♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

8. Цейлон: колониальные преобразования 1830-1840-х годов и развитеие плантационного хозяйства

История Шри Ланки

ИВ РАН

После завоевания Кандийского государства в 1815 г. вся территория Цейлона была включена в состав единой британской королевской колонии.

Крупное крестьянское восстание, охватившее внутренние районы острова вскоре после аннексии в 1817-1818 гг., убедило английские власти в необходимости скорейшей административно-политической и экономической перестройки на вновь захваченных территориях в целях стабилизации положения в колонии.

В 20-е годы XIX в. был проведен ряд реформ, способствовавших установлению на всей территории острова единой административно-налоговой системы. Представители кандийской земельной знати и верхушка буддийского духовенства были последовательно лишены многих привилегий и поставлены в зависимость от британской колониальной администрации.

К сокращению доходов верхушки традиционного кандийского общества вели такие мероприятия властей, как ликвидация системы таможенных сборов на кандийской границе, лишение наместников кандийских провинций (дисав) монополии на торговлю экспортными культурами, перевод части кандийской аристократии, находившейся на службе британской администрации, на жалованье.

В первые десятилетия XIX в. наблюдался процесс постепенной замены условных земельных держаний частной собственностью отдельных представителей знати и общинной верхушки.

При сохранении в целом системы раджакарии общественные работы на территории бывшего Кандийского государства стали частично оплачиваться.

Крупное дорожное строительство, развернувшееся в 20-30-е годы XIX в., призвано было связать труднодоступные районы центрального нагорья с юго-западом и севером и ликвидировать обособленность внутренних областей в административном и хозяйственном отношениях.

В 20-е годы были подготовлены условия для создания на Цейлоне плантационного хозяйства. К этому времени относятся первые опыты по закладке как казенных, так и частных коричных и кофейных плантаций и расширение производства других видов экспортной сельскохозяйственной продукции (плоды арековой пальмы, индиго, перец, кардамон, табак, ценные породы дерева).

Начавшиеся конфискации храмовых и общинных земель и земельных владений кандийского правителя и верного ему окружения в пользу британской короны после подавления восстания 1817-1818 гг. заложили экономическую основу плантационного хозяйства.

Политическое объединение Цейлона под властью британской короны совпало по времени с изменением форм колониальной эксплуатации, с началом перехода от методов торгового капитала к методам промышленного капитализма.

Плантационный сектор экономики острова возник и первоначально существовал на основе докапиталистических форм производства, но с его последовательным расширением встал вопрос о рентабельности его хозяйственно-экономической организации.

30-40-е годы явились поворотным моментом, рубежом в британской политике на Цейлоне. Бурное развитие плантационного хозяйства поставило администрацию перед необходимостью создания более благоприятных условий для частнокапиталистического предпринимательства.

Воплощением в жизнь новой колониальной политики явились мероприятия, носящие название реформ Кольбрука-Камерона.

В соответствии с рекомендациями комиссии, разработавшей реформы, отменялась монополия колониальных властей на экспортную продукцию, включая корицу, и провозглашался принцип свободной торговли на всей территории острова.

Ликвидировались казенные плантации, и поощрялось частное предпринимательство. Комиссия в связи с этим указывала на необходимость повсеместного утверждения частнособственнического принципа землевладения на основе отмены всех ограничений в приобретении земельной собственности различными группами населения и введения практики свободной купли-продажи земельных участков.

Одной из важнейших реформ 30-х годов стала отмена раджакарии, открывавшая возможности для создания рынка свободной рабочей силы.

Крупные изменения произошли в административно-политической системе Цейлона, коснувшиеся как провинциальных, так и центральных органов власти.

Самыми существенными из них стали создание Законодательного и реорганизация Исполнительного советов при генерал-губернаторе. В состав Исполнительного совета вошли пять высших чиновников английского колониального аппарата. Законодательный совет включал девять официальных (англичане) и шесть неофициальных членов (трое представляли интересы английского частного предпринимательства, трое – верхушку цейлонского общества). Включение местной элиты в административный орган колониального аппарата свидетельствовало о намерении английских властей привлечь на свою сторону верхушку цейлонского общества, породив у нее иллюзии участия в управлении страной.

Представители торгово-предпринимательских слоев, а также профессиональных кругов (журналисты, учителя, юристы, врачи), получившие современное образование и воспринявшие передовые западные идеи, выступали за постепенные политические перемены путем конституционных реформ, первоочередной из которых они считали уравнение числа официальных и неофициальных членов Законодательного совета.

В конце 40-х годов группа юристов из среды бюргеров, возглавляемая Р. Морганом, и часть английских плантаторов и торговцев, связанная с радикалами в английском парламенте и возглавляемая Т. Маккристи, объединились вокруг газеты «Коломбо Обзервер», издаваемой доктором К. Эллиотом.

