♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

Буддийская ступа в свете концепции благого деяния

О.С. Хижняк «Буддийская ступа в свете концепции благого деяния»

Государственный музей истории религии

Данная публикация выполнена в рамках исследовательского проекта № 98-03-04114, поддержанного Российским гуманитарным научным фондом.

1. Первыми культовыми объектами после паринирваны Будды стали Восемь реликварных шарирака-ступ, содержавших телесные останки Татхагаты, и две парибходжика-ступы: одна из них была построена над сосудом, в который собирались останки после кремации тела, другая над углями от священного костра.

Будда не завещал совершать какие-либо ритуалы относительно этих объектов. Монахам он предписывал лишь стремиться к достижению просветления, поручив заботу об останках Татхагаты добродетельным мирянам. Он усматривал пользу этого в том, что при виде ступ сердца людей будут успокаиваться и в них снизойдет мир и покой. Будда назвал также четыре места паломничества, и для монахов, и для мирян, – это места, связанные с его рождением, просветлением, первой проповедью, паринирваной, – что должно было напоминать о Пути, пройденном Татхагатой (Махапаринирвана сутра, Y, 10-12).

2. Нет указаний на то, что рядом со ступами совершались какие-либо специальные культовые действия. Из сутр Vinaya-Uttaragrantha и Vinaya-ksudraka Vastu, где рассказывается о возведении ступ купцом Анатхапиндакой, известно, что ступу украшали гирляндами цветов, покрывали ее детали краской или золотили.

Вокруг ступы как вокруг любого священного объекта совершали прадакшину, при этом могли распевать гимны, прославлявшие Будду. Ритуалы классического буддизма были предельно просты, включали в себя лишь почитание и подношение, и были основаны на концепции благого деяния и благой заслуги.

3. Концепция благого деяния в обобщенном виде представлена в четвертом томе «Абхидхармакоши» Васубандху (V век н.э.), называемом «Учение о карме» (перевод с санскрита, исследование и комментарий В. И. Рудого и Е. П. Островской; публикации совместно с Т. В. Ермаковой, 1999). Здесь рассматриваются следующие нормы поведения относительно священных объектов:

  • Рекомендуется не совершать неблагих поступков по отношению к чайтье или ступе, а именно: ее разграбления или разрушения. Ограбление ступы приравнивается обворовыванию Будды, а ее разрушение – пролитию крови Татхагаты, что является одним из пяти смертных грехов. По отношению к ступе это означает в первую очередь не наносить ей вреда (ахимса) и совершать благие поступки – оказывать ей почтение, делать подношения. Известно, что ступы почитают обхождением посолонь со сложенными перед грудью ладонями, поклонами – поясными и полными; поднесением ей цветов, драгоценностей, денег, растительной или сладкой пищи, украшением ступы гирляндами цветов, флажками, возжиганием перед ней светильников и ароматических воскурений; строительство ступ, их пластическое убранство, регулярный ремонт, содержание их в чистоте, – все это считается благой заслугой и средством улучшения кармы, достижения лучших рождений, продвижения на пути к освобождению и нирване.
  • Благие и неблагие поступки по отношению к ступе или чайтье в соответствии с принятой классификацией можно отнести к телесным, вербальным (чтение восхвалений) и ментальным, поскольку всякое действие формируется непроявленным элементом, побуждением, мотивом, неблагой или благой характер которого определяется наличием или отсутствием соответствующих корней – неведенья, алчности, вражды. Неблагое поведение по отношению к ступе может быть вызвано неведением относительно закона кармы и может привести к отсечению корней благого.
  • Особая роль отводится даянию ступе или чайтье. Любое даяние улучшает состояние потока дхарм дающего. В случае со ступой или чайтьей имеет место превосходство поля благих свойств того, кому предназначен дар. Делая подношение ступе, донатор совершает подношение самому Будде. Эта ситуация предоставляет уникальную возможность почтить самого Татхагату или одного из его благородных последователей, уже покинувших этот мир. Превосходство донатора определяется его верой, добродетелью и знанием Дхармы. Превосходство дара определяется его совершенными качествами – формой, цветом, запахом, вкусом, осязаемыми свойствами, что впоследствии обеспечит дарящему также превосходные качества – красоту, славу и пр.
  • Дар благородного чайтье не приносит пользы ни дарящему, ни другим. Он лишь выражает глубокое уважение и благодарность. В этом случае религиозная заслуга связана не с пользой другим, а с отвержением. Материальные подношения и культовые действия по отношению к ступе или чайтье не бесцельны; они становятся возвышенными благодаря чувству безраздельной преданности, вызывающему эти действия.
  • Добродетельное поведение по отношению к ступе или чайтье – ненанесение ей вреда, отказ от воровства, оказание ей почтения, совершение подношений, – может быть вызвано следующими факторами: страхом осуждения или наказания; соответствием факторам просветления; чистой добродетелью, без притока аффектов. Даяние и добродетельное поведение по отношению к ступе или чайтье может способствовать обретению: религиозной заслуги и улучшению будущих рождений; небесной формы существования; достижению нирваны; проникновению (во время йогического созерцания). Из перечисленных благ высшим является нирвана. Учение о карме завершается словами: «Нет ничего выше освобождения. Нет ничего, что превосходило бы нирвану, но она превосходит все, будучи вечным благом».

