которые были восстановлены Департаментом Археологии правительства, до руина, которые частично скрыты под развалинами, и не раскопанных холмов, чьи планы на местности попросту отсутствовали.

Информация по работе Пишара (Pichard) позже была опубликована он-лайн.

Inventory так же включает восемь статуй, шесть печей для обжига глазури (еще одна – седьмая – была обнаружена позже), десять залов для посвящения и еще несколько различных объектов, таких как колокольни, дома с изображениями или надписями и здания, о которых сообщилось в старых отчетах и которые в настоящее время исчезли.

В результате периодизации было отнесено: 45 объектов – к одиннадцатому столетию, 211 – к двенадцатому, 2 077 – к тринадцатому и 277 – к четырнадцатому.

Численность объектов понижается ниже 20 в пятнадцатом и шестнадцатом столетиях, в то время как около 100 объектов были отнесены к восемнадцатым и девятнадцатым столетиям.

В Inventory перечислены 1 326 зданий со штукатуркой, и это означает, что оштукатуривание внешней стороны новой пагоды было стандартным в Баганский период, так же как и сейчас в современной Мьянме.

Фрески сохранились в 483 зданиях. Существует 185 зданий с вырезанными на камне или написанными на штукатурке эпиграфами, которые в некоторых случаях позволяют определить имена жертвователей или даты событий.

В общей сложности 1 919 структур были классифицированы как полуразрушенные, полностью разрушенные или как холмы.

Inventory дала насущный отчет о памятниках и их состоянии в период после землетрясения: о состоянии, которое не может сохраняться слишком долго.

Режим 1988 и международное мнение

3 августа 1988, в Багане открылся международный симпозиум , чтобы обсудить проблемы исследования, сохранение и развития Багана

В тот же самый день в Янгоне было объявлено военное положение в ответ на гражданские акции протеста против замены режима Не Вина новым военным правительством.

Одним из побочных эффектов волнений 1988 года стало расширением традиционного занятия местного населения – «охоты за сокровищами» – эффективного грабежа археологических участков.

Местные жители в Багане рассказывали мне, что в то время у них появилась возможность промывать золотоносный песок для извлечения остаточного золота, которое веками осыпалось с ветшавших зданий, потому что правительственные чиновники покинули Баган и исторические места остались неохраняемыми.

На симпозиуме по восстановлению и реконструкции памятников в Багане  Департамент Археологии указывал на то, что «охота за сокровищами» является очень древним промыслом, и что «рытье и просеивание грунта в поисках золота должно быть эффективно запрещено повсюду на территории Багана , потому что такие действия могут подвергать опасности устойчивость древних памятников», а так же  предлагал, что  поскольку «расширение городской застройки… наносит урон древним сооружениям…оно должно регулироваться на законодательном уровне».

В июле 1990 правительство приказало, населению, живущему в пределах городских стен «Старого Баган» переехать в Новый Баган, находящийся в четырех километрах к югу.

Согласно некоторым источникам частично это было сделано в ответ на «охоту за сокровищами».

В политических терминах эти действия были сопоставимы с шагами, предпринятыми с целью уменьшения воздействие инфраструктуры обслуживания туризма на исторические объекты в Долине Царей в Египте и в Петре в Иордании, где ЮНЕСКО предложило наложить запрет на городское строительства в этих зонах.

На симпозиуме 1988 года в Багане некоторые из экспертов и представители государственного туризма предложили интеграцию в «Старый Баган» сельских жителей, некоторые из которых были традиционными смотрителями религиозных зданий, включенных в историческое наследия.

Западные СМИ, не обсуждая причин решения о переселении, освещали это переселение, как политически мотивированный контроль режима над населением.

С тех пор управление проектом реконструкции Багана в основном обсуждалось в расширенном контексте критики военного режима.

Политолог Дэвид Штейнберг недавно описывал состоянии международной дискуссии по Бирме как состояние, характеризующееся «почти абсолютной полярностью взглядов… непоколебимостью обеих сторон: и государства, и оппозиции вместе с ее сторонниками».

В связи с этим политика в отношении исторического наследия не явилась исключением из общей тенденции.

 

ЮНЕСКО в 1990-х

В 1990-х годах помощь Багану международных финансовых и культурных организаций  уменьшился, хотя в 1994–96 г.г., проектом UNESCO-Japan Trust Fund были выделены $283,400, чтобы «предложить генеральную линию защиты культурного наследия в гармонии с разработкой действий по ее реализации».

Баган был внесен в Предварительный Список Мирового Наследия ЮНЕСКО в 1996 (World Heritage Tentative List UNESCO ).

