·······································

7.9 Заключение: коротко о жизни сиддхов

Дэвидсон Р. М. «Индийский эзотерический буддизм: социальная история тантрического движения»
<< К оглавлению

 

 

Вовлечение сообщества буддийских сиддхов в основные структуры институционального монашества происходило не быстро, хотя в небольших региональных центрах симбиотические связи сиддхов и монахов продолжались в течение достаточно длительного времени. Символические сообщества и мандалы сиддхов, воплощавшие в себе разрозненные источники их идеологии, были причиной проблем с интеграцией сиддхов в реальные условия среды обитания, поскольку объединяли множественные языковые, культурные и социальные формы в довольно грубую композицию. Они выставляли на первый план кладбища, дворцы, леса и различные ужасающие места, хотя сами сиддхи жили небольшими религиозными сообществами в малых и больших городах. Аналогичным образом, развитие ритуалов сиддхов (в особенности ганачакры (ganacakra)) было направлено не только на развитие чувства идентичности, но и на создание организационных структур для совершения таинств, что по cути компрометировало исходную идеологию сиддхов. Нацеленность таких церемоний на соблюдение процедур, подчинение ответственным за ритуальную площадку и правильное поведение вступает в противоречие с романтическим образом индивидов, посвятивших себя достижению личной свободы любой ценой.

В процессе институционализации эти личности превратились из реальных людей в литературные образы, объединенные в общие повествования посредством нумерологических методов (особенно популярны были числа от восьмидесяти до восемьдесят четырех или восьмидесяти пяти), которые ранее уже были засвидетельствованы в сельских и региональных системах политической организации. Таким образом, при систематизации сиддхов в институциональной литературе за основу были взяты методы, используемые экономическими и политическими структурами Ориссы, Бенгалии, Чхаттисгарха, Джхарканда, Мадхья-Прадеша, Кашмира, Одияны (Odiyana) и побережья Конкана. Посредством такой институционализации неинституционального эзотеризма, эзотерический канон интегрировал в себя идеи и модели поведения, заимствованные у шиваитских, шактистских, сауристских, вишнуитских, региональных культовых и племенных групп, а так же местные кладбищенские традиции сиддхов, т.е. по принципу «все лучшее из доступного» (у автора идиома «catch-as-catch-can» – прим. shus).

Бросающееся в глаза отличие в поведении различных сиддхов является следствием того факта, что все они были выходцами из разных слоев общества, а их система не являлась пан-индийской институциональной структурой, способной поддерживать относительно равномерную социализацию, подобную той, что обеспечивалась эзотерическим монахам в буддистских монастырях. При этом, некоторые из них имели элитарное происхождение и самый высокий уровень образованности, но оставляли монастыри или столичные города, чтобы начать новую духовную жизнь в примитивном религиозном объединении, свободном от строгой критики за несоблюдение обязанностей твердо следовать общепринятым практикам работы с сознанием. Другие были из низших слоев общества и пришли к такой жизни в порыве отчаянья, с целью постичь сущность этого мира, который продолжал слабеть и рушиться, и в котором, как казалось, боги поддерживают своенравное поведение мужчин, обладающих мечами, властью и богатством. Каждый из уровней cиддхов привнес в систему как свои сильные, так и слабые стороны, поэтому формирующаяся культура «совершенных» была образована в результате серии ритуальных контактов и демонстраций личных навыков, в которых харизма и преданность играли такую же важную роль, как интеллект и естественность. Процесс самокритики внутри сообщества сиддхов с одной стороны помогал их общинам в продвижении своих идей в монастырские учебные программы, а с другой выявлял внутренние разногласия, возникавшие в этих общинах по мере накопления ими опыта. Несмотря на изобилие альтернативных концепций, провозглашаемой целю сиддхов по-прежнему оставалось обладание сверхъестественными способностями, соответствующими способностям магов-видьядхаров. При этом, в их священных текстах постоянно поддерживались различные варианты имперской модели господства над богами, чародеями, а также другими религиозными группами.

<< К оглавлению
script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E")); Web Analytics