4. Социальным аспектом концепции достойного деяния относительно ступ и других священных объектов стало донаторство: ступы Древней Индии, в частности в Бхархуте, Санчи, Амаравати, Нагарджуниконде сохранили дарственные надписи, свидетельствующие о том, что их строительство и художественное оформление явилось результатом совместных усилий верующих. В качестве вотивных объектов выступали различные детали ступы, ее ограды, ворот. Анализ вотивных надписей позволяет установить социальный состав верующих, поддерживавших строительство.

По сведениям Э. Ламотта (1958) из ста двадцати шести донаторов, указанных в Бхархуте, семь – это принцы или принцессы, двадцать четыре – бхикшу, четырнадцать – бхикшуни, восемьдесят один человек – миряне, из них пятьдесят один – мужчины, тридцать – женщины. Данный анализ показывает, что среди донаторов преобладали миряне. Названо двадцать восемь местностей, откуда они происходили, среди них города Косамби, Насик, Паталипутра, Бходжаката, Видиша. В Санчи большинство донаторов из Малвы, но некоторые были выходцами из дальних районов, таких как: Патитхана, Гандхара, Камбоджа и др.

Относительно датировки вотивных надписей существуют разные точки зрения. Э.Ламотт считает, что надписи в Бхархуте и Санчи приходятся в основном на период Шунгов. М.Ньяммаш (1972), напротив, относит их к периоду Андхров. Он обращает внимание на то, что властитель и двор в рассматриваемых надписях почти не представлены; значительная часть пожертвований происходит от людей, принадлежавших к верхним и средним слоям городского населения – от купцов, торговцев и ремесленников; некоторые из ремесленников точно указывают свою профессию – плотник, ткач, резчик по слоновой кости и др. Совершались коллективные дарения, например, от сельских общин, от объединений купцов или ремесленников. Некоторые надписи свидетельствуют о поддержке буддизма «млечхами» (лицами, не принадлежавшими к структуре индийского общества) – саками и яванами.

Проведя сравнение вотивных надписей ступ и пещерных храмов Западных Гхат, где главным священным объектом являлась ступа, М.Ньяммаш приходит к выводу, что социальный состав жертвователей примерно одинаков. Исследователи отмечают роль купцов, ростовщиков и торговцев в строительстве священных сооружений, что выразилось в донаторстве пещерным храмам, располагавшимся вдоль торговых путей, соединявших север и юг Индии (Д.Косамби, 1968; Р.Шарма, 1987).

Роль купцов в строительстве ступ отражена и в буддийских письменных источниках. В текстах Mahavagga, 11-24 и Anguttara commentary 1.207f сообщается, что первые шарирака-ступы были построены при жизни Будды Шакьямуни. Рассказывается, что после достижения Благословенным просветления его почтили купцы Бхаллика и Тапусса, преподнесшие ему мед и печенье. Будда подарил им обрезки своих ногтей и волос, над которыми они вскоре построили ступы; традиция помещает эти ступы в район Гандхары.

Указанные выше сутры об Анатхапиндаке утверждают, что инициатива строительства ступ над останками ближайших учеников Будды Шарипутры и Маудгальяяны принадлежала купцу Анатхапиндаке, известному своей щедростью по отношению к буддийской сангхе. Не останавливаясь на вопросе об исторической достоверности этих сведений, обратим внимание на то, что здесь обозначена роль купцов в развитии культового строительства буддизма.

