♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

Краснодембская Н. Г. «Одежда сингалов (о-в Шри Ланка)»

Одежда сингалов – основных жителей Шри Ланки (ранее Цейлон) – отличается значительным разнообразием, хотя мы не находим здесь такой этнической пестроты, как в Индии или Непале.

Кроме сингалов (около 8 млн человек), на Шри Ланке живут тамилы (самая крупная этническая группа после сингалов), мавры, бюргеры, малайцы, европейцы и некоторые другие народы. (1)

Костюмы, которые они носят, имеют различия если не во всем, то в каких-то элементах, отдельных обязательных деталях, способе ношения и т. д.

Так, сари – непременный предмет гардероба как сингальской, так и тамильской женщины, но носят их сингалки и тамилки по-разному, отдавая при этом предпочтение особым узорам, расцветкам и украшениям.

Тамильское ветти (правильнее вешти, элемент национальной мужской одежды: прямое полотнище ткани, повязываемое тем или иным способом вокруг бедер), когда оно надето наподобие длинной несшитой юбки,(2) похоже на сингальский саронг.

Однако если ветти, как правило, белого цвета, то саронг клетчатый или в полоску. Брюки и рубаха (чаще навыпуск) стали теперь обычным костюмом «среднего» горожанина, но бюргеры всегда одеваются более подчеркнуто «по-европейски» и поэтому чаще носят пиджак.

Отличительным элементом в костюме мавра является национальный головной убор типа фески, у малайца – особая малайская шапочка; для мусульманок характерно то, что они тщательно «укутываются» одеждами и обязательно закрывают голову, а то и лицо концом сари.

Собственно сингальская одежда, на которой мы собираемся сосредоточить внимание, разнообразна и сама по себе. Различается одежда детская и взрослая, мирская и ритуальная, будничная и праздничная, одежда разных социальных групп. По-разному одеваются в городе и деревне, в прибрежных и центральных районах острова.

В настоящей статье мы и попытаемся дать общие представления об обычаях и привычках сингалов в такой любопытной и информативной с этнографической точки зрения области материальной культуры, как народная одежда.

К сожалению, до сих пор эта область сингаловедения почти не привлекала внимания исследователей, хотя культуру сингалов этнографы изучают уже около 150 лет. Материал по костюму специально не фиксировался, а тот, что, по-видимому, существует, пока не собран и не обобщен.

Между тем здесь можно найти много оригинального и изучение сингальского костюма и его истории было бы безусловно интересным фрагментом на фоне подобных исследовании у народов Южной и Юго-Восточной Азии.

Мы постараемся показать современный костюм, используя разнообразный изобразительный материал – фотографии, кинофильмы, картины художников, а также сведения, полученные из бесед с информантами. Иллюстрациями нам послужат имеющиеся предметные и фотоколлекции.

Одновременно мы постараемся показать некоторую историческую перспективу, тенденции в изменении сингальской одежды за последние 70- 80 лет. Основным сравнительным материалом в этом стали для нас свидетельства А. М. и Л. А. Мерварт о сингальской одежде начала XX в., которые содержатся в их книге о Шри Ланке (3) и описях коллекций МАЭ.

Интересной сравнительной вехой оказались также сведения Роберта Нокса, англичанина, попавшего в 60-е годы XVII в. в плен к сингалам и проведшего затем около двадцати лет при дворе кандийского царя Раджасинхи II.

В книге(4) дано подробное и живое описание природы увиденного им экзотического края, быта и нравов местного сингальского населения, этикета и порядков при кандийском дворе.

————————————————————————————————————————————————————-

(1) Мавры (по сингальски йонака или мараккала) -это потомки от смешанных браков арабов с местными женщинами; бюргеры (ланей, как говорят на Шри Ланке) – потомки португальцев, голландцев и англичан, когда-то женившихся на сингалках и тамилках; малайцы – выходцы из Юго-Восточной Азии (их называют здесь джава); из европейцев больше всего на острове англичан, живут также немногочисленные группы белуджей, пуштунов, китайцев и цыган. Мавры, малайцы, белуджи исповедуют ислам; бюргеры, как правило, христиане.

(2) Так нередко одеваются мужчины и на юге Индии; малаяльцы всегда таким образом носят свои юбки мунду.

(3) Мерварт Л. А. и А. М.В глуши Цейлона. Л., 1929.

(4) Knox R. An historical relation of Ceylon. Ceylon, 1966.

————————————————————————————————————————————————————-

Среди современных бытовых костюмов наибольшее разнообразие представляет женская одежда, и в ней сохранилось множество чисто национальных элементов. Можно выделить три основных тина женской бытовой одежды. Назовем их условно редда, сари и осари – по основному компоненту костюма.

Редда (рис. 1) состоит из несшитой длинной юбки, которая именно и называется редда, что по-сингальски значит «ткань», «материя», и короткой, плотно облегающей тело кофточки (по-сингальски хятти или хяттая) с круглым вырезом у шеи.

