♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

3. Политические и военные события раннего средневековья

Дэвидсон Р. М. «Индийский эзотерический буддизм: социальная история тантрического движения»
<< К оглавлению
Следующий раздел >>
Содержание:

500-650 г.г. н.э.

650-750 г.г. н.э.

750-900 г.г. н.э.

900-1000 г.г. н.э.

1000-1200 г.г. н.э.

500-650 г. н.э.

Наша главная задача заключается в исследовании территории наибольшей эзотерической активности буддистов – Северной Индии и Декана, от долины реки Кришны до Гималаев и от Бенгалии до Гуджарата. Поэтому данное обсуждение первоначально будет сосредоточено на событиях, которые разрушили две великие империи, управлявшие этой областью к началу шестого столетия н.э. Первыми из них были имперские Гупты (Gupta), чья власть распространялась на современные индийские штаты Раджастхан, север Мадхья-Прадеша, Кашмир, Пенджаб, Уттар-Прадеш, Бихар и Бенгалию. Гупты находились в культурном континууме с Вакатаками (Vakataka) в южной части Мадхья-Прадеша (к югу от рек Нармада и Сон), Махараштре, Ориссе, Чхаттисгархе, Джаркханде, Андхра-Прадеше и некоторых частях Карнатаки. С некоторыми оговорками можно сказать, что эти области в совокупности представляют северную Индию и Деканское плато.

Наше обсуждение уместно начать с ожесточенного нападения на север Индии гуннов-эфталитов. Этот народ, который, по всей вероятности, является выходцем из района Вахан на реке Амударья, расположенного в восточном регионе того, что сейчас называется Афганистаном, добились огромного успеха, захватив где-то в середине пятого века Гандхару, где до этого правил кушанский правитель Кидара (Kidara) (9). В течение данного столетия они причинили значительный ущерб буддистским структурам и нанесли поражение сасанидским императорам Йездигерду II (Yazdigird II) в 454 г. н.э. и Перозу I (Peroz I aka Firoz) в 480 г. н.э. Скандагупта (Skandagupta), очевидно, вступал в бой с правителем эфталитов, возможно Тораманой (Toramana), где-то между этими датами. Эпиграфическая надпись Скандагупты на скале Джунагадх (Junagadh rock inscription) в Гуджарате – на том же самом валуне, где до него были высечены надписи Ашокой (Asoka) и Рудрадаманом (Rudradaman) – сообщает, что он победил в 455–458 г.г. неопознанных иностранцев (mleccha, млеччха). Этот текст, как правило, трактуют как указание на то, что он нанес поражение армии гуннов (10). Однако, и после этого эфталиты продолжали активные действия. Малоизвестный вождь из Малавы (Malava) по имени Пракашадхарман (Prakasadharman) из наследственной линии Ауликара (Aulikara) утверждает, что еще до размещения своей каменной надписи 515–516 г.г. н.э. однажды в бою он обратил Тораману в бегство (11). Возможно, это временно остановило продвижение эфталитов на юг, но они устремились на восток и около 520 г. н.э. завоевали Кашмир. Полностью прекратил их притязания на всю Северную Индию в 530 г. н.э. другой представитель Ауликаров Яшодхарман (Yasodharman), по всей видимости, преемник Пракашадхармана (12).

Эпиграфическая надпись Яшодхармана из Мандасора (Mandasor), высеченная в 533–534 г.г. н.э., гласит, что этот монарх из линии Ауликаров господствовал во всей Северной Индии, от долины реки Брахмапутры в современном Ассаме и до дальнего запада. Данное утверждение, вероятно, является преувеличением, но в нем содержится очевидный смысл: имперские Гупты больше не имели прежней значимости в военных делах на своих исконных территориях. В действительности, к этому периоду относится только одна эпиграфическая надпись Гуптов: о земельном наделе в районе Котиварша (Kotivarsa), сделанная в 542–543 г.г. н.э. последним правителем имперской линии Вишнугуптой (Visnugupta) (13). Эта хронология кончины династии Гуптов подтверждается джайнской версией эпоса «Хариванша» (Harivamsa), написанного Джинасеной (Jinasena), в которой утверждается, что Гупты продержались в течение 231 года: начиная с 320 и по 551 г.г. н.э. (14). Таким образом, конец великой имперской линии отмечен, как это часто случалось в Индии, просто отсутствием упоминания о них в эпиграфических надписях.

Похоже, что Яшодхарман с его кланом Ауликара сгинул в гуще исторических событий почти сразу после своей эпиграфической саморекламы. Кроме того, после утраты Гуптами доминирующего положения, в течение последующих пятидесяти лет на севере Индии царило жуткое безвластие, способствовавшее как стремительному росту, так внезапному упадку различных благородных родов и кровожадных князей. Примечательно, что почти такой же процесс имел место и в Декане, где главный царственный дом Вакатаков в Видарбхе (Vidarbha, вблизи современного Нагпура) и его второстепенная ветвь в Ватсагульме (Vatsagulma, совр. Вашим, Махараштра) правили, как минимум, с начала четвертого столетия н.э. Их вклад в религиозную жизнь был особо примечателен: главный дом специализировался на возведении индуистских храмов, в то время как его ответвление в Ватсагульме приняло участие в создании большей части сооружений буддистской Аджанты (Ajanta) (15). Однако по причинам, которые до сих пор не ясны, династия Вакатаков не дожила до шестого столетия.

Карта 1. Политические и культурные регионы ранеесредневековой, Ronald M. Davidson and Richard Pinto

Таким образом, к середине шестого века Гупты, Вакатаки и Ауликары исчезли, а гунны были успешно блокированы в бассейне Инда. После этого большая часть субконтинента от реки Кришна до Кашмира и от Бенгалии до Гуджарата стала доступной для реализации беспринципных планов по захвату территорий. По шаблону, который будет повторяться после падения других великих государств, к власти приходили два вида социальных групп: кланы, которые уже обладали властью как феодальные вассалы предыдущих великих династий, и те правящие дома, которые, казалось, пришли из ниоткуда, беря контроль над территориями посредством скорости, изобретательности, беспощадности и удачи. Доступные для освоения пространства были ограничены по количеству, что в некоторой степени продиктовано географическими особенностями субконтинента. В целях нашего исследования мы можем выделить семнадцать регионов, имевших устойчивую значимость в течение этого исторического периода (см. карту 1). Вдоль долины Ганга районами активных действий являлись его дельта в Бенгалии (исторически известная как Ванга/Саматата (Vanga/Samatata)), долина реки Брахмапутры (историческя Камарупа (Kamarupa)), Ганг до доаба (Магадха (Magadha)), территория вокруг доаба Ганга и Джамны (Мадхьядеша (Madhyadesa)) и плодородная равнина современных штатов Пенджаба и Харьяны (Курукшетра (Kuruksetra)). В других местах на севере жизненные зоны включали долину Кашмира, западную границу пустыни в современном Раджахстане, равнину между реками Нармада и Чамбал (Малава (Malava)) и полуостров Катхиявар (Саураштра (Saurastra)). В центральной Индии стратегическими регионами являлись равнина вокруг верховьев Годавари, простирающаяся до Нармады (Видарбха (Vidarbha)), верхняя часть долины Маханади (Дакшина Кошала (Daksina Kosala)), дельты Тапти и Нармады (Лата (Lata)), побережье Конкана на западе, Уткала/Тосали (Utkala/Tosali) на севере Ориссы и Калинга (Kalinga) на юге побережья Ориссы. И наконец, на юге нас будут интересовать объединение дельт Годавари и Кришны (Андхрапатха/Венги (Andhrapatha/ Vengi)) и верхняя часть долины Кришны (Кунтала (Kuntala)) (16).

Исторические названия мест, которые я привел выше, являются просто наиболее известными в течение этого исторического периода. Кроме того, в эпиграфике и литературе встречаются и альтернативные названия, порой вызывающие оторопь. Точно так же сбивают с толку и географические термины с туманной или неточной формулировкой. К примеру, Уттарапатха (Uttarapatha, Север) для солдата из Канауджа означает одно, а для поэта из Кунталы – совершенно другое. Проблема взаимоотношений между названиями и языком иногда может быть достаточно острой, особенно в средневековой буддийской литературе.