В Декане, в отличие от Северной Индии, вклад царских семей и их приближенных в строительство культовых объектов буддизма был более весомым. В Амаравати значительная доля даров была преподнесена представителями царской династии Андхров, активно поддерживавших буддизм, а в Нагарджуниконде – женщинами династии Икшваку, в то время как мужская линия этой династии придерживалась брахманизма. Начиная со второй половины III века н.э. число вотивных надписей резко сокращается, что свидетельствует об упадке буддизма в этом регионе и о вытеснении его индуизмом.

Социальный состав жертвователей в Декане отличается большей долей представителей царских династий и близких к ним родов. Так, Большая ступа в Нагарджуниконде была построена по повелению царицы Махадэви Бапасириники. Сооружение ступы производилось под надзором преподобного Ананды, знавшего наизусть Дигха- и Маджима Никаю. Ступа была передана царицей школе апарамахавинаселиев. В надписях Нагарджуниконды, по сведениям М.Ньяммаша, упоминаются: великий царь, главная жена царя, царевич, наследник престола, верховный военачальник, верховный судья или начальник полиции, вассальный правитель, начальник округа, факельщица, придворная служительница царского гарема, мирские последователи и последовательницы, купец, торговец, ремесленник, казначей, скиф, называются несколько почетных титулов.

Надписи, к сожалению, не позволяют выявить социальное происхождение монахов или монахинь и тем самы приблизиться к решению вопроса о том, из каких социальных слоев формировалась сангха, однако, они пополняют исторические сведения о существовавших в то время в Декане школах будизма. В основном это были ответвления махасангхиков. Среди них упоминаются школы четиков, пуббаселия, апарамахавинаселия, махишасаки, бахушрутьи, а также цейлонские тхеравадины

5. Анализ вотивных надписей дает материал для выявления того, какую роль играло донаторство в представлении верующих о достижении освобождения. По сведениям Э.Ламотта, из надписей в Бхархуте и Санчи следует, что донаторы не мечтали достичь нирваны посредством своего дара, но только получить благую заслугу. Следовательно, донаторство ступе рассматривалось как мирская добродетель. В последующую эпоху в Южном Декане эта оценка меняется.

Э.Роузен (1980), опираясь на археологические материалы и сравнивая их с литературным источником Львиный рев королевы Шрималы, показала, что в дарственных надписях появляется выражение надежды на достижение нирваны в результате акта даяния для самого донатора и блага для его родственников, а также буддийской сангхи. Таким образом, даяние начинает рассматрвиаться как средство достижения нирваны. Автор видит причину подобной эволюции в тенденции перехода от хинаяны к махаяне и считает, что просьба мирян о нирване в обмен на даяние – это подлинно махаянская практика.

В этом же процессе, вслед за А.Хиракавой (1963), она усматривает причину того, что ступа, бывшая в раннем буддизме объектом почитания и заботы только мирян, становится частью монастырской территории и предметом заботы монахов. Из приведенного Э.Роузен материала можно видеть, что в основе этого явления лежат причины весьма земные: приношения ступе начинают рассматривать не как собственность Будды, но как собственность сангхи, поскольку Будда является ее членом, а ему самому «по достижении нирваны эти подношения не нужны».

Выводы. Согласно завещанию Будды, ступы первоначально строились «на перекрестке четырех дорог» – за пределами монастырей и были предметом заботы лишь мирян. В соответствии с концепцией благого деяния, миряне не должны были наносить ступе вреда: разрушение ступы или ее обворовывание рассматривалось как пролитие крови Татхагаты или воровство у него. Миряне совершали обход ступы, как священного объекта, и подношения. Строительство ступ осуществлялось, главным образом, благодаря донаторству мирян, что обеспечивало им благую заслугу и надежду на лучшее рождение. С развитием школ махасангхиков ступы начинают возводить на территории монастырей, а подношения ступе рассматриваться как собственность сангхи, что обеспечивало монашеской общине дополнительную материальную поддержку. Представление о благой заслуге замещается надеждой на достижение нирваны в обмен на материальное подношение. Почитание и донаторство ступам включается в концепцию махасангхиков о достижении освобождения.

 

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));