Редда начинают повязывать сзади, запахивают сначала правую полу (причем она заводится за левое бедро), затем запахивают левую полу (край идет ровной линией по правому бедру), конец ее затыкают за плотно натянутую правую полу – тем и закрепляется юбка, никаких застежек, тесемок не требуется.

Правая пола с самого начала несколько приподнимается наискось вверх, так что кусок ее высовывается над идущей поверх нее левой полой.

Этот кусок отворачивается затем на бедро и драпируется наподобие волана, ширина которого более или менее произвольна. «Волан» является типично сингальским, характерным элементом, который появится еще и в других видах одежды.

Но для редда это необходимая деталь, привносящая к тому же, на наш взгляд, немалую долю поэтичности в этот простой, повседневный и тем не менее очень живописный костюм сингалки. Высота повязывания редда может варьироваться: на бедрах, на талии или даже несколько выше талии.

Кофточки к реддахятти – достаточно разнообразны по длине, по форме и длине рукава, выреза, не говоря о расцветке. Наиболее характерен распространенный пышный короткий рукав «фонариком», радикально отличающий сингальский тип кофточки от похожего индийского.

Самый обычный вырез у шеи – круглый: для молодых более глубокий, для пожилых более закрытый.

Длина кофточки также может быть разной: иногда лишь немного ниже груди, так что остается открытой часть живота и спины; иногда доходит до талии, и край кофточки соприкасается с редда.

Редда и хятти – наряд преимущественно деревенский, причем более характерный для приморских районов острова. В этой одежде работают дома, в поле, огороде. Когда высаживают рисовую рассаду на залитые водой поля, то повязывают редда в виде укороченной юбки, чтобы удобнее было работать.

Иногда в работе, особенно на поле, женщины вместо блузки покрывают верхнюю часть тела спереди большим платком, углы которого завязывают сзади на поясе и на шее – так достигается максимальная свобода движений.(5) Картины деревенского быта, крестьянского труда, сельских развлечений и праздников непременно ассоциируются с этим своеобразным женским костюмом, о чем можно судить и по многим произведениям сингальских художников (рис. 2).

Существует у сингалов особое отношение к этому костюму – как к чему-то характерно национальному, родному. Поэтому даже горожанки, больше привыкшие к сари, заводят себе и редда – эту уютную сингальскую одежду, хотя ими этот наряд воспринимается уже как нечто экзотическое.

Его они наденут во время какого-нибудь сугубо народного праздника, в любительском концертном выступлении и т. п. Как бытовой этот костюм имеет все же невысокую социально-стратификационную оценку, считается «простоватым» и большей популярностью пользуется в «нижних» слоях населения.

Очень широко распространено на Шри Ланке сари – женская одежда, известная нам главным образом по индийскому костюму. Сари представляет собой прямое полотнище шириной примерно 1 м, длиной 6-8 м.

Сари бывают гладкокрашеные, а также с вышитым или печатным узором.

Как правило, все четыре края сари (или хотя бы три) украшены каймой: более узкой – продольные края и обязательно более широкой – один из поперечных. Чем наряднее сари, тем богаче его кайма. Современные сари бывают и без каймы.

Существуют очень большие возможности создавать с помощью сари разнообразные женские наряды, неодинаковые по силуэту, по назначению, приспособленные для хозяйственных работ, танца, езды на велосипеде и пр.

Различаются этнические особенности в способе повязывания и ношения сари. Известно, что у разных народов Индии в этом отношении бытовали и бытуют разные традиции.

Однако надо заметить, что в последнее время сложился некий универсальный способ повязывания сари, который принят по всей Южной Азии – от Непала до Шри Ланки, прежде всего у городского населения.

Край сари (не тот, где широкая украшающая сари кайма, а другой) заносится сзади наперед, через левое бедро и укрепляется спереди – засовывается за тесемку или узкий поясок, завязанный на талии. Свободный конец заносится за правое бедро и спереди выкладывается несколько прямых складок (они затыкаются за поясок), которые веером спускаются до полу. Сари снова обворачивается вокруг бедер и, возвращаясь наперед, поднимается вверх, наискось через грудь, и перекидывается через левое (6) плечо. На груди оно драпируется складками, сзади спускается свободным концом (с орнаментальной каймой или без нее). На плече этот конец может быть подобран высоко и иногда закрепляется брошью или спускается с плеча, закрывая руку до запястья.

На рис. 3 показано нарядное сари сингальской горожанки, повязанное описанным способом. Свободным концом сари при желании можно укрыть и голову, можно, подобрав его сзади и проведя под правой рукой, закрепить у пояса, если нужно, чтобы оно не мешало в движении.

Сари сингалки также носят с маленькой кофточкой, хотя можно обернуться и им одним. Прежде такой костюм был распространен больше особенно в низших слоях общества.

В фотографических коллекциях А. М. и Л. А. Мерварт имеются снимки представителей разных групп населения острова в такой одежде – это главным образом тамильские женщины, но есть и сингалки из низших каст.

Теперь, как правило, к сари надевают кофточку, причем этот элемент довольно сильно подвержен моде.