Как уже было сказано, в течение средневекового периода данные регионы стали местами основной части исторических событий, и, по большому счету, продолжали доминировать в индийской культурной географии вплоть до настоящего времени. Борьба за эти территории началась почти сразу после того, как Гупты и Вакатаки ушли с исторической арены, при этом в военном авантюризме первоначально доминировали поздние Гупты из Магадхи, Маукхари (Maukhari) из Мадхьядеши, Гауды (Gauda) из Ванги, Варманы (Varman) из Камарупы, Майтрики (Maitrika) из Саураштры, Калачури (Kalachuri) из Малавы и Чалукья (Chalukya) из города Ватапи в Кунтале. Поскольку индийские исторические документы традиционно представляют собой описание запутанной череды отдельных сюжетов, не прилагая при этом практически никаких усилий по изображению согласованного континуума событий, в настоящем обсуждении будет сделана попытка представить целостную картину военно-политического взаимодействия между основными игроками этого периода (17).

Таблица 2.1 Чалукьи Ватапи (Chalukyas of Vatapi)

———————————————–

Пулакешин I (Pulakesin I, ок. 543–566)

Киртиварман (Kirtivarman, ок. 567–597)

Манглеша (Manglesa, ок. 597–609)

Пулакешин II (Pulakesin II, ок. 609–654/5)

Викрамадитья I (Vikramaditya I, 654/5–681)

Винаядитья (Vinayaditya, ок. 696–733/4)

Виджаядитья (Vijayaditya, ок. 696–733/4)

Викрамадитья II (Vikramaditya II, ок. 733/4–744/5)

Киртиварман II (Kirtivarman II, ок. 744/5–753)

———————————————–

Маукхари Ишанаварман (Maukhari Isanavarman, правл. 550–565 г.г. н.э.) и основатель династии Чалукья Пулакешин I (ок. 543–566 гг.) почти одновременно (ок. 550 г. н.э.) начали свои действия против соседей (18). Пулакешин стремился расширить границы своего правления на восток против Кадамбов (Kadamba), располагавшихся в верхнем течении реки Кришны, и против Налов (Nala), занимавших территорию вдоль притока Кришны Тунгабхадры. Пока он занимался этим, Ишанаварман также совершил серию рейдов на восток против Гаудов и на юг, где столкнулся с Чалукьями.

В то время как правитель Чалукьев предпринимал усилия по закреплению своей власти на новых территориях, властитель Маукхари, по всей видимости, искал временные поводы для похвальбы своими победами, не заботясь о постоянстве. Такое различие в целеполагании между монархами, ищущими пути расширения своего государства, и теми, кто стремится только к самовосхвалению, в раннем средневековье наблюдается постоянно.

Таблица 2.2 Маукхари Мадхьядеши (Maukharis of Madhyadesa)

———————————————–

Хариварман (Harivarman)

Адитьяварман (Adityavarman)

Ишвараварман (Isvaravarman)

Ишанаварман (Isanavarman, ок. 550–565)

Шарваварман (Sarvavarman, ок. 560–575)

Антиварман (Antivarman, ок. 575–600)

Грахаварман (Grahavarman, ок. 600–605)

———————————————–

Источник части проблем Ишанавармана располагался совсем рядом с его наследственным доменом. Это были поздние Гупты, которые начали собственный поиск пути к доминированию. Маукхари, являвшиеся старым аристократическим домом, в свое время были важными вассалами имперских Гуптов, а Ишанаварман, вероятно, был племянником Вишнугупты (Visnugupta), последнего из линии имперских Гуптов. Вполне очевидно, что Маукхари попытались претендовать на корону, но Кумарагупта (Kumaragupta, ок. 550–560 г.г. н.э.) встал на их пути. Его дом, вполне вероятно, был вассалом имперской линии, и хотя они использовали наименование «Гупта», вероятнее всего, они не имели отношения к имперским Гуптам. Все, что мы знаем наверняка – так это то, что в начале шестого столетия они обладали статусом аристократии (sadvamsa, садвамша), и что они использовали титулы, подобные тем, что применялись для вассалов Гуптов (19). Кумарагупта встретил и Ишанаварман на поле битвы где-то около 560 г. н.э. и остановил лидера Маукхари. Однако ставки были настолько велики, а результат настолько неполным, что в эпиграфической надписи на камне из Афсада (Aphsad) сообщается о том, что Кумарагупта покончил жизнь самоубийством (*) в Праяге (Prayaga), возможно, из-за того, что его обет завоевания остался невыполненным (20).

————————————————————————————————————————–

(*) «Лелея героизм и приверженность истине (даже) в (обладании) богатством, он отправился в Праягу (и там), с почетом украшенный цветами, погрузился в пламя костра (разожженного) из лепешек сухого коровьего навоза, как будто (просто погружаясь для купания) в воду». (L. 5.) Aphsad Inscription of Adityasena – прим. shus

————————————————————————————————————————–

Таблица 2.3 Поздние Гупты Магадхи (Later Guptas of Magadha)

———————————————–

Кришнагупта (Krisnagupta)

Харшагупта (Harsagupta)

Дживитагупта (Jivitagupta)

Кумарагупта (Kumaragupta, ок. 550–560)

Дамодарагупта (Damodaragupta, ок. 560–562)

Махасенагупта (Mahasenagupta, ок. 562–601)

Мадхавагупта (Madhavagupta, ок. 601–655)

Адитьясена (Adityasena, ок. 655–680)

Девагупта (Devagupta, ок. 680–700)

———————————————–

Как это нередко бывало в индийской истории, Маукхари сражались на два фронта, поскольку гунны-эфталиты не могли не использовать такую возможность вступить с ними в конфликт, как они это делали ранее со многими другими правителями. Остановив армию эфталитов, Ишанаварман или его сын Шарваварман (ок. 560–575 г.г. н.э.) около 562 г. н.э вступил в бой со следующим правителем поздних Гуптов Дамодарагуптой. Хотя поздние Гупты заявляли о победе своих войск, их король Дамодарагупта, по всей видимости, был убит в бою. Эпиграфическая надпись из Афсада сообщает, что он временно потерял сознание на поле битвы, но был разбужен прикосновением лотосовых рук небесных дев в своей новой небесной обители (21). Однако реальным результатом всего этого стало осознание Маукхари того факта, что их воинственность не принесла результата и что на данный момент Магадха благополучно находится руках Махасенагупты (ок. 562–601 г.г. н.э.), малолетнего сына Дамодарагупты.

Таблица 2.4 Майтрики Саураштры (Maitrikas of Saurastra)

———————————————–

Бхатарака (Bhataraka)

Дхарасена I (Dharasena I)

Дронасимха (Dronasimha)

Дхрувасена I (Dhruvasena I)

Дхарапатта (Dharapatta)

Гухасена (Guhasena)

Дхарасена II (Dharasena II)

Шиладитья I (Siladitya I, ок. 590–615)

Кхараграха I (Kharagraha I)

Дхарасена III (Dharasena III)

Дхрувасена II (Dhruvasena II)

Дхарасена IV (Dharasena IV)

Дхрувасена III (Dhruvasena III)

Кхараграха II (Kharagraha II)

Шиладитья II (Siladitya II, ок. 648–662)

Шиладитья III (Siladitya III)

Шиладитья IV (Siladitya IV)

Шиладитья V (Siladitya V)

Шиладитья VI (Siladitya VI)

———————————————–

У нас мало информации о следующих двух десятилетиях, и создается ощущение, что правители большинства территорий просто укрепляли контроль над ними. Об этом недвусмысленно свидетельствуют эпиграфические надписи из таких разрозненных регионов, как Ванга, Уткала, Дакшина Кошала и Саураштра (22). Первые три представляли вновь объединенные Гауды, дом Манов (Mana, Уткала) и аристократический род Пандувамши (Panduvamsi), а Саураштра управлялась авторитетным аристократическим домом Майтрика, который в свое время был вассалом имперских Гуптов. Однако, где-то в начале последней четверти шестого столетия отдельные князья начали прощупывать почву на предмет возможных завоеваний. Калачури, которые уже контролировали большую часть Махараштры при Кришнарадже (Krisnaraja, ок. 550–575 гг.), расширили свои владения до побережья Конкана, покорив Маурьев (Maurya, местная династия шестого века – прим. shus), и продолжили движение вглубь Видарбхи (Vidarbha) (23).