Они выступили с требованиями снизить тарифы на кофе, увеличить ассигнования на строительство железных и шоссейных дорог, уменьшить расходы на содержание английских войск и военные нужды, предоставить большую власть Законодательному совету, увеличить число цейлонцев, представленных в нем, превратив его в орган контроля над бюджетом и финансами страны, и отменить новые налоги (налог на владельцев домов с верандами, налог на магазины, налог на пользование огнестрельным оружием, марочные сборы, дорожный ордонанс).

Ими были использованы такие методы, как кампании на страницах газет, подачи петиций, а также созыв мирных митингов протеста против введения новых налогов, самый крупный из которых состоялся в июле 1848 г. в Коломбо. Тогда же в «Коломбо Обзервер» был опубликован призыв к местным жителям отказаться от уплаты налогов, создать государство, основанное на расовом равенстве и принципе всеобщих выборов.

Однако взгляды членов группы были неоднородны. К. Эллиот и Р. Морган, настроенные наиболее радикально, требовали сформирования на Цейлоне ответственного правительства и введения всеобщего избирательного права, остальные же члены группы выступали лишь за установление выборного большинства среди членов Законодательного совета и предоставление им больших прав в решении внутренних дел, а также налаживание контроля над Исполнительным советом для распоряжения средствами, необходимыми для развития плантационного хозяйства. Их взгляды формировались под влиянием английской либеральной мысли, особенно работ И. Бентама. Идеологом утилитаризма на Цейлоне выступил Артур Баллер, крупный чиновник английской администрации, королевский адвокат до 1848 г.

Первыми плантаторами на Цейлоне стали чиновники колониальной администрации, но с 1845 г. по распоряжению Департамента по делам колоний Великобритании им было запрещено заниматься выращиванием плантационных культур до окончания срока службы. Это привело к привлечению в плантационный сектор Цейлона в 50-70-е годы английского частного капитала, сыгравшего ведущую роль в развитии производства кофе, основной экспортной культуры острова в период с 20-х по 70-е годы XIX в.

Реформы Кольбрука-Камерона призваны были ликвидировать несоответствие между капиталистическими формами плантационного хозяйства, внедряемого англичанами, и традиционной экономической и общественной структурой Цейлона.

Сфера воздействия этих реформ была ограничена центрами колониальной экономической политики, а результаты не однозначны.

Законодательная отмена раджакарии и кастовой системы не привела к их фактической и немедленной ликвидации. Традиционные механизмы регулирования трудовых отношений продолжали действовать почти повсеместно вплоть до последней четверти XIX в. Использование привозной рабочей силы из Южной Индии в немалой степени было вызвано нежеланием кандийского крестьянства работать по найму на плантациях.

Экспроприация общинной земельной собственности и рост налогообложения привели к восстанию 1848г., самому крупному в истории английского владычества на Цейлоне. Его центрами явились Канди, Матале и Курунегала, ставшие основными районами плантационного хозяйства.

Образование в середине XIX в. новой этнической группы – так называемых индийских тамилов (в отличие от «цейлонских тамилов», постоянно проживавших на острове со средних веков) – в результате сложившейся системы контрактации плантационных рабочих из Южной Индии (как наиболее дешевой и послушной рабочей силы) привело к консервации традиционных социальных отношений в цейлонской деревне, оказавшейся отстраненной от участия в производстве продукции плантационного сектора.

Различия в экономической организации производства в плантационном секторе, с одной стороны, и традиционном, крестьянском, – с другой, постоянно усиливались.

В 1864 г. неофициальные члены Законодательного совета во главе с Дж. Уоллом впервые проголосовали против одобрения политики английских колониальных властей, в том числе и в области развития плантационного сектора. Решение было принято голосами официальных членов, однако сам факт оппозиции получил широкий резонанс среди формирующихся средних городских слоев прибрежных районов Цейлона.

В ноябре 1864 г. все шесть неофициальных членов Законодательного совета отказались от своих постов и основали первую общественно-политическую организацию в стране – Цейлонскую лигу, выражавшую свои идеи через газету «Экземайнер», издаваемую руководителями организации Ч. А. Лоренцом и Дж. де Альвисом.

Наряду с требованиями, выдвигавшимися группой К. Эллиота и Р. Моргана в 40-е годы, они выступили за реформу образования, с тем чтобы оно стало доступно для всех цейлонских детей независимо от их имущественного положения, религиозно-этнической и кастовой принадлежности, за выборные парламентские учреждения и буржуазные формы правления.

Выступая против кастовой и расовой дискриминации, за единство всех жителей Цейлона в борьбе за политические и социальные права (Лоренц первым ввел понятие «цейлонцы»), они требовали заменить назначения членов Законодательного совета их выборами по территориальным округам вместо существовавшего общинного представительства, закреплявшего разъединение населения на отдельные религиозно-этнические и кастовые группы.