Кофточки женщины шьют обычно сами, тщательно подбирая ткань, чтобы по цвету она гармонировала с сари, для которого предназначается.

В настоящее время сильно варьируются длина кофточки и форма выреза (круглая, треугольником, квадратная, овальная, глухая по шее и т. д.). Рукав может быть до локтя или очень коротеньким, плотно облегающим руку или свободным.(7)

Городские женщины, особенно молодые, носят кофточки и совсем без рукавов. Кофточка с пышным рукавчиком (как для редда) с сари обычно не надевается. В собрании МАЭ есть образцы кофточек, какие носили в начале XX в. (№ 3193-1).

Первое сари – это целое событие в жизни сингалки, это переход из детства в мир взрослых. Девочки очень долго носят платья европейского покроя, в котором, правда, сформировался несколько своеобразный стиль. Подобное платье является установленным нарядом для определенной возрастной группы.

Первое сари покупается для девушки в 14-18 лет. Девушки из так называемого среднего класса, студентки колледжей и университетов нередко отдают дань самой современной западной моде: в их гардеробе появлялись попеременно и шорты, и мини-платья, и брюки. Однако в торжественных случаях надевается сари.

————————————————————————————————————————————————————-

(5) Кочнев В, И. Население Цейлона. М,, 1965, с. 248.

(6) Так носят сари девушки и замужние женщины, вдовы же и разведенные перебрасывают этот конец через правое плечо, а весь ход надевания сари имеет обратное описанному направление.

(7) У индийских женщин рукавчик такой кофты обычно плотно облегает руку, как и вся кофточка – тело; рукав доходит до локтя, край его украшен ткапой или вышитой каймой, как зачастую и низ кофточки. Новая мода приживается чаще всего у зажиточных горожанок. Тех, кто более верен традиции, обнаженная выше локтя рука может даже шокировать.

————————————————————————————————————————————————————-

Сингалки обязательно носят украшения: ожерелья, серьги, броши, кольца, браслеты.(8)

Ювелирное искусство развито здесь с очень давних времен, недаром одно из старинных названий острова – Ратнадвипа – «Остров самоцветов», так как Шри Лапка всегда славился богатыми запасами драгоценных камней.

Между тем сингалы более всего ценили и ценят украшения из одного металла – золота или серебра,(9) хотя сапфиры, рубины, изумруды, топазы, аквамарины и другие камни также украшают ювелирные изделия сингальских мастеров. На изготовление украшений идет и черепаховый панцирь.

В коллекциях МАЭ имеются украшения из панциря черепахи и серебра – ожерелья, брошка, браслеты, серьги и головные шпильки, а также особое траурное ожерелье (№ 3095-б).(10)

В настоящее время украшения на женщинах не столь обильны и массивны, как было еще несколько десятилетий назад.

Вот как описывают А. М. и Л. А. Мерварт наряд жены и дочери Мадуанвалы, вождя из провинции Сабарагамува, в гостях у которого им удалось побывать во время путешествия по Шри Ланке в 1915-1916 гг.: «Обе женщины, согласно обычаю, были … залиты золотом и драгоценными камнями; среди ожерелий, цепей и подвесок на груди «меникэ» (жены Мадуанвалы, – Н. К.) покоился колоссальный, величипой с человеческий кулак, чистый сапфир, в отделке из золота с жемчугами и бриллиантами очень красивыми, но совершенно пропадавшими рядом с этим дивным, лазурно-синим камнем. Ее руки были покрыты массою браслетов… На пальцах ног тоже были кольца, впрочем, согласно обычаю, не золотые, а серебряные. Ратиавали (дочь вождя, – Н. К.) тоже вся сверкала и переливалась самоцветными камнями. Особенно эффектен был громадный, в человеческую ладонь, плоский, узкий сапфир черно-синего цвета с белой звездой внутри посредине. Это один из знаменитых, так называемых звездных сапфиров, находимых на Цейлоне».(11)

Так украсить себя могли только самые богатые, однако масса украшений, пусть не столь драгоценных, была обязательной и очень существенной частью сингальского женского костюма.

Теперь украшения стали легче, изящнее (хотя у старинных не отнимешь их особой красоты и прелести), но по-прежнему излюбленным орнаментом на них остается цветочный (рис. 4). Это комплект филигранных серебряных украшений, состоящий из ожерелья-подвески в виде ажурного цветка, такого же цветка – шпильки для волос, пары серег, каждая из которых представляет собой похожий, но уменьшенный в размере цветочек, и браслета, на ажурном обруче которого 10 таких же цветочков. Маленькая серебряная брошь для закалывания сари, чтобы оно держалось на плече, не входит в этот комплект, и ее узор, хоть и растительный, имеет иной характер.

————————————————————————————————————————————————————-

(8) Сингалки в отличие от тамильских женщин не носят украшения в носу.

(9) Возможно, металлы эти особенно ценятся потому, что на самом острове они встречаются редко.

(10) См.: Краснодембская Н. Г. Цейлонские коллекции МАЭ (экспедиция 1914-1918 гг.). -Сб. МАЭ, т. XXIX, Л., 1973.