Таблица 2.5 Калачури Малавы (Kalachuris of Malava)

———————————————–

Кришнараджа (Krisnaraja, ок. 550–575)

Санкарагана (Sankaragana, ок. 575–600)

Буддхараджа (Buddharaja, ок. 600–620)

———————————————–

Преемник Пулакешина из династии Чалукьев Киртиварман (Kirtivarman, ок. 567–597 г.г. н.э.), совершил набег или серию набегов на побережье Бенгальского залива от устья реки Кришны до царства Гаудов (24). Примерно в это же время магадхский монарх Махасенагупта развернул более продолжительную кампанию против Камарупы, нанеся поражение их правителю Суштхитаварману (Susthitavarman, ок. 570–590 г.г. н.э.) близ берегов реки Брахмапутры. Вполне вероятно, что в этот период часть Бенгалии также была временно включена в состав государства Махасенагупты. Однако Гауды пришли в себя, объединившись под руководством Джаянаги (Jayanaga, ок. 570–600 г.г. н.э.). В конце концов, поздние Гупты оказались окруженными с трех сторон очень сильными и воинственными противниками: Маукхари на севере, Варманы Камарупы и Гауды на востоке, Пандувамши и Маны на юге, причем эту ситуацию усугубляли набеги Чалукьев с юга. Около 585 г. поздние Гупты покинули Магадху и поселились в Малаве, вероятно, обосновавшись в самом важном городе этого региона Удджайне (Ujjain). Вопрос, почему Махасенагупта решил перебраться именно туда, остается открытым, хотя Devahuti высказал предположение, что он имел династические связи с Малавой (25). Джаянага, вероятно, использовал эту возможность, чтобы расширить влияние Гаудов. Он повторил поход поздних Гуптов, вторгшись в Камарупу около 595 года, и вскоре после смерти Суштхитавармана захватил его сыновей. Но затем он освободил их на условиях, что они станут вассалами Гаудов (26). Однако, если Махасенагупта считал, что после переезда в Удджайн все его проблемы исчезли сами собой, то он глубоко ошибался. Калачури были явно недовольны присутствием поздних Гуптов в непосредственной близости от их столицы Махишмати (Mahismati), расположенной на реке Нармада. Правитель Калачури Санкарагана (Sankaragana, ок. 575–600 г.г. н.э.) прошел маршем на север и захватил Удджайн в 595–596 г.г. н.э. (27). Как следствие, поздние Гупты, по всей видимости, вынуждены были стать «гостями» вассала Калачури, даже если это новое положение было им не по вкусу.

Таблица 2.6 Варманы Кармарупы (Varmans of Kamarupa)

———————————————–

Пушьяварман (Pusyavarman)

Самудраварман (Samudravarman)

Балававарман (Balavarman)

Кальянаварман (Kalyanavarman)

Ганапативарман (Ganapativarman)

Махендраварман (Mahendravarman)

Нараянварман (Narayanvarman)

Махабхутиварман (Mahabhutivarman)

Чандрамукхаварман (Candramukhavarman)

Стхитаварман (Sthitavarman)

Суштхитаварман (Susthitavarman, ок. 570–590)

Супратиштхитаварман (Supratisthitavarman)

Бхаскараварман (Bhaskaravarman)

———————————————–

В это нелегкое для поздних Гуптов время им на помощь пришли Вардханы (Vardhana) из Тханесвара (Thaneswar). Первоначально эта династия была основана в Тханесваре полумифическим предком Пушьябхути (Pusyabhuti, другой вариант: Puspabhuti, Пушпабхути), и их царственный дом часто отождествляли с именами Пушьябхути/Пушпабхути, а также Вардхана. Сам Тханесвар (Sthanvisvara, Стханвисвара) сейчас является довольно небольшим городком, расположенным в округа Курукшетра в Харьяне, примерно в 100 милях к северу от Дели. Любопытно то, что его политическая значимость в те времена, вероятно, была не больше, чем сейчас, однако Вардханы, которые были членами торговой касты (vaisya, вайшья), со временем приобрели значительную политическую и военную власть. Каким-то образом за несколько лет до всех этих событий сестра Махасенагупты вышла замуж за правителя Тхаенсвара Адитьясену (Adityasena, ок. 555–580 г.г. н.э.), и таким образом был создан альянс противников Маукхари по сценарию классической индийской политической стратегии (28). Их сын, Прабхакаравардхана (Prabhakaravardhana, ок. 580–605 г.г. н.э.), стал первым из Вардханов, который добился полной независимости. Он был известен своей воинственностью и авантюризмом, поэтому Бана (Bana) (придворный поэт Харшавардханы (Harsavardhana)) описывает милитаризм этого правителя достаточно точно (29).

Таблица 2.7 Вардханы (они же Пушьябхути) Тханесвара (Vardhanas or Pusyabhutis of Thaneswar)

———————————————–

Пушьябхути (Pusyabhuti)

Адитьясена (Adityasena, ок. 555–580)

Прабхакаравардхана (Prabhakaravardhana, ок. 580–605)

Раджьявардхана (Rajyavardhana, ок. 605–606)

Харшавардхана (Harsavardhana, ок. 606–647)

———————————————–

Сумев привлечь на свою сторону многих местных правителей Северной и Западной Индии, Прабхакаравардхана сделал имя себе и своему двору, что позволило ему  победить в столкновении с вассалом Калачури Девагуптой (Devagupta). Момент, который они выбрали, вероятно, совпал с внезапной потерей Девагуптой возможности получить подкрепление, так как монарх Чалукьев Манглеша (Manglesa, ок. 597–609 г.г. н.э) в 601 году вторгся на территорию Калачури и захватил их сокровищницу (30). Примерно в то же время Махасенагупта, по всей видимости, скончался, а его сыновья Мадхавагупта (Madhavagupta) и Кумарагупта (Madhavagupta) стали подопечными тханесварского двора и друзьями наследника престола Раджьявардханы, а также юного Харши, который особенно привязался к Мадхавагупте (31). Возвышение Вардханов не ускользнуло от внимания Маукхари, которые предложили (или были вынуждены предложить) закрепить дипломатические отношения брачным союзом между их новым правителем Грахаварманом (Grahavarman, ок. 600–605 г.г. н.э) и младшей сестрой Харши Раджьяшри (Rajyasri). Для провинциального торгового клана Прабхакаравардханы было большой честью связать себя династийным браком с древними аристократическими правителями Канауджа, которые были гораздо более старой и более престижной фамилией, чем поздние Гупты. Великая свадьба состоялась примерно в 603–604 годах, и Прабхакаравардхана в качестве награды послал своих сыновей в погоню за гуннами в Гималаи, несомненно, осознавая, что сила оружия является главной опорой престижа его семьи.

К сожалению, благодатные времена закончились очень скоро, и события ближайших нескольких лет полностью изменили политический ландшафт Северной Индии. В 605 г. н.э. Прабхакаравардхана заболел и быстро скончался. В момент объявления о его смерти Девагупта, стремясь отомстить за свое унижение Прабхакаравардханой, напал на альянс Вардхана/Маукхари и убил молодого правителя Маукхари Грахавармана, заставив его молодую вдову Раджьяшри бежать в лес, где она нашла убежище у буддийского отшельника. Харша вернулся в Тханесвар вовремя и успел услышать последние заветы своего отца, а его брат Раджьявардхана, узнав об беспринципном поступке Девагупты, разыскал царя Малавы и убил его в бою. Однако Девагупта, по-видимому, ранее вступил в союз с новой фигурой военного ландшафта – правителем династии Гаудов Шашанкой (Sasanka, ок. 605–625 г.г. н.э). Шашанка захватила Бенгалию после смерти Джаянаги. Возможно, он был вассалом отца Грахавармана Антивармана (ок. 575–600 г.г. н.э), и использовал это положение, чтобы укрепить свой контроль над Бенгалией, а затем сбросить ярмо вассальной зависимости после смерти Грахавармана (32). Каким бы ни был действительный характер его отношений с государствами Центральной Индии, Шашанка, безусловно, использовал текущую возможность, чтобы взяться за реализацию собственных амбициозных планов, при этом своими главными противниками он считал братьев из Тханесвара. Ситуация для него складывалась более чем благоприятно: у Маукхари не было наследника, Малава осталась  без своего предводителя, Калачури восстанавливались после нападения Чалукьев (которые сами вступали в войну за наследство), а периферийные государств Камарупа, Уткала, Дакшина Кошала и Саураштра находились в руки слабых или незаинтересованных в доминировании правителей.