В 1999 было одобрено выделение еще  $30,000 для «подготовки плана управления для археологической области и памятников Багана».

Вебсайт документов и публикаций ЮНЕСКО (UNESCO Documents and Publications website) содержит более чем тридцать технических сообщения относительно программы ремонта, главным образом между 1987 и 1995 годами.

Новое общественная дискуссия о политике в отношении Багана развернулась в журнале ЮНЕСКО в 2000 году, после того, как чиновники ЮНЕСКО посетили Баган и рекомендовали, чтобы поле для гольфа в Багане было объявлено туристической зоной (и поскольку оно не используется для сельскохозяйственных нужд, необходимо в целях сохранности перенести старые здания в пределы поля для гольфа) и чтобы дорога от местного аэропорта до Нового Багана была построена в обход зоны памятников.

Дорога была построена. Чиновники ЮНЕСКО официально подтвердили, что так как «восстановление бирманскими буддистами храма не означает такого объем восстановительных работ, при которых храм приобретает первоначальный исторический вид, то достаточно тех работ, которые вновь позволят ему быть местом поклонения».

Так же в буддистской традиции здание не становится храмом, если святой объект не помещен на его вершину. Без этого остатки храма, даже если им 1 000 лет, являются только кучей камней и не имеют никакого религиозного значения».

Они так же отметили то, что реставрационные работы, которые шла полным ходом в течение нескольких лет до их визита, были выполнены низкокачественно, что при работах использовались промышленный кирпич и цемент, и то, что власти Мьянмы признали, что работа была сделана слишком торопливо и просили помощи с обучением.

Ремонт, восстановление и реконструкция с 1995 года

В 1995 году Департамент Археологии в Багане начал поиск источников денежных средств на восстановление зданий, которые постоянно разрушались в результате воздействия атмосферных осадков и общего обветшания, усиленного  землетрясением 1975 года.

Khin Nyunt, Первый секретарь режима, известного как SLORC (State Law and Order Restoration Council – Государственный совет по восстановлению закона и порядка), одобрил кампанию на телевидении, радио и в прессе, призывающую к общественным пожертвованиям.

Постоянный экономический поток от общества к религии, в результате которого, как полагают, увеличивается заслуга дарителя для будущих жизней, является ключевым процессом бирманского буддизма Тхеравады.

Объем пожертвований достаточно быстро позволил программе по восстановлению Багана выйти за пределы текущего ремонта и начать реконструкцию самых малоопознанных руин, а так же вести раскопки и реконструкцию сооружений, находящихся под кирпичными холмами.

Список был составлен так, чтобы дарители могли выбрать индивидуальные объекты, которые хотели бы спонсировать.

Сбором денег и управлением финансированием занимались Министерство Культуры (MOC) и Департамент Археологии.

К 1998 году Департамент Археологии уже сообщил миссии Конвенции Мирового Наследия ЮНЕСКО, что частные компании пожертвовали свыше $1,000,000.

Как корпоративные спонсоры, так и отдельные дарители поименованы на мраморных мемориальных досках, установленных перед восстановленными зданиями, среди них: вооруженные силы и полицейские ведомства, правительственные департаменты, международные религиозные группы (храм 801, восстановлен буддистской сектой Yoe Lay из Кореи), отдельные люди и семьи, общественные организации (храм 2320, Takamatsu North Rotary Club из Японии), бирманцы-эмигранты (наиболее широко представлены США и Канада) и граждане западных стран.

Скромным пожертвованиям выражалась такая же признательность, как и крупным: мемориальная доска в монастырском комплексе Hsin-byu-shin включает имена тринадцати людей, каждый из которых пожертвовал по 500 кьятов (приблизительно 50 американских центов), на восстановление водного резервуара. Некоторые пожертвования были посвящены памяти умерших родственников.

Частым мотивом действий дарителей являлось, то, что они желали сделать вклад в увековечивание буддизма, и то, что их заслуга должна быть разделена со всеми разумными существами этого мира.

За очистка или раскопку разрушенных зданий и подготовку неопознанных холмов к реконструкции, контроль и регистрацию работ нес ответственность Департамент Археологии.

Вся процедура выглядела так: профиль объекта и план на местности в масштабе рисуется персоналом Департамента на основании раскопанного фундамента, рассчитывается предварительный бюджет, дарителю предлагается объект и работа распределяется между подрядчиками (рис. 2).

Рис.2

План Департамента Археологии храма 1589A (изм. в футах и дюймах) и законченное здание с мемориальной доской, перечисляющей дарителей. Строительство законченно в 2005, стоимость эквивалентна $ 2 500. (Фотография 2008).