(11) Мерварт Л. А. и А. М. В глуши Цейлона, с. 60.

————————————————————————————————————————————————————-

Во внутренних горных областях Шри Ланки, с центром в городе Канди, бытует свой особенный способ повязывания сари – осари или осори, охори (рис. 5).

Этот способ создает в сущности новый вид костюма. Конец сари с широкой каймой оказывается верхним спереди, так что кайма, идущая ровной полосой от талии книзу, является орнаментальным украшением подола.

Другой конец, тот, что перекидывается через плечо, не проходит над подолом, а как бы выходит из-под него, он всегда драпируется па плече, не спускаясь с него. Характерной деталью является также «волан», образуемый краем одного из нижних рядов ткани, выпу щенным наружу. Кофточки с осари носят примерно такие же, какие носят с сари вообще.

Кандинские обычаи и привычки считаются у сингалов наиболее традиционными, исконно национальными, они вызывают почтительное (хотя иногда и с оттенком насмешливости) отношение со стороны равнинных сингалов и с гордостью соблюдаются и хранятся горцами.

В частности, осари распространено у кандийцев наверняка уже более сотни лет (о более давних временах просто нет свидетельств).

С начала века, например, изменился только тип блузки. В те времена сингалки носили белые и цветные кофточки с очень пышными рукавами, украшенные множеством оборок, а часто и шитыми кружевами (случалось, что и швейцарскими). Основное различие было в том, что равнинные жительницы предпочитали круглый, а кандийки – треугольный вырез.

Сари можно повязать и наподобие редда, т. е. не закрывая им кофточки и с выпущенным «воланом». Так носила свое нарядное платье жена Мадуапвалы,(12) поскольку, хотя мужем ее стал кандийский вождь, по происхождению она была равнинная сингалка.

Теперь таким образом сари носят редко; нам пришлось видеть лишь изображение группы девушек в такой одежде, исполняющих традиционный народный женский танец с кувшинами калагедия.

Под сари, как правило, надевают нижнюю юбку – если возможно, шелковую. Юбка у талии слегка собрана в сборку, внизу отделана широким сборчатым воланом; шов у волана и нижний край юбки украшают шитыми кружевами или вышивкой.

Лифчик сингалки позаимствовали, по-видимому, у европейцев. Национальная кофточка обычно очень плотно облегает тело и может заменить лифчик. В начале века, однако, сингалки из высших слоев общества носили очень тугие, густо застроченные в мелкие складочки лифчики, твердые, как корсет. В настоящее время большинство женщин пользуется готовым бельем.

У мужчин самым традиционным элементом бытовой одежды является саронг (по-сингальски сарама). Это такой же кусок ткани, как и редда, но сшитый, и носится тоже наподобие длинной юбки, так что из-под него едва видны пальцы ног.(13) В коллекциях МАЭ мы имеем такой саронг (№ 3193-2).

С колониальных времен на Шри Ланке среди местного населения стали входить в употребление и брюки. Сначала их носили лишь те, кто имел какое-нибудь отношение к государственной службе, был так или иначе связан с колониальной администрацией.

Европейской одеждой пользовались, как и английским языком, в официальной сфере, контролируемой властями, с облегчением переходя в домашней сингальской обстановке и к родному языку, и к привычной одежде.

Однако постепенно брюки как элемент костюма стали все больше прививаться, и в настоящее время брюки и рубаха европейского типа или шорты и рубаха – распространенный мужской костюм.

Перемены происходили, вероятно, следующим образом. Когда-то носили один саронг, оставляя открытой верхнюю часть тела или закутываясь сверху в отдельный кусок ткани типа широкого шарфа. Так и теперь иногда ходят дома.

Новые виды одежды для верхней части тела первыми «продемонстрировали» сингалам, видимо, португальцы и, как кажется, пробудили у жителей острова, во всяком случае у некоторых кругов, желание подражать.

Свидетельство этому – сохранившиеся до сих пор ритуально-праздничные костюмы знати. Кроме оригинального головного убора и по-особому повязываемого саронга, мы находим здесь и особого кроя рубаху, а также куртку с широкими пышными рукавами,

В начале нашего века брюки носили только некоторые сингалы, но многие уже надевали поверх саронга рубаху европейского кроя с воротником или, чаще, без воротника.

Носили тогда с саронгом и пиджак, причем он стал играть особую роль – сделался неким показателем благосостояния и престижности его хозяина.

В пиджаке полагалось ходить в присутственные места, наносить визиты, быть на свадьбе и других церемониях. Надетый даже на голое тело пиджак казался очень пристойной и торжественной одеждой.

Так как вещь эта (в общем-то почти бесполезная и ненужная в тропическом климате) была дорогой, то покупка пиджака была целым событием во многих семьях, а купив, его берегли и хранили не одно десятилетие. Интересные сведения о социально-психологической роли этого бытового предмета в 20-30-е годы XX в. можно найти в рассказе старейшего сингальского писателя Мартина Викрамасинхи, который так и называется «Пиджак».(14)

Теперь носят, особенно в городах, и обычные европейские костюмы, и брюки с рубахой (внутрь или навыпуск), и брюки с курткой типа френча, – такая популярна и в Индии: узкая, со стоячим воротником, белая или темная.