Вполне очевидно, что Вардханы питали слабость к брачным союзам, поэтому Шашанка в качестве уловки предложил им для династийного брака свою дочь. Однако это было двуличное предложение, и когда Раджавардхана находился в лагере правителя Гаудов, обсуждая текущие договоренности, Шашанка убил его, причем, по всей видимости, своими собственными руками (33). Шашанка вернулся в Гауду, а Харша договорившись следовать за ним, сначала отправился в Камарупу, чтобы заключить союз с Бхаскараварманом (Bhaskaravarman), согласившимся стать вассалом Харши. Вместе они напали на Бенгалию в 606–607 г.г. н.э., добравшись до великого города Пундравардхана (Pundravardhana), чтобы дать бой Шашанке, но сражение закончилось безрезультатно (34). Даже если карательная экспедиция Харши сумела нарушить планы Шашанки в Магадхе и Мадхьядеше, она, безусловно, не помешала ему в 608 г. н.э. войти в Северную Ориссу и к 611 г. н.э. захватить всю Уткалу и части Калинги (35). В то время как все эти события развивались на востоке, Буддхараджа (Buddharaja) из династии Калачури восстановил свои силы после нашествия Чалукьев. Во многом этому способствовала война за право наследования у Чалукьев, которая привела к восхождению на престол около 609 г. н.э. Пулакешина II. Буддхараджа использовал эту возможность, чтобы выступить против Видиши в 608–609 г.г. н.э. К несчастью для всех участников этих событий, возрождение экспансионистских замыслов Калачури, озабоченность Харши востоком и вовлеченность Чалукьев в события на юге, вне всякого сомнения, помогли Майтрикам реализовать свои собственные планы. Около 610 г. н.э. правитель династии Майтрика Шиладитья I (Siladitya, ок. 590–615) вторгся в страну Малава, отбил ее у вассалов Калачури и устранил влияние Калачури к северу от реки Нармада (36). Майтрики продолжали удерживать Малаву и ее главный город Удджайн в течение всего следующего десятилетия.

Обнаружив возможность завершения начатого правителем Чалукьев Манглешой до его свержения, Пулакешин II вторгся в земли Калачури с юга около 620 г. н.э. и ликвидировал власть этого царственного дома в Западной Индии, продолжавшуюся более двухсот лет. В следующий раз Калачури возродятся в качестве правителей Трипури (Tripuri) только в середине восьмого столетия. Пулакешин II покорил Лату, Малаву и часть государства Гурджара (Gurjara), которое расширило свои владения до южного Раджастхана. Он загнал Майтриков обратно в Саураштру и заставил их заключить с ним союз. Большая часть всех этих территорий оставалась во владении Чалукьев вплоть до смерти Пулакешина II в 642 г. н.э.

Тем временем на востоке, в связи с его смертью Шашанки примерно в 625 г. н.э. его мечты о завоевании обширных территорий остались нереализованными. Харша, который не смог победить убийцу своего брата при жизни, вторгся в Гауду после его смерти, выдавая там пожалования земельных наделов в 628 г. н.э. в качестве суверена этой территории (37). К этому времени Харша контролировал большую часть Северной Индии, но он решил расшириться также и на запад, куда ранее никогда не продвигался. После пришедшейся как нельзя кстати смерти Шашанки, Харша попытался увеличить свою империю до размеров государства имперских Гуптов. Он начал с Саураштра, которая находилась в политической мандале Чалукьев. Около 630 г. н.э. Харша двинулся на запад и с такой свирепостью напал на молодого правителя Майтриков Друвасену II, что этот монарх вынужден был искать убежище у правителя Латы и основателя дома Гурджаров (Gurjara) Дады II (Dada II), который напрямую контролировался Чалукьями. Пулакешин II не мог оставаться в стороне и беспристрастно наблюдать, как стремительно сокращаются подконтрольные ему территории. Поэтому великая армия Чалукьев, уже захватившая большую часть Деканского плато, сошлась с войсками монарха Тханесвара на поле битвы. К несчастью для Вардханов, Харша переоценил свои возможности по ведению боевых действий в Декане, и его слоны были повержены южанами.

Воодушевленный своей победой и решив вопрос с Западом, Пулакшин II расширил область господства Чалукьев и на восток, основав вскоре после этого династию «Восточных Чалукьев» в Андрапатхе (Andhrapatha, долине рек Кришна и Годавари), где она оставались мощной региональной силой в течение нескольких столетий. Неудовлетворенный уже достигнутым, этот правитель также начал серию кампаний на побережье Бенгальского залива, в результате чего под власть Чалукьев попала Калинга. В ознаменование своих побед, Пулакешин II поручил поэту Равикирти (Ravikirti) написать цветистый текст для эпиграфической надписи в Айхоле (Aihole inscription, 634–635 г.г. н.э.), которая более подробно будет рассмотрена далее (38). Чтобы не отстать, Харша также начал серию кампаний против Ориссы в период между 637 и 642 г.г. н.э., которые еще раз вылились в борьбу за территории, на которые уже претендовали Чалукьи. Харша прерывал свою деятельность на южном направлении только для создания краткосрочной угрозы Кашмиру.

Пулакешин II не ограничивался военной деятельностью только на севере, но и провел ряд кампаний в южном направлении, в частности против Канчипурама (Kancipuram), столицы динамичного и могущественного государства Паллавов (Pallava). Эта агрессия Чалукьев привела к печальным для них последствиям: то, что не смог сделать Харша, совершили Паллавы. В 642 г. н.э. паллавский принц Нарасимхаварман (Narasimhavarman) всей своей военной мощью обрушился на север, опустошив столицу Чалукьев Ватапи и убив Пулакешина II (39). Но даже после этого Чалукьи оставались в Ватапи значимой политической силой на протяжении всего следующего столетия. В действительности, несмотря на окончательную утрату власти на своей традиционной родине, подобно тому, как это произошло с Калачури в Мадхья-Прадеше, ветви дома Чалукья продолжали действовать в различных областях в течение всего раннесредневекового периода.

К этому моменту Харша перенес свою столицу в город Канаудж, претендуя на родовое гнездо Маукхари по праву силы. Это претензии он привел в исполнение, основываясь на том, что его сестра была вдовой последнего правителя Маукхари. И все же ненасытный Харша так и не смог победить ни одного из своих двух самых заклятых врагов: Шашанка умер от изнурительной болезни, а Пулакешин II был повержен другим южным правителем. Тем не менее, когда в эдикте Пулакешина II из Айхоле упоминаются его враги, в декларациях Чалукьев о завоевании всеобщего господства Харша выделяется как одна из самых важных целей. Правитель Вардханов смог пережить своего заклятого врага только на пять лет. В 647 г. н.э. Харша умер, а его империя начала рушиться прямо на глазах его придворных. Отметим, что практически весь стопятидесятилетний период между 500 и 650 г.г. н.э. был увековечен в изысканных стихах поэтами севера и юга, среди которых самые знаменитые – это Равикирти у Чалукьев и Бана при дворе Канауджа. Помимо способностей к сочинительству, как менее значимые поэты, так и китайский буддистский паломник Сюаньцзан, во всем прославляли правителей индийских регионов, даже особо подчеркивая захватнические наклонности своих покровителей. Однако, не все восхваляли эти бесконечные войны, и имперские летописи династии Тан «Chiu T’ang shu» отмечают, что в Индии 617–627 г.г. н.э. были периодом всеобщего беспорядка и непрерывного кровопролития (40). 

650-750 г.г. н.э.

Аналогичное утверждение было добавлено в летописи Тан уже после смерти Харши. Однако, и другие годы, о которых мы можем судить, используя несколько искажающую действительность призму эпиграфики и литературы, кажутся не менее беспокойными и трудными. Более того, мы располагаем пусть и менее полными сведениями о военных и политических махинациях индийских династий в том же столетии после смертей Харши и Пулакешина II. Кроме того, нам не следует торопиться с выводами, что авантюризм пошел на спад, т.к. большинство негативных поступков, совершаемых основными действующими лицами в периоды доминирования Чалукьев и Пушьябхути, продолжали совершаться и после их исчезновения с исторической арены, пусть и в меньших масштабах.

Этот период начался с того, что Паллавы заняли Ватапи, а Канаудж был вовлечен в битву за престолонаследие. Несмотря ни на что, Чалукьи смогли вернуть себе Ватапи, а правитель этой династии Викрамадитья I (Vikramaditya I, 654–681 г.г. н.э.) взошел на трон в 654–655 г.г. н.э. с помощью своих родственников и вассалов Гангов из Маньяпуры (Manyapura, совр. округ Майсур) (41). Ход событий в Декане и на юге в течение следующих нескольких лет представляется очень запутанным и включает в себя попытки вассалов отколоться от Чалукьев и ответные усилия по укреплению своей власти Викрамадитьи I. Очевидно, что около 670 г. н.э. Викрамадитья I восстановил господство Чалукьев на большей части западного Декана, вплоть до Конкана и Латы. Эти достижения были закреплены ветвью Чалукьев, ставшей в течение последующих несколько веков одной из величайших сил в районе Гурджара-Малавы (Gurjara-Malava). Во время этой операции был побежден один из их традиционных противников – бывшие вассалы Пушьябхути Майтрики (Maitrika), причем Шиладитья II (Siladitya, ок. 648–662 г.г. н.э.), по-видимому, был побежден уже новым домом Чалукьев во главе с Дхарашраей Джаясимхой (Dharasraya Jayasimha).