С 1995 года большая часть работ по реконструкции была сделана приблизительно восьмью подрядчиками, некоторые из которых являются бывшими инженерами Департамента Археологии. Работа описаны в пяти публикациях MOC (Министерство культуры) на бирманском языке, которые включают в себя фотографии «до и после», планы местности, имена дарителей и стоимость ремонта. По словам официальных лиц в настоящее время готовится шестой том публикаций.

The Bagan Working Database: инструмент для ревизии программы ремонта

Ключевым инструментом для того, чтобы сделать обзор ремонтов, осуществленных после 1995, и ответить на новые вопросы о направлении исследований является сводный цифровой ресурс : Bagan Working Database (далее – Database).

Запись о храме Ананда из Bagan Working Database

Ее развитие шло независимо от сетевой версии EFEO (École française d’Extrême-Orient, the French School of Asian Studies, ее сотрудником является Пьер Пишар (Pierre Pichard) – создатель Inventory of Monuments).

Первоначально были взяты  табличные данные непосредственно из Inventory of Monuments (Пишар, 1992-2002), но местоположение каждого объекта, которые в Inventory находятся на произвольной метрической сетке, было привязано к его реальному положению на поверхности земли с использованием спутниковых снимков Багана.

Когда приложение открыто в картографической программе, эти данные отбражаются как карта на экране или как таблица переменных. Прежде неописанные объекты, имеющиеся на спутниковых фотографиях или обнаруженные полевыми методами, так же впоследствии  были добавлены к Database.

Фотографии со спутника IKONOS, имеющие однометровое разрешение, главным образом и помогли определить, какие объекты были действительно восстановлены.

Одной из особенностей, которая стала очевидной при изучении спутниковых снимков, было присутствие на грунте пятен извести, которая смешивается с песком для изготовления строительного раствора.

Пятно извести – хороший индикатор того, что находящееся по соседству здание ремонтировалось, если сам факт ремонта невозможно точно определить по спутниковым фотографиям.

Во многих случаях это было подтверждено данными из публикаций MOC, которые идентифицируют 1 030 восстановленных объектов, а так же моей личной проверкой на местах – процессом, формально  более известным как «проверка достоверности на месте» (ground-truthing).

Данные из публикаций MOC, результаты спутникового наблюдения и полевых исследований, включенные в Database, связали воедино текущее состояние каждого здания (включая степень реконструкции) с другими его характеристикам.

Определение степеней реконструкции

Как было упомянуто в общих чертах ранее, Inventory характеризовала состояние объектов по девятибалльной шкале: от полностью ухоженных (например Ананда является результатом такого постоянного ухода, о его ремонте Кокс (Cox) сообщал еще в 1796) до неопознных холмов, хотя Inventory и точно не оценивала каждый объект таким способом.

Database делит восстановленные здания на две обширные группы: здания, у которых была значительная реконструкция, и здания, которые были полностью перестроены.

«Значительная реконструкция» определена как ремонт здания, которое ранее было опознаваемым, возможно с отсутствующими шпилями или обрамлением окон, или с разрушенными крышами, но по крайней мере половина его стен сохранилась. В качестве примера можно привести здание 688, подвергнутое значительной реконструкции.

«Полная перестройка», определена как реконструкция здания, у которого было менее половины видимых стен, включая холмы, которые были раскопаны, чтобы показать их сохранившиеся фундаменты. К этой категории относятся 1 299 зданий.

Степени аутентичности

Здания, содержащиеся попечительскими советами (241) или восстановленные Департаментом Археологии (236 из зарегистрированных в Inventory) или ЮНЕСКО, можно в целом считать конструктивно подлинными.

Дополнения или модификации – такие как внутренняя побелка или установка hti (металлического зонтика, стандартной особенности современных пагод), которые не влияют на наружные барельефы или выжившие фрески периода Багана во внутренних помещениях, являются возможно наиболее общим видом неоригинальных дополнений.

При значительной реконструкции имеется тенденция к восстановлению сохранившихся оригинальных частей сооружений.

При полной перестройке решаются проблемы, относящиеся к тем частям сооружения, которые сохранились. Там где сохранились только центральный столб храма или серединная часть ступы, доступные данные по типу и стилю сооружения  без преувеличения «висят в воздухе».

Ступа 770, например, была восстановлена на основе маленькой оригинальной секции расписанного купола, которая сохранилась на вершине столба, оставшегося от полностью разрушенного тела ступы.