————————————————————————————————————————————————————-

(12) Там же, с. 60.

(13) Когда-то в длина одежды имела социальпо-зпаковый смысл: более благородным подобала длинная одежда; чем ниже социальный ранг человека, тем она становилась короче (Knox R, An historical relation of Ceylon, p. 123).

(14) Викрамасинха M. Рассказы. M., 1958.

————————————————————————————————————————————————————-

Однако не утратил популярности и сингальский саронг. Конечно, горожанин из более высоких слоев общества редко пойдет в нем на службу, но и у него есть саронг – для дома, для праздников и ритуалов, когда человек особенно остро сознает и подчеркивает свою национальную принадлежность. Земледелец, рыбак, мелкий торговец и в работе предпочтут саронг, хотя шорты для них тоже не диковина.

Саронг надевается как юбка, а поскольку он довольно широк, спереди выкладывается одна глубокая складка. На поясе саронг раньше укрепляли с помощью специальной металлической цепочки хавадия (№ 6694- 3), которая теперь встречается лишь у стариков – ее почти вытеснил обыкновенный ремень. Можно и попросту подвязаться куском веревки или тесемки.

Рубаха к саронгу может быть надета либо навыпуск, либо под ремень (рис. 6), оба варианта одинаково распространены. Ходят в саронге и безо всякой рубахи: кто посолиднее, позволяет это себе лишь дома, а люди попроще, из низших слоев общества – вне зависимости от места и времени.

В такой наряд одевался и богатейший (у него, в частности, даже мозаичный пол на веранде дворца был выложен из драгоценных камней и золотых монет) кандийский вождь Мадуанвала, о котором мы уже упоминали.

После приема важных, как он сам считал, гостей (это и были наши русские ученые и путешественники А. М. и Л. А. Мерварт), для которых он надел европейский костюм, лакированные ботинки и крахмальный воротничок (и тем не менее шелковый саронг поверх брюк), почтенный сингал спешил без промедления вернуться к излюбленному домашнему костюму вместо торжественно-нарядного и, по-видимому, чрезвычайно обременительного для него европейского. «Отъехав немного и оглядываясь назад, мы увидели такую картину: Мадуанвала спешно сбрасывал удручавшую его европейскую сбрую, слуга стоял подле него и держал в руках его куртку, галстук и воротник, а другой слуга расшнуровывал его ботинки».(15)

Некоторым сингалам из низших каст обычай прежде предписывал обязательно оставлять открытой верхнюю часть тела (как мужчинам, так и женщинам), так что саронг (а у женщин – редда) являлся единственной принадлежностью их костюма. Даже укрывшись в прохладную, например, погоду каким-нибудь куском материи, при приближении людей из высших каст они должны были сдернуть с себя и эту тряпицу.

Рыбаки, земледельцы, сборщики кокосовых орехов в работе пользуются либо тем же саронгом, подвязывая его покороче, либо надевают лишь небольшой лоскут типа платка, по-сингальски амуде или амудая, который складывается на животе по диагонали пополам (так, что образуется два треугольника) и навешивается на поясок (или просто веревочку): одна половина свисает наподобие передничка, а вторая заводится назад между ног и концом завязывается на том же пояске (ягодицы остаются открытыми) .

Несколько веков назад (16) у мужчин-кандийцев была распространена нижняя одежда: домотканый передничек на тканом же пояске диякаччия. Ткали их на особом ткацком станке с двумя галевами алу-вял. Эту одежду употребляли для плаванья и бега, ее носили сторожа и гонцы.

Теперь уже редко можно увидеть мужчину-сингала с традиционной старинной прической: узлом волос на затылке и круглым (обычно черепаховым) гребнем, воткнутым в волосы сверху и охватывающим голову полуобручем, почти от виска до виска (рис. 7).

Еще в начале нашего века каждый почтенный сингал не стриг волос и убирал их именно таким способом. Если смотреть на человека с такой прической издали, то создавалось впечатление, что на голове у него небольшие рожки, – это выдавались вперед и вверх заостренные концы круглого гребня. Иногда второй, прямой гребень с декоративной спинкой втыкался сзади прямо в узел волос.

К таким гребням, может быть и несколько прямолинейно, относится высказывание, что с их помощью владельцы их «оповещают мир о том, что принадлежат к высокой касте, которая никогда не носит тяжестей на голове».(17) Действительно, подобная прическа была привилегией высших социальных слоев.

Украшением женских причесок – служили шпильки кура из светлых и темных панцирей черепах (№ 3065), а также серебряные.

Волосы женщины сворачивали, заплетя косу, в узел на затылке, разделяя их чаще всего на прямой пробор и оставляя открытыми уши. Пробор делался и более сложным: прямой от лба до темени, он затем разветвлялся в направлении к ушам. Волосы обычно умащивали кокосовым маслом.