Однако, головной болью Чалукьев Ватапи по-прежнему оставались Паллавы (Pallava), центром которых был Канчи (Kanci). Вслед за двумя попытками Пулакешина II, Викрамадитья I снова попытался усмирить Канчи, причем уже с несколько лучшим результатом. Основные его усилия в течение всего периода правления были направлены на борьбу с Паллавами, при этом в последние десятилетия седьмого века и Ватапи, и Канчи подвергались разграблению противоборствующими сторонами. На самом деле, конфликт между Чалукьями и Паллавами продолжал опустошать юг Индии в течение всей первой половины восьмого века, а Викрамадитья II (Vikramaditya II) отмечался как унизивший Паллавов взятием Канчи трижды в своей жизни: один раз по поручению своего отца Виджаядитьи (Vijayaditya, ок. 696–733/4 г.г. н.э.) и еще дважды за время своего правления (ок. 733/4–744/5 г.г. н.э.) (42). Единственной отрадой правителей Чалукьев из Ватапи было сохранение их контроля над Деканом. Ближе к концу династии эдикты Чалукьев изображают царственных персон, находящихся вместе со своим двором в военных лагерях по всей обширной территории государства: от Эллоры (Ellora) в Махараштре до далекого юга.

Мы мало знаем о дальнейших событиях в Канаудже, хотя вполне очевидно, что Харша не уделил должного внимания вопросу преемственности. По всей вероятности, аристократические вассалы Пушьябхути, когда-то управлявшие различными районами Индии, теперь считали их своими собственными территориями. Маукхари, похоже, получили контроль над Мадхьядешей со столицей в Канаудже. Магадха была отдана в руки Мадхавагупты (Madhavagupta), потомка поздних Гуптов, который был взят ко двору в Тханешваре в 601 г. н.э. еще ребенком. Однако его власть, очевидно, не распространялась на территории к северу от Ганга, поскольку там произошел странный конфликт между посланником империи Тан Ван Сюаньцэ  (Wang Hsüan-tse, Wang Xuance) и князем Тирабхукти (Tirabhukti) *Арджуной (*Arjuna) (43). Данный эпизод, в ходе которого *Арджуна взял Ван Сюаньцэ под стражу, привело к вмешательству Тибета и Непала (*) в жизнь индийцев и присутствию иностранных войск на индийской земле на непонятных условиях. Такой номинально подчиненный статус северной Магадхи по отношению к Тибету, возможно, продлился до 703 г. н.э.

————————————————————————————————————————–

(*) Здесь некоторая неточность. Согласно китайским источникам (в индийских нет упоминания об этом событии) *Арджуна (восстановленное с китайского имя), вероятно, бывший вассал Пушьябхути и правитель княжества Тирабхукти, расположенного на севере современного Бихара, напал на караван китайского посольства и убил или взял в плен большинство людей. Ван Сюаньцэ (Wang Xuance) и его заместителю Цян Шиженю (Jiang Shiren) удалось бежать. Они добрались до Тибета, где местный правитель выделил им 1200 тибетских пехотинцев и 700 непальских кавалеристов. Вернувшись в Индию они разгромили *Арджуну. Согласно китайской хронике войско Ван Сюаньцэ «полностью одолело варваров. Более трех тысяч человек были обезглавлены, а тех, кто прыгнул в воду и погиб, утонув, насчитывалось более десяти тысяч человек. *Арджуна покинул город и бежал, но Шижень догнал и захватил его в плен. Мужчин и женщин, взятых в плен, насчитывалось две тысячи, а коров и лошадей было захвачено более тридцати тысяч. Индия трепетала от этих [событий]. [Ван Сюаньцэ] вернулся [в Китай], взяв с собой *Арджуну в качестве пленника». См. Tansen Sen «Buddhism, Diplomacy, and Trade: The Realignment of Sino-Indian Relations, 600-1400» – прим. shus

————————————————————————————————————————–

Бывший ранее вассалом Харши Бхаскараварман (Bhaskaravarman) из Камарупы использовал его смерть в качестве предлога для вторжения в Гауду, которая в то время не имела эффективного лидера (44). Используя эту же стратегию, преемник Мадхавагупты Адитьасена (Adityasena, ок. 655–680 г.г. н.э.) распространил контроль поздних Гуптов на отдельные части Уттар-Прадеша, плато Чхота-Нагпур (Chota Nagpur), южный Бихар и части Бенгалии (45). Он смог заключить брачный союз с представителем династии Маукхари Бхогаварманом (Bhogavarman), точное местоположение владений которого неизвестно (вероятно он, был правителем каких-то отдельных территорий), что говорит о признании высокой значимости, которой добилась его династия. Известно, что власть вызывает жажду новой власти, поэтому царь Чалукьев Винаядитья (Vinayaditya, ок. 680–696 г.г. н.э.) в эти же времена начал серию набегов на север, вступив в конфликт с сыном Адитьясены Девагуптой (Devagupta ок. 680–700 г.г. н.э.) и нанеся ему поражение около 695 г. н.э. (46).

Седьмое столетие знаменует собой первые вторжения ислама в Южную Азию, начавшиеся с самовольного набега в 644 г. н.э на расположенный недалеко от Мумбая город Тхана (Thana) и продолжившиеся в 677 г. н.э. атакой арабского генерала Исмаила (Isma’il) на порт Гхогха (Ghogha) (47). С этого времени нападения на торговые города западной Индии стали происходить регулярно, а за ними последовало массовое вторжение в Синд (Sindh), расположенный в нижней части долины Инда (совр. Пакистан). Наступление было организовано Аль-Хаджжаджем (Al-Hajjaj), губернатором Ирака и большей части старых сасанидских владений, как часть великого экспансионистского движения, которое также захватило Кабул и Трансоксиану (48). В 711 г. н.э. шесть тысяч сирийских кавалеристов и солдат с еще шестью тысячами всадников на верблюдах, вспомогательными войсками и катапультами напали на город Дебал (Debal), жители которого после его взятия были убиты в течение трех дней за длительное сопротивление при осаде. В последующие месяцы убивали главным образом тех, кто брал в руки оружие, а большая часть населения побежденных городов была отправлена Аль-Хаджжаджу в качестве рабов, что являлось обычной мусульманской практикой. Арабские завоеватели продолжали совершать набеги, но их продвижение вперед, по-видимому, впервые было остановлено около 725 г. н.э. в Гуджарате союзными войсками правителя Латы Гурджары (Gurjara), Джаябхаты IV (Jayabhata IV) и монарха династии Майтрика Шиладитьи V (Siladitya V, ок. 710–735 г.г. н.э.), а также в Малаве основателем династии Гурджара-Пратихара (Gurjara-Pratihara) Нагабхатой (Nagabhata) (49). Однако, арабы попытались отомстить за свои поражения. Они напали на Лату, обошли ее и дошли вниз по побережью до Навсари (Navsari), расположенного между современным Суратом и Мумбаем. Там, как провозглашает эпиграфика на пластинах из Навсари с жестокими рисунками, Аваджинаджашрая-Пулакешираджа (Avajinajasraya-Pulakesiraja) победила «армию Таджика» (Tajika army) (50). С этого момента гуджаратская ветвь Чалукьев стала великой державой от Латы до Саураштры и в Малаве.

Однако, на севере драматические изменения во власти происходили и в других местах. В Кашмире династия Каркота (Karkota) установила свое верховенство над всей долиной, но чувствовала постоянную угрозу арабской агрессии со стороны долины Инда. Кроме того, Центральная Азия стала полем битвы между Тибетской империей, китайской династией Тан, арабами и турками (51). Очевидно, опираясь на индийскую теорию военно-политической мандалы, правитель Каркотов Чандрапида (Candrapida, ок. 711–720, г.г. н.э.) в 713 г. н.э. обратился к новому правителю Тан императору Сюань-цзуну (Hsüan-tsung, Xuanzong) за помощью в защите от арабов. Китайцы были географически удаленными врагами двух держав: тибетцев и арабов, которые непосредственно угрожали их периферии. Ожидая ответа, Чандрапида получил некоторую передышку, поскольку в 715 г. н.э. в Дамаске произошла смена омейядского халифа.