Храм 1130C, восстановленный из ранее не зафиксированного холма, был построен на основе довольно полного плана местности, где оригинальные фундаменты, включая контуры портика, выступали на 60 см над уровнем земли. Размеры здания дают ключ к определению объема экономических ресурсов, использованных при его строительстве, его тип не может быть подвергнут сомнению, но действительные данные заканчиваются в 60 см выше уровня земли.

Рис.3

Ступа 770 до (слева) и после (справа) реконструкции в 1997.

В самом конце шкалы аутентичности находятся сооружения, у которых либо очень мало либо вовсе отсутствуют свидетельства оригинальной кладки, или же  в восстановленных стенах множество обломков с окружающей территории. Легко предположить, что некоторые из них могут быть причудливыми реконструкциями, но и они также могли быть построены на оригинальных фундаментах.

В апреле 2008, мне показали ряд подземных кирпичных линий в 170 м к востоку от храма Ананды. Они были вскрыты во время раскопок археологом, который искал старые колодцы, и находились менее чем на метр ниже уровня земли, нигде не выступая на поверхность.

Помимо того, что это является сильным аргументом в пользу существования  в Багане еще множества необнаруженных сооружений, находка лишний раз подтверждала аргумент, что реконструированные здания, состоящие из неоригинальных материалов, могут быть построены как минимум на оригинальных фундаментах

Подрядчики не всегда облегчают жизнь тем, кто желал бы применить к ним принцип презумпции невиновности.

Строение 2779, например, – бывший неопознанный холм – при реконструкции в апреле 2008  собирались восстанавливать как храм.

Секция стены со ступенчатым проходом, характерная для  дверного проема храма, была видима на одном конце (1), но новым фундаментом (3) игнорировалась вторая секция стены (2).

Эта часть стены возможно была частью ограждения вокруг оригинального здания, но остальная часть сооружения исчезла, возможно в результате повторного использования кирпичей в прошлом.

Самое большее, что действительно может рассказать это перестроенное здание, так это то,  что здесь находилось небольшое сооружение, возможно храм, и может быть он был частью строительной программы целого комплекса, внутри которого и был расположен.

Периодизация оригинального сооружения

Inventory оценивала возраст зданий по столетиям. Объекты с одинаковым архитектурным стилем и художественным оформлением, а так же объекты в пределах одного и того же сооружения или группы сооружений, датировались ассоциативно.

Высеченные на камнях надписи, найденные в дальнейшем во время выполнения работ по реконструкции, подтверждают оценки Inventory .

Из 1 030 объектов, перечисленных в отчетах MOC, 481 уже присутствовали в Inventory, при чем с указанием предполагаемых периодов их сооружения. Оставшиеся  549 были отнесены Департаментом Археологии к тринадцатому столетию. Многие из них группируются с известными зданиями тринадцатого столетия.

Основываясь на ассоциировании с периодизированными сооружениями, для Databaseя предварительно отнес эти 481 объект (также  как и еще неопубликованные результаты реконструкций, раскопок фундаментов или холмов, местоположение которых было установлено либо по спутниковым снимкам либо на основании моих полевых исследований) к тринадцатому столетию.

Исследовательский потенциал Database: некоторые выводы для исторических изысканий

Рассматривая новые данные по существу, можно предположить, что между 1200 и 1280 годами был период наиболее интенсивного строительства, которое замедлилось только после монгольского вторжения в 1280-ых годах.

При этом новые сооружения начинались со строительства небольшого или среднеразмерного памятника, которые закладывались с частотой каждые четырнадцать дней – согласно Inventory, или каждые одиннадцать дней  – согласно Database.

Быстрое увеличение количества небольших и среднеразмерных зданий, относимых к тринадцатому столетию, вызывает предположение, что в этот период расширилась социальная база дарителей.

Например, группа зданий тринадцатого столетия вокруг «холма глиняной посуды» Otein Taung – главного городского центра производства керамики  для домашних нужд и строительства – возможно была пожертвованиями гончаров.

Извлеченные за последнее время из под земли надписи, а также пространственная и объемная информация по результатам раскопок несут в себе большой потенциал по улучшению исторических и археологических знаний о Багане.

Исследования архитектуры Багана, однако, более не могут полагаться только на изучение внешнего облика зданий  без постоянной ссылки по крайней мере на Inventoryили монографии, такие как Luce’s (1969) Old Burma, Early Pagan.

Наследие

Большинство разрушенных зданий, которые можно было видеть в Багане перед землетрясением 1975 года (и еще в более разрушенном состоянии после землетрясения) были восстановлены.

Из зданий, идентифицированных  Inventory или Database, как храмы и ступы, 89 % процентов были подвергнуты значительной реконструкции или полностью перестроены.