Теперь в женских прическах наблюдается значительное разнообразие: волосы убирают с пробором (прямым или косым) или без него, заплетают в косу или укладывают просто пышным узлом. Молодежь носит и короткие прически, однако чаще оставляют длинные волосы. Уши могут и закрывать.

Тем не менее в кандийских районах женщины, отдавая предпочтение осари в своей одежде, сохраняют привязанность и к более традиционной форме прически: на прямой пробор, волосы гладко зачесаны над ушами. Эта прическа считается характерной для «мянике» (буквально «драгоценность», принятое обращение к женщине в кандийских районах) – так называют горянок в отличие от сингалок с прибрежных равнин.

————————————————————————————————————————————————————-

(15) Мерварт Л. А. и А. М. В глуши Цейлона, с. 68.

(16) Goomaraswamy A. Mediaeval Sinhalese art. London, 1908, p. 233.

(17) Williams H. Ceylon, pearl of the East. London, 1956, p. 295.

————————————————————————————————————————————————————-

Некоторые из современных женщин отказались уже от обычая смазывать волосы маслом. Излюбленным украшением для волос, кроме бытующих и теперь нарядных шпилек, являются живые цветы.

Изготовляются и пряжки для волос, в частности из такого специфического материала, как скорлупа кокосового ореха, на поверхности которой нарезается узор, а затем она шлифуется до блеска (рис. 8). С давних пор практикуется употребление накладных кос для сооружения как можно более пышных причесок.(18)

Голову сингалы чаще всего оставляют непокрытой (другое дело – в ритуальной одежде). Лишь в тех случаях, когда приходится долго быть под палящим солнцем, и мужчины и женщины надевают некое подобие головного платка: прямоугольный кусок ткани, обычно белого цвета, который накидывают на голову и завязывают углами сзади – так, что свободный конец свисает на шею и плечи. Это выглядит своеобразно и не похоже на знакомый нам в его разновидностях индийский тюрбан.

Обувь, как правило, облегченная, типа сандалий, получила теперь широкое распространение, однако многие сингалы до сих пор по традиции ходят босиком, и не только в деревнях, но даже в городе.

Ножные же украшения, прежде бытовавшие у сингалов в виде поножей и колец для пальцев ног (чаще всего из серебра), теперь почти никто не носит, они сохраняются лишь в некоторых видах ритуально-праздничного костюма.

Сингальские дети лет до трех могут бегать голышом, обязательны на них только охранительные, защитные по магической функции украшения.

Позже девочек одевают в платьица европейского кроя, мальчиков – в трусики и рубашки, в деревнях иногда носят и набедренные повязки по образцу саронга.

Случается, что и маленьких девочек наряжают в редда и шьют для них крохотные хятти, но такой наряд выглядит несколько нарочитым и даже слегка театральным.

К ритуальной или ритуально-праздничной одежде сингалов можно отнести костюм буддийских монахов, других служителей культа, костюмы кандийских танцоров, исполнителей демонических плясок, свадебные, костюмы сингальской знати и некоторые другие. Эти виды одежды отличаются особой стабильностью, постоянством в основной форме и в деталях, вероятно, именно в силу своей четкой социально-ритуальной «знаковости».

Костюм буддийского монаха состоит из несшитого одеяния желтого или оранжевого цвета, обертываемого вокруг тела наподобие тоги (№ 6744), причем в зависимости от принадлежности монаха к определенной секте он либо закрывает оба плеча (так делают члены сект «Амарапура» и «Рамання»), либо оставляют одно плечо открытым (секта «Сиям»).

Дополнением к костюму служит обычно веер (опахало), зонтик, а также сандалии. Пользуются монахи и нижним бельем. Оно состоит из двух частей: несшитой юбки, которую монах надевает как саронг, и распашной рубашки-безрукавки, имеющей застежку спереди и карман; рубашка не имеет одного плеча в тех случаях, когда монах принадлежит к секте «Сиям». Голову они бреют наголо. Необходимым аксессуаром монаха является чаша для подаяния – патрая.

Капурала (или капуа, служитель культа богов-покровителей) особого костюма не имеет, во время богослужения он бывает либо просто в саронге, либо в саронге и рубахе, обязательно белого цвета.

В обычном саронге отправляют свои ритуальные обязанности катгадия и балиедура (служители демонического и астрологического культов соответственно). Добавляются к нему иногда широкий, плотно обворачиваемый на талии белый пояс-шарф и головная повязка, надеваемая характерным способом: с перекрестием надо лбом и со спускающимися сзади концами. Иногда повязка закрывает всю голову, а в некоторых случаях оставляет открытым темя.

Более сложными, яркими, оригинальными являются костюмы сингальских танцоров – исполнителей традиционных ритуальных представлений, прежде всего известных «дьявольских» плясок – важной части ритуала демонического культа.

Танцоры, чаще всего в масках, изображают вредоносящие существа – демонов, злых духов, и костюм служит важнейшим средством в передаче их сущности.