Таблица 2.8 Каркоты Кашмира (Karkotas of Kashmir)

———————————————–

Дурлабхавардхана (Durlabhavardhana)

Пратападитья (Pratapaditya)

Чандрапида (Candrapida, ок. 711–720)

Тарапида (Tarapida, ок. 720–725)

Лалитадитья Муктапида (Lalitaditya Muktapida, ок. 725–756)

Кувалаяпида (Kuvalayapida)

Ваджрадитья (Vajraditya)

Притхивьяпида (Prithivyapida)

Самграмапида (Samgramapida)

Джаяпида Винаядитья (Jayapida Vinayaditya, ок. 779–810)

Лалитапида (Lalitapida)

Самграмапида II (Samgramapida)

Чиппатаджаяпида (Cippatajayapida)

Аджитапида (Ajitapida)

Анангапида (Anangapida)

Утпалапида (Utpalapida)

———————————————–

Прямым следствием этих изменений стало то, что великий завоеватель бассейна Амударьи Кутейба ибн Муслим (Qutayba bin Muslim) восстал против своего нового повелителя, но был убит своими собственными войсками (52). К тому же, новый халиф в 717 г. н.э. начал активную дипломатическую деятельность, чтобы во имя ислама закрепить успехи арабов в Трансоксиане. В качестве ответной реакции на обе эти реалии император Сюань-цзун не стал посылать помощь Чандрапиде, а в 720 г. н.э. предложил ему статус вассального государства, что было частью более масштабных усилий Китая по сдерживанию тибетских и арабских имперских амбиций. Признанию Кашмира предшествовали собственные дипломатические инициативы Китая во многих странах западных Гималаев, Памира и Гиндукуша, которые он начал осуществлять с 717 г. н.э.  (53). Такая китайская политика в первую очередь означала, что Кашмир прикрыт с тыла от тибетской имперской агрессии. Это стало еще более очевидным после разгрома тибетского гарнизона на перевале Вахджир (Wakhjir) в 722 г. н.э., сопровождавшегося захватом большого количества пленных (речь идет о китайской кампании по освобождения от тибетской оккупации Малого Балура (Little Ballur), расположенного у восточной оконечности стратегически важного Ваханского коридора – прим. shus).

Даже если новый глава Каркотов Лалитадитья Муктапида (Lalitaditya Muktapida, ок. 725–756 г.г. н.э.) поначалу и чувствовал себя в безопасности, у него было совсем немного времени, чтобы насладиться этим положением. Внезапно на исторической арене появился молодой воинственный правитель с обширными завоевательными планами по имени Яшоварман (Yasovarman), который, как поначалу казалось, должен был пойти по стопам своих предшественников Яшодхармана и Харши. Яшоварман, по-видимому, происходил из аристократической семьи Маурьев (Maurya) и узурпировал престол Канауджа около 720 г. н.э. (54). После этого он привлек к себе внимание всей Северной Индии, победив и лишив жизни последнего из поздних Гуптов около 725–730 г.г. н.э. Его «завоевание мира» (digvijaya, дигвиджая) прославляется в написанной на пракрите поэме «Гаудавахо» (Gaudavaho, «Разгром царя Гауды») одним из его выдающихся литераторов Вакпатираджей (Vakpatiraja). В придуманном повествовании Яшоварман представлен как победитель царей Магадхи, Гауды (отсюда и название эпоса), Южной Индии, а после пересечения гор Малайя (Malaya) на южной оконечности Индостана – и царя Персии (такова география поэта) (55). Его победы над магадхским царем, вероятно, Дживитагуптой II (Jivitagupta II) из поздних Гуптов, и правителями Гауды почти наверняка достоверны, но Яшоварман определенно не доходил до нижнего Декана, правитель которого Викрамадитья II из династии Чалукьев тогда находился на пике своего могущества.

После завоевания Яшоварманом долины Ганга, учитывая тот факт, что Гурджары (Gurjara), Майтрики (Maitrika) и Чалукьи (Chalukya) были заняты арабской угрозой западному Декану до 737 г. н.э., Лалитадитья решил напасть на Яшовармана и нанести ему поражение. Используя свой статус китайского вассала и врага арабов, Лалитадитья набрал свою армию из приграничных областей. В частности, своего мага и полководца Чанкуну (Cankuna) он привлек из Тохаристана (56). Затем Лалитадитья атаковал войска Яшовармана, захватил Канаудж в 733 г. н.э., прошел большую часть Мадхьядеши/Магадхи и в 747 г. н.э. вернулся в Шринагар. Между этими датами Лалитадитье приписывают завоевание большинства областей Декана, побережья Конкана, Броаха (Broach, совр. Bharuch) и Раджастхана. Как и в случае с другими поэтами, мы должны относиться с настороженностью к кашмирскому бахвальству Калханы (Kalhana, автор кашмирской хроники «Раджатарангини» (Rajatarangini), в которой все это описывается – прим. shus). Хотя с учетом неопределенности в военной ситуации между 733 и 747 г.г. н.э., его творчество может быть ближе к истине, чем представление событий в созданном для Яшовармана эпосе Вакпатираджи (57). Каким бы ни был в действительности его захват Декана и Западной Индии, через некоторое время Лалитадитья начал кампанию против северных районов: Балтистана (Baltisthan), западного Тибета и бассейна Тарима. Это стало его последним военным походом, поскольку судьбой ему было предначертано умереть в пустынях Таримского бассейна примерно в 756 г. н.э., став жертвой своих собственных агрессивных устремлений и стремительно меняющейся геополитической обстановки во Внутренней Азии восьмого столетия (58). 

750-900 г.г. н.э.

Одним из наиболее примечательных фактов раннесредневекового периода была драматическая синхронность династической нестабильности. Дома Гуптов и Вакатаков рухнули в течение сравнительно короткого периода в середине шестого столетия. Точно так же, в восьмом веке на юге быстро распались Чалукьи из Ватапи, и одновременно с ними пришли в упадок новые силы севера: Яшоварман и его заклятые враги Каркоты. Однако эти аристократические кланы редко исчезали полностью и навсегда. В течение всех этих столетий Маурьи и Маукхари, Чалукья и Калачури, а также множество мелких наследственных линий периодически пропадали с исторической арены, а затем снова всплывали на поверхность. Иногда они действовали как вассалы временно находящегося на подъеме клана, иногда терялись в исторических записях на столетие и более, а иногда делились на несколько линий и выступали в качестве подчиненных правителей в разных местах и в разном качестве. Множество линий на протяжении столетий вело подобное существование, и поэтому одними из самых запутанных аспектов историографии являются попытки упорядочивания номенклатуры наименований кланов и отслеживание их бессмертия, подобного неуязвимости лернейской гидры.

Карта 2. Главные державы Индии, ок.750-950 г.г. н.э., Ronald M. Davidson and Richard Pinto

Тем не менее, примерно в середине восьмого столетия произошло еще одно великое изменение в истории Индии. Одновременно возникли три могущественных династии, которым предстояло определять большую часть политической и военной истории субконтинента в течение следующих двух веков: Раштракуты (Rastrakuta) Декана, Гурджара-Пратихары (Gurjara-Pratihara) Малавы-Раджастхана и Палы (Pala) Бенгалии (см. Карту 2). Географические обозначения на этой карте должны быть уже знакомы, так как вовлеченные в события этих времен регионы во многом повторяли те, что более столетия назад управлялись Пулакешином II, Харшой и Шашанкой. Довольно интересна стабильность значимости для основных военных/имперских сил долин рек Кришна-Бхима-Годавари в Декане, территории между Нармадой и доабом (doab) Ганга-Джамны, а также Гауды на востоке. Эти династии восьмого века и постоянно меняющийся калейдоскоп их вассалов функционировали начиная со времен крупных арабских вторжений и до середины десятого века. Только Палы сохраняли свое постоянное, хотя и ограниченное, местоположение вплоть до прибытия на их земли в начале тринадцатого столетия Мухаммада ибн Бахтияра Халджи (Muhammed ibn Bakhtyar Khalji). Один из парадоксов политической истории этого периода заключается в том, что постоянная способность каждой из этих династий вести крупномасштабную войну делала практически невозможным объединение субконтинента под эгидой любого из этих имперских домов. Их коллективный крах создал все условия для военного вторжения Мухаммада Газневи в одиннадцатом веке и положил начало тюркско-мусульманскому завоеванию Северной Индии.

После разгрома арабов в 737 г. н.э. в Декане возник вакуум власти. Использовать эту возможность, собрав достаточное количество военных формирований, смогли два местных лидера: Нагабхата I (Nagabhata I, ок. 725–760 г.г. н.э.) из Удджайна и Дантидурга (Dantidurga) из западного Декана (59). Следует напомнить, что Нагабхата участвовал в одном из решающих сражений против арабов, вероятно, около 725 г. н.э. Он также был свидетелем того, как рушились слабые аристократические дома, когда его собственные родственники, Гурджары (Gurjara) из Латы, в 737 г. н.э. были разгромлены сначала арабами, а потом Чалукьями (Chalukya), и после этого уже никогда не смогли восстановить свою власть (60). Однако, поскольку Чалукьи внимательно отслеживали события на западе, Нагабхата для начала выбрал путь наименьшего сопротивления. Он начал наносить удары на восток, в том числе и по той причине, что после ухода в 747 г. н.э. из долины Ганга/Джамны династии Каркотов (Karkot) там отсутствовала имперская власть. Однако, его движение было остановлено Каркараджей (Karkaraja), правителем области вокруг Бхопала. Поэтому ни он, ни его племянники, которые правили после него, не добились существенных успехов в восточном направлении (61). Они сохранили свое правящее положение в Удджайне, где и оставались как минимум до 800 г. н.э.