Однако огораживающие стены  и ворота в них часто все еще находятся в разрушенном состоянии, и только 10 % монастырей были восстановлены.

Некоторые монастыри были подвергнуты консервации Департаментом Археологии: или как раскопанные фундаменты, защищенные кирпичными опорами и двумя или тремя рядами новой кирпичной кладки поверх оригинальной стены, или как руины без крыши, укрепленные после землетрясения.

Реконструкция монастырей на средства дарителей – довольно недавнее явление (высеченные на камни памятные надписи сделаны в 2008 или 2007 годах).

На бирманском языке храмы и ступы собирательно называют hpaya, «священное строение»(?). Монастырь – hpongyi kyaung, «место жительства для монахов».

Больший энтузиазм дарителей по поводу восстановления hpaya показывает относительную ценность это действия в терминах приобретения заслуги.

В отличии от зданий, содержащихся опекунскими советами (которые обычно покрываются побелкой), те здания, которые находятся на попечении и ремонтируются Департаментом Археологии или подрядчиками, оставляют с простой неоштукатуренной кирпичной кладкой.

Это преднамеренное создание «археологических» структур из ничем не покрытого кирпича делается в соответствии с точкой зрения  Пишара (Pichard), что «архитектурная подлинность памятников отражена в видимой кирпичной кладке».

Однако исходя из археологических данных, внешние поверхности зданий в исходном состоянии всегда была оштукатурена, иногда с рельефами, включающими огров, гирлянды жемчуга и мифические существа. Они были покрыты побелкой и иногда украшены позолотой, глазированными дисками и панелями.

Я видел подрядчиков, покрывающих новые части здания побелкой кирпичного цвета,  оставляющих при этом в первообразном виде видимые части оригинального фундамента,   или даже вставки из нового кирпича, расположенные там, где по смыслу должен был быть оригинальный фундамент с известковой штукатуркой – таким образом подчеркивается этот «археологический» взгляд.

Таким образом пространственный пейзаж Багана, не считая относительно небольшого количество более поздних зданий, сейчас таков, каким он мог быть в конце тринадцатого столетия.

Но визуально, а в случае спекулятивной перестройки, и структурно, создается впечатление, что очень многое идеализировано в отношении Багана тринадцатого столетия.

В выводах международных участников ремонтов, осуществленных после землетрясения 1975 года, звучит озабоченность направлением программы восстановления, которая осуществляется на средства дарителей, и качеством работ.

На конференции Международного Комитета по Документации Культурного наследия (CIPA) в 2007 было сказано, что использование новых материалов и неразборчивое применение бетона привело в значительной степени к искажению внешнего вида существующих памятников.

Рекомендации ЮНЕСКО по сохранению каменной кладки и росписей с составлением генерального плана остались незамеченными с того момента, как убежденность и настойчивость правительственных властей, даже с поправкой на голоса инакомыслия, робко прозвучавшими со стороны местных властей и экспертов, привела к другой системе сохранения этого места, ставя во главу угла прежде всего его экономическую эксплуатацию.

В защиту программы ремонтов Министр Культуры Win Sein сказал в 2001 году, что цели состояли в том, чтобы удовлетворить дарителей, сохранить самобытность и внешний вид зданий, а так же сделать так, чтобы здания сохранились как можно дольше.

«Некоторые люди критиковали нас, считая что древние памятники вообще не должны восстанавливаться, нас так же критиковали за неприязнь иностранных туристов к таким реставрационным работам.

Мы не знаем, нравится туристам или нет наша работа… это живые религиозные памятники, перед которыми благоговеют и которым поклоняются люди Мьянмы…. это наша национальная обязанность сохранить, улучшить и восстановить все памятники культурного наследия Багана, чтобы они остались для потомков и существовали всегда».

(New Light of Myanmar 2001, официальный правительственный орган)

Неразрешимые вопросы Багана – это вопросы культурного релятивизма по отношению к дарителям, которые полагают, что они получили духовную заслугу, но как например корпоративное субсидирование соответствует традиции пожертвования для получения заслуги ?

Есть вопросы улучшения инженерной практики, политики управления наследием и того, как бы мы могли  переосмыслить раннюю историю города и государства.

Но эти вопросы нужно задать самому Багану, который больше не является грудой живописных руин. Его реконструкция находится уже на пути к завершению.

Выражение признательности

Исследованию помогло постдокторское товарищество из Australian Research Council. Особенная благодарность Pierre Pichard, Roland Fletcher, Michael Aung-Thwin и коллегам в Мьянме.

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));