Основным сочетанием является здесь белое с красным.(19)

Короткие кофточки – обычно с длинными рукавами, широкие в сборку юбки – либо в полоску, либо с воланами (отделанными каймой), которые ступенями спускаются до середины юбки. Иногда под юбку надеваются узкие, в обтяжку, штаны, внизу также отделанные воланами (рис. 9). Обязательны характерные широкие пояса-шарфы, на ногах – браслеты-погремушки. В сочетании с выразительными масками костюм этот производит огромное эмоциональное впечатление.

Кандийские танцы как традиционный жанр искусства сложились при дворе кандийских царей; будучи более светскими, они приобрели и иное эстетическое содержание по сравнению с демоническими плясками.

Это проявляется и в изысканных и пышных костюмах танцоров. Каждая деталь их сохранена и закреплена многовековой традицией, как и характерные движения, стиль, рисунок и содержание самих танцев.(20) Важнейшими деталями костюма являются богатые серебряные украшения: массивный наборный пояс, нагрудное украшение, напоминающее панцирь, и сложной конфигурации головной убор.

————————————————————————————————————————————————————-

(18) Knox R. An historical relation of Ceylon, p. 170.

(19) Wirz P. Exorcism and the art of healing in Ceylon, Leiden, 1954, p. 52.

(20) Известно 18 основных кандийских танцев ваннам, среди них танец слона, шеи, обезьяны и пр. Этим танцам обучаются в течение многих лет, а по окончании обучения танцор проходит специальный обряд посвящения.

————————————————————————————————————————————————————-

Интересен своей необычностью традиционный парадный наряд сингальской знати. Во времена кандийских правителей такой костюм надевали в различные торжественные моменты, теперь его используют лишь участники ритуально-праздничных процессий, знаменитых сингальских перахер.

При некотором разнообразии костюмов знати всегда остаются общие черты: очень пышно повязанный саронг (надетый не юбкой, а на подобие широких штанов), под которым еще имеются узкие, в обтяжку, брюки, широкий расшитый камнями или украшенный металлическими бляхами пояс, европейского типа рубаха с отложным воротником, поверх которой надевается короткая куртка с пышными рукавами – нечто среднее между камзолом и болеро, а также совершенно оригинальной формы головной убор.

В свое время сильное впечатление наряды знати, а особенно костюм кандийского царя Раджасинхи II произвели на Р. Нокса. О наряде кандийского правителя он писал: «На голове у него четырехугольная шапка, напоминающая шапку иезуитов, к тому же трехъярусная и со страусовым пером впереди, как у цирковой лошади; лепта через грудь по португальской моде и камзол такой необычной формы, что я не берусь его описать, с рукавами иного цвета, чем грудь и спина; длинные штаны до лодыжек, туфли и носки».(21)

Многие черты этого костюма прослеживаются и в бытующих теперь ритуальных костюмах «благородных» (по-сингальски мудалияров). Примечательно наблюдение Нокса, что в наряде царя многие детали продиктованы личной фантазией и потому очень неожиданны. «Наряд у него (царя, – Н. К.) странный и чудной и [сшит] не то чтобы по собственной местной моде или какой-нибудь другой, а по личной выдумке.. . Он не придерживается какой-то определенной моды, а меняет ее по своей прихоти». (22)

И в самом деле кажется, что фантазия создателей этих костюмов черпала не из одного источника, а из многих – из всего, что когда-либо могло попасть в поле зрения, хотя какие-то черты и элементы этих костюмов сохраняются постоянно: очень сложная (и со многими вариантами) конфигурация головных уборов, очень пышно уложенные саронги над узкими брюками, расшитые «камзолы», широкие пояса и т. п.

Европейское влияние проявляется здесь достаточно заметно, хотя, вероятно, для того чтобы определить происхождение каждой из деталей этого костюма, потребуется еще специальный анализ. По-видимому, и португальцы, и голландцы последовательно внесли свою лепту в эту область сингальского быта.

Португальская и голландская мода XVI- XVIII вв. познакомила, например, сингальскую знать с пышными рукавами, кружевными отделками и оборками. Возможно, что эта мода родила и популярные элементы народной сингальской одежды, такие как рукав фонарик у хятти и всевозможные воланы. Какие-то детали костюма родились не без индийского влияния, – очевидно, в эпоху Моголов (ср. саронг, повязанный так, что чем-то напоминает пышные шаровары).

Традиционный костюм знати, кроме праздничных шествий перахер, используется иногда и как наряд жениха (если жених знатного происхождения) на свадьбе (рис. 10). Невеста, как правило, бывает наряжена в сари, причем в сари белого цвета -серьезное отличие от индийских традиций, диктующих белый цвет вдовам, а невестам красный. Возможно, что это отличие также вызвано европейским влиянием.

Знаком траура, как свидетельствует Нокс, в былые времена па Шри Ланке был черный цвет и грязь на одеждах, при этом мужчинам полагалось быть с непокрытыми головами, а женщинам – с распущенными волосами.(23)

Анапда Кумарасвами в начале нашего века фиксирует синий цвет как цвет траура у сингалов.(24)

Домашнее ткачество было распространено на Шри Ланке с очень давних времен. В средние века, при кандийских правителях, ему отводилось весьма важное место в ремесленном производстве.