Таблица 2.9 Гурджара-Пратихара (Gurjara-Pratihara)

———————————————–

Нагабхата I (Nagabhata I, ок. 725–760)

Девараджа (Devaraja, ок. 750–)

Ватсараджа (Vatsaraja, ок. -790)

Нагабхата II (Nagabhata II, ок. 790–833)

Рамабхадра (Ramabhadra, ок. 833–836)

Михира Бходжа (Mihira Bhoja, ок. 836–885)

Махендрапала (Mahendrapala, ок. 890–910)

Махипала (Mahipala, ок. 910–?)

Бходжа II (Bhoja II, ок. ? –914)

Винаякапала (Vinayakapala, ок. 930–945)

Махендрапала II (Mahendrapala II, ок. 945–950)

Винаякапала II (Vinayakapala II, ок. 950–959)

Виджаяпала (Vijayapala, ок. 960–1018)

Раджьяпала (Rajyapala, ок. 1018–1019)

Трилоканапала (Trilocanapala, ок. 1020–1027)

Махендрапала II (Mahendrapala II)

———————————————–

В отличие от него, основатель наследственной линии Раштракутов (Rastrakuta) Дантидурга (Dantidurga, ок. 735–755 г.г. н.э.) еще будучи вассалом Чалукьев начал немедленно реализовывать обширную и успешную стратегию завоеваний (62). В течение нескольких лет он добился подчинения правителей Кошалы (Kosala), Калинги и Шришайлы (Srisaila), вероятно, одерживая победы во имя своего сюзерена. После этого он продолжил движение на юг, около 743 г. н.э. атаковал Канчи и добился победы над Паллавами. Затем, повернув на север, он установил свою власть над отдельными частями Гуджарата, побережьем Камбейского залива и землями вдоль плодородной долины реки Нармада, захватив на короткое время сам Удджайн (63). Эта акция, вероятно, имела место в тоже время, что и действия Нагабхаты на востоке. Тем не менее, когда Нагабхата вернулся, этот правитель династии Пратихаров явно контролировал и свою столицу, и долину Нармаду, поскольку на пластинах из Хансота (Hansot) указывалось, что к 756 г. н.э. он сделал дом Чахаманы (Cahamana) своим вассалом в Лате (Lata) (64).

Таблица 2.10 Раштракуты (Rastrakuta)

———————————————–

Дантиварман I (Dantivarman I)

Индра I (Indra I)

Говинда I (Govinda I)

Карка I (Karka I)

Индра II (Indra II)

Дантидурга (Dantidurga, ок. 735–755)

Кришна I (Krisna I, ок. 755–772)

Дхрува Дхараварша (Dhruva Dharavarsa, ок. 780–793)

Говинда III (Govinda III, ок. 793–814)

Амогхаварша (Amoghavarsa, ок. 814–880)

Кришна II (Krisna II, ок. 878–914)

Индра III (Indra III, ок. 914–928)

Амогхаварша II (Amoghavarsa II, ок. 928–929)

Говинда IV (Govinda IV, ок. 930–935)

Амогхаварша III (Amoghavarsa III, ок. 936–939)

Кришна III (Krisna III, ок. 939–967)

Кхоттига (Khottiga, ок. 967–972)

Каркка II (Karkka II, ок. 972–973)

———————————————–

О событиях периода 745–760 г.г. н.э. невозможно сказать что-либо определенное, т.к. вся информация о нем сводится к заявлениям и встречным претензия придворных поэтов в хвастливых эпиграфических панегириках, посвященных их царственным покровителям. Так или иначе, создается впечатление, что Раштракутам было суждено вступить в конфликт со своими сюзеренами Чалукьями. Это противостояние закончилось тем, что около 750 г. н.э. Дантидурга сверг последнего правителя Чалукьев Ватапи Киртивармана II (Kirtivarman II), положив конец двум столетиям господства этого дома в долине реки Кришна. Последующие записи указывают на то, в течение некоторого времени после этих событий Киртиварман II продолжал править на ограниченной территории, поскольку дядя и преемник Дантидурги Кришна I (Krisna I, ок. 755–772, г.г. н.э.) также утверждал о своих победах над последним монархом Чалукьев (65). Кришна I продолжил реализацию имперской мечты Дантидурги, установив контроль над побережьем Конкана, хотя, возможно, что это было сделано в попытке укрепить положение Раштракутов после захвата Латы и Малавы Гурджара-Пратихарами. Около 765–770 г.г. н.э. Кришна I перенес свои действия на юг, где столкнулся с Гангами (Ganga) и победил их недалеко от Бангалора, а затем и на восток, где восточная ветвь Чалукьев управляла в Андхрапатхе (Andhrapatha) областью в дельтах рек Кришны и Годавари. Оба этих аристократических дома подчинились монарху Раштракутов, что делало Кришну I верховным правителем примерно трети Индии (66).

Таблица 2.11 Бхаумакары Ориссы (Bhaumakaras of Orissa)

———————————————–

Шивакарадева I (Sivakaradeva I, ок. 736–780)

Шубхакарадева I (Subhakaradeva I, ок. 780–800)

Шивакарадева II. (Sivakaradeva II, ок. 800–820)

Шантикарадева I (Santikaradeva I, ок. 820–835)

Шубхакарадева II. (Subhakaradeva II, ок. 835–838)

Шубхакарадева III (Subhakaradeva III, ок. 838–845)

Трибхуванамахадеви (Tribhuvanamahadevi, ок. 845–850)

Шантикарадева II (Santikaradeva II, ок. 850–865)

Шубхакарадева IV (Subhakaradeva IV, ок. 865–882)

Шивакарадева III (Sivakaradeva III, ок. 882–890)

Трибхуванамахадеви II (Tribhuvanamahadevi II, ок. 890–896)

Трибхуванамахадеви III (Tribhuvanamahadevi III, ок.  896–905)

Шантикарадева III (Santikaradeva III)

Шубхакарадева V (Subhakaradeva V)

Гауримахадеви (Gaurimahadevi)

Дандимахадеви (Dandimahadevi)

Вакуламахадеви (Vakulamahadevi)

Дхармамахадеви (Dharmamahadevi)

———————————————–

Источник: по материалам Yoritomi 1990, стр. 142–143.

Восточную Индию все эти процессы не затронули по той причине, что она как раз к этому времени достигла заметного уровня политического единства и изобилия. В Ориссе Бхаумакары около 736 г. н.э. укрепили свой контроль над Уткалой и сохраняли это положение дел в течение следующих двух столетий. И все же, они практически не были вовлечены во всеиндийские политические процессы, за исключением взаимодействия с Бенгалией и Дакшина Кошалой. Бенгалия, напротив, начала выходить из периода беззакония, описываемого в литературе тех времен как «нравы рыб» (matsyanyaya, матьсяньяя), что является метафорой, аналогичной английскому выражению «закон джунглей», означающему господство безжалостной силы (67). Период хаоса, который начался около ста лет назад после смертей Шашанки (ок. 628 г. н.э.) и Харши (647 г. н.э.), был завершен усилиями одного человека, взявшего в свои руки контроль над этим регионом – основателя династии Палов (Pala) Гопалы (Gopala, ок. 750–775 г.г. н.э.) (68). По преданию он был избран сообществом своих сверстников, что является адаптацией старого мифа о законодателе Ману. Однако, вполне очевидно, что как только он пришел к власти, то сразу установил контроль над Гаудой и распространил его на другие районы Бенгалии, где не было порядка со времен Шашанки. Эффективность действий Гопалы вызывает особе любопытство в свете того, что он происходил из семьи, которую более поздний арабский писатель Абу-ль-Фадль (Abul-i-Fazl) называл писцами (kayastha, каястха), или же, со слов авторов «Манджушримулакальпы», принадлежал к низкой касте (dasajivinah, дасадживинах) (69). Мы мало что знаем о правлении Гопалы, за исключением того, что один из авторов «Манджушримулакальпы» довольно скептически высказывается о его способности поддерживать даже самые примитивные формы правления (70). Примерно в 775 г. н.э. его сменил Дхармапала (Dharmapala), который, возможно, прославил свою династию больше, чем кто-либо другой. Поскольку нам мало что известно о фактическом размере государства Гопалы, мы почти ничего знаем о и том, увеличивал ли Дхармапала свои владения или закреплял предыдущие достижения Гопалы.