Власти были вынуждены пойти на некоторые уступки: была назначена комиссия по расследованию вопроса о военных ассигнованиях на Цейлоне, в результате чего расходы на военные нужды сократились. Законодательному совету было предоставлено право контроля над бюджетом.

Движение за конституционные реформы середины XIX в. носило элитарный, верхушечный характер и получило распространение среди узкой городской прослойки юго-западного побережья острова. Общественное самосознание основной части населения Цейлона базировалось на конфессиональных стереотипах мышления. Ведущим направлением в развитии общественных движений были буддийские формы социально-политического протеста.

Разделение сангхи на две основные секты – Сиамскую и Амарапуру, – сложившееся к началу XIX в., стало отправной точкой дальнейшего размежевания среди монахов острова.

В 1864 г. была образована третья крупная (после Сиам-никаи и Амарапуры) секта, которая стала называться Раманнья (по названию места в Бирме, где проходила упасампада).

Раманнья приобрела влияние не только в прибрежных районах, но и в кандийском. Основными ее целями было очищение буддийского учения, достижение полного соответствия между образом жизни монахов сангхи и нормами истинного буддизма, а также протест против кастового принципа построения общины.

Во внутренней борьбе буддийской сангхи преломлялись религиозные, социально-экономические и политические противоречия, характерные для светского общества. Разрушение монополии высшей касты гоигама как в религиозной, так и в социально-экономической жизни, явившееся основным результатом образования новых сект, способствовало расширению социально-кастовой базы общественных движений, привлечению внимания мирян к деятельности духовенства.

Секты Амарапура и Раманнья включились в критику деятельности христианских миссионерских организаций на острове и проводимой ими политики христианизации местного населения.

Основными задачами своей деятельности буддисты в этот период считали распространение буддийского образования в противовес христианскому, борьбу за возрождение сингальской культуры, за возвращение к традиционной системе ценностей и образу жизни, создание буддийской прессы, критику через нее миссионерства и христианства, проповедническую работу бхиккху среди населения, а также публичные дебаты представителей различных буддийских никай с христианскими миссионерами.

Буддийскими монахами прибрежных районов Панадуре Шри Сиддхартха Тхеро, Ратмалане Дхаммалока Тхеро, Хиккадуве Шри Сумангала Тхеро были основаны буддийские школы – пиривены Парадхаммачетия, Видьяланкара, Видьодая, ставшие центрами возрождения национальной культуры острова.

В их программу входило изучение буддийской философии, этики, языков пали, санскрита, сингальского, а также истории. При поступлении в пиривены этническая принадлежность, каста и вероисповедание учеников не принимались во внимание.

Здесь проходили обучение не только цейлонские монахи и миряне, но и буддисты из Индии, Китая, Японии, стран Юго-Восточной Азии, а также некоторые европейцы (например, крупный ученый-буддолог Т. Рис Дэвидс).

Упомянутые ученые сыграли огромную роль в процессе становления национального самосознания сингалов-буддистов.

Шаги, направленные на создание буддийской системы образования, сочетались с деятельностью по возрождению сингальской культуры, искусства, архитектуры.

Буддийские монахи, публиковавшие журналы, книги, комментарии к буддийскому канону, памфлеты (особенно многочисленные в периоды дискуссий между сектами), способствовали развитию местной прессы, сингальского языка и литературы.

Многие образованные монахи ездили по стране с лекциями, в которых излагали основы буддийского учения и критиковали христианство.

Наибольшую известность и популярность снискал Мигетгуватте Гунананда Тхеро, который за 25 лет выступил более чем с 4 тыс. публичных проповедей в различных частях острова и ораторские способности которого сделали храм в Котахене, где он проповедовал, одним из центров движения в защиту буддизма на Цейлоне.

Его имя также связано с проведением серии открытых публичных дебатов между представителями буддийских и христианских кругов на острове. Особую известность получила дискуссия в Панадуре, усилившая интерес к культуре Цейлона и буддизму тхеравады на Западе, активизировавшая научно-переводческую деятельность европейских буддологов, способствовавшая созданию Буддийского теософского общества на Цейлоне во главе с Г. С. Олкоттом и Е. П. Блаватской.

Наиболее ранним проявлением оппозиционных настроений сангхи к колониальному правлению стала поддержка определенной ее частью вооруженных антиколониальных народных восстаний, характерных для первой половины XIX в. Особенно активное участие монахи приняли в восстании 1848 г., наиболее крупном в истории колониального Цейлона.

Идейная платформа массовых форм стихийного протеста характеризовалась тесным переплетением традиционалистских буддийских народных представлений с идеями антиколониальной борьбы и возникновением надежд на появление нового правителя, который, опираясь на культ божеств народного буддийского пантеона, возродит религию сингалов и освободит сингальскую землю от иноземцев.

script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));