Занимались ткачеством представители касты беравайо («барабанщиков»), довольно низкой по социальному статусу. Их изделия были простыми и самыми обиходными.

Чтобы иметь тонкие, дорогие, украшенные золотыми нитями ткани, кандийские правители завозили к себе не один раз на протяжении многих веков искусных ткачей из-за моря, обычно из Индии.

Однако эти «привозные» мастера относились уже к совсем другой касте – салагамайо; потомки их далеко не всегда сохраняли и продолжали искусство предков: после упадка кандийских царских дворов, при португальцах и голландцах, большинство переселилось в юго-западные районы, где они потом торговали корицей.(25)

Домоткачество дольше поддерживало свои традиции, однако к началу нашего века и оно пришло в упадок; остатки его обнаруживались лишь в некоторых уголках Шри Ланки, хотя пришедшие в негодность ткацкие станки,(26) хлопкоочистительные приспособления находили во многих местах. Кое-где ткали только для себя, не на продажу.

————————————————————————————————————————————————————-

(21) Кnох R. An historical relation of Ceylon, p. 63.

(22) Ibid., p. 62-63.

(23) Ibid., p. 86.

(24) Coomaraswamy A. Mediaeval Sinhalese art, p. 233-234.

(25) Ibid, р. 232.

(26) Тип станка тот же, что распространен в Индии и Бирме.

————————————————————————————————————————————————————-

В свое время ткали немало разнообразных вещей: салфетки типа полотенец индулкада; мужские фартуки (уже упоминавшиеся диякаччия); платки ленсува или урамалая; пояса патия; наплечные мужские накидки туппотия; покрывала этирили; подстилки парамадана; особые покрышки гахония для горшков, в которых на коромысле носили различные продукты и товары; чехлы для подушек котгаурая.

Гахония – это нечто вроде многоярусной юбочки, стянутой на самом верху в оборку, причем каждый «ярус» украшен собственным тканым орнаментом.

Ленсува – платок, которым тем или иным способом (тюрбанчиком или спадающей накидкой) повязывали и повязывают голову. Его носят иногда и сложенным на плече, как у некоторых народов Индии.

Внимание к развитию народных промыслов в стране стало проявляться только во времена независимой Шри Ланки, главным образом после 1956 г. Теперь многие традиционные ремесла преподаются в различных школах и учреждениях.(27)

Правда, гончарное искусство и плетение, – как и некоторые другие виды прикладного искусства, – пожалуй, пока популярны больше, чем ткачество.

Недостаток производства местных тканей очень ощутим: примерно 3/4 необходимых хлопчатобумажных тканей ввозится из-за границы (из Индии, Японии и других стран), хотя работает несколько прядильных фабрик (почти целиком на импортном сырье) и много кустарных мастерских. В 1962 г. в стране насчитывалось 560 механических и около 20 тыс. ручных ткацких станков.(28)

Традиционно, кроме гладкоокрашеиных (белых, красных и синих), изготовлялись и ткани с узором. Орнамент преобладал геометрический, и он также содержал три основных цвета – белый, красный и синий, очень редко зеленый (это зафиксировано и для средних веков, и в конце XIX- начале XX в.).

Теперь гамма красок в тканях гораздо разнообразнее, она включает и желтый, черный, лиловый, и многие другие цвета. Красители применяются в основном привозные.

По-прежнему пользуется любовью геометрический узор, однако в ткань переносятся уже элементы орнаментов, ранее принадлежавших другим видам ремесел (гончарству, резьбе и росписи по дереву и др.): традиционные лотосы, солнца, лианы и пр.(29) Встречаются композиции с фигурами (см. рис. 1).

Что касается применения цвета и рисунка в различных видах одежды, то можно заметить, что для мужских саронгов предпочитается узор в клетку и полосу.

Редда также имеют чаще геометрический узор, но более усложненного типа и богаче по раскраске. Кофточки шьются обычно цветные, однотонные, реже – в мелкую клетку, полоску, с цветочным узором.

Очень разнообразно цветовое и орнаментальное решение сари, но поскольку сари чаще всего привозные, то по ним можно судить о вкусе современных сингалок, а не о специфике и традициях ремесленного производства. Учтем только, что выбор сари зависит все же от того, каким способом женщина собирается его носить.

В целом же костюмы современных сингалов разнообразны и многокрасочны и несут немало специфических неповторимых черт, что говорит об их этнической особенности.

————————————————————————————————————————————————————-

(27) Blaze R. Ceylon. Its peoples and its homes. London, 196-1, p. 39-66.

(28) Современный Цейлон. Справочник. M., 1967.

(29) Ср., например: Краснодембская Н. Г. Расписная керамика сингалов в собраниях МАЗ. – Сб. МАЭ, т. XXV, Л, 1969.

————————————————————————————————————————————————————-

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));