Таблица 2.12 Палы (Pala)

———————————————–

Гопала (Gopala, ок. 750–775)

Дхармапала (Dharmapala, ок. 775–812)

Девапала (Devapala, ок. 812–850)

Махендрапала (Mahendrapala, ок. 850–865)

Шурапала (Surapala, ок. 865–873)

Виграхапала (Vigrahapala, ок. 873–875)

Нараянапала (Narayanapala, ок. 875–932)

Раджьяпала (Rajyapala, ок. 932–967)

Гопала II (Gopala II, ок. 967–987)

Виграхапала II (Vigrahapala II, ок. 987–992)

Махипала (Mahipala, ок. 992–1042)

Наяпала (Nayapala, ок. 1042–1058)

Виграхапала III (Vigrahapala III, ок. 1058–1085)

Махипала II (Mahipala II, ок. 1085–1086)

Шурапала II (Surapala II, ок. 1086–1087)

Рамапала Ramapala ( , ок. 1087–1141)

Кумарапала (Kumarapala, ок. 1141–1143)

Гопала III (Gopala III, ок. 1043–1058)

Маданапала (Madanapala, ок. 1158–1176)

Говиндапала (Govindapala, ок. 1176–1180)

Палапала (Palapala, ок. 1180–1214)

———————————————–

Источник: по материалам Huntington and Huntington 1990, p. 542, схема 1.

Однако, к 780-м г.г. н.э. стало ясно, что военное столкновение главных держав Индии неизбежно. Эти события ускорили проблемы в Мадхьядеше, где находился Канаудж, всегда являвшийся лакомой целью всех великих монархов. В те времена там правила довольно слабая династия неясного происхождения, известная как Аюдхи (Ayudha). Ваджраюдха (Vajrayudha), первый известный правитель этой линии, вскоре пал жертвой попытки кашмирцев вернуть свою былую славу. Примерно в 780 г. н.э. внук Лалитадитьи (Lalitaditya) Джаяпида Винаядитья (Jayapida Vinayaditya, ок. 779–810 г.г. н.э.) совершил набег на Канаудж с севера, победил Ваджраюдху и захватил его трон (71). Видя эту драматическую демонстрацию слабости в историческом центре субконтинента и недовольный захватом прославленного престола, монарх Пратихаров Ватсараджа (Vatsaraja) решил попробовать восстановить целостность завоеванного государства. После смерти Ваджраюдхи (возможно, в результате войны с Кашмиром) в Канаудже разгорелся спор о престолонаследии, а примерно в 784 г. н.э. Ватсараджа двинулся маршем на Канаудж и нанес поражение новому царю Индраюдхе (Indrayudha), позволив ему остаться на троне в качестве вассала. Палы, должно быть считали, что имеют на Мадхьядешу законные права, и Дхармапала принял сторону другого претендента на трон – Чакраюдхи (Cakrayudha) (72). Следуя стандартному средневековому способу разрешения споров, предводители Пратихаров и Палов сошлись в битве недалеко от Праяги (Prayaga) у слияния рек Ганг и Джамна. К несчастью для бенгальцев, армия Дхармапалы была разбита, а два белых зонта, которые он использовал в качестве своих имперских символов, были захвачены Ватсараджей на поле боя.

Новый правитель Раштракутов Дхрува Дхараварша (Dhruva Dharavarsa, ок. 780–793 г.г. н.э.) следил за передвижениями войск двух своих главных конкурентов с личным интересом и использовал сложившуюся ситуацию для вторжения в Малаву в отсутствие Ватсараджи (73). Примерно в 786 г. н.э. Дхрува двинул свои войска по пути армии Ватсараджи: из Удджайна в Канаудж, преследуя при этом те же самые цели. Там он столкнулся с монархом Пратихаров, отбил у него два зонта, которые тот ранее забрал у Дхармапалы, и вынудил Ватсараджу спасться в пустыне. К этому времени Дхармапала выдвинул свою перевооруженную и усиленную армию, чтобы встретиться с Раштракутами на поле боя. Но это закончилось тем, что Дхрува отбил у него еще два белых зонта. Теперь у Дхрувы было четыре зонта Палов, и он владел практически всей Индией. Но, несмотря на это, он решил покинуть север, который всегда был враждебен к завоевателям с юга.

Несмотря на горестную потерю четырех своих лучших зонтов, на самом деле Дхармапала стал бенефициаром этих проигранных сражений. Дхрува увел свои войска на юг, а после его смерти в 793 г. н.э. четверо его сыновей были вовлечены в десятилетнюю битву за престолонаследие (74). Пратихары пытались собрать воедино свою раздробленную страну, южная часть которой по-прежнему была оккупирована Раштракутами. Ватсараджа умер в бесчестье где-то около 790 г. н.э., и на смену ему пришёл Нагабхата II (Nagabhata, ок. 790–833 г.г. н.э.). Дхармапала воспользовался этой возможностью, чтобы в третий раз двинуться на Канаудж, свергнуть Индраюдху и посадить на трон Чакраюдху в качестве вассала Палов. Таким образом, в конце восьмого столетия за короткий период (около десяти лет) Палы стали бесспорными повелителями севера. Однако их радость была недолгой. Нагабхата II был полон решимости восстановить состояние и репутацию своей семьи. Не теряя времени, он создал новую армию и привел к вассалитету нескольких правителей Декана, которые теперь были больше не связаны с Раштракутами. Примерно в 795 г. н.э. он двинулся на Канаудж и покорил марионетку Палов Чакраюдху. Дхармапала ответил так, как и должен был это сделать. Он начал боевые действия против Нагабхаты II на своей родной земле, кульминацией которых, по-видимому, стала битва при Монгхире (Monghyr, расположен в совр. Бихаре). Увы, благородный бенгальский монарх был снова побежден армией Пратихаров, вероятно, потеряв при этом еще большее количество зонтов.

Говинда III (Govinda III, ок. 793–814 г.г. н.э.) вышел победителем в сражениях Раштракутов за престолонаследие около 796 г. н.э. и уверенно повелевал большей частью юга, покорив двенадцать великих южных правителей, вставших на сторону одного из его братьев (75). Не довольствуясь достигнутым, он не стал почивать на лаврах, а решил, как и его отец, двинуться на север, чтобы в очередной раз захватить богатства долины Ганга, поскольку постоянно воюющий между собой север по-прежнему представлял собой благодатное поле для южной агрессии. Верный ему младший брат Индра (Indra), тогдашний губернатор Малавы, проложил для своего брата путь, чтобы он смог пройти через долину Нармады, как это раньше делал его отец. Войско Декана встретило Нагабхату II, вероятно, к югу от Канауджа, и полностью разгромила армию Пратихаров, поступив с ними точно так же, как его отец поступил с родителем Нагабхаты. Затем Говинда отправился в Канаудж, где принял знаки покорности от Чакраюдхи, который успел побывать вассалом почти всех великих правителей, демонстрируя при этом выдающиеся навыки выживания. Здраво оценивая ход событий, Дхармапала, очевидно, присоединился к Чакраюдхе и высказал повиновение победителю. При этом, вероятно, испытывая острую нехватку зонтов, он преподнес Говинде III образ Тары в знак своего подчиненного статуса. После этого Говинда III, подтвердив свое право нападать на любого на субконтиненте, вернулся назад в свою вотчину в Эллоре.

Таким образом, девятое столетие началось с полного господства Раштракутов. Они наслаждались масштабами власти, не замечая иллюзорности своего положения, которую Говинде III, к его глубокому разочарованию, вскоре пришлось осознать. За время его примерно двухлетнего отсутствия на юге вассальные государства начали формировать альянсы и восставать против своего сюзерена. Эти события занимали основное внимание Раштракутов в течение большей части девятого века (76). В 802 г. н.э. Восточные Чалукьи подняли восстание, но были подавлены Говиндой. Сразу же после этого конфедерация Гангов (Ganga), Паллавов (Pallava), Карнатов (Karnata) и ряда других государств бросила вызов господству Раштракутов, на их подавление ушло почти два года.

Тогда как последние десять лет правления Говинды были относительно мирными, обстановка на севере снова начала постепенно накаляться. Нагабхата II воспользовавшись смертью Дхармапалы около 812 г. н.э., снова захватил Канаудж, упрочив свое положение к 815 г. н.э. (77). После этого Пратихары будут оставаться в Мадхьядеше на протяжении последующих 150 лет. Преемник Дхармапалы Девапала (ок. 812–850 г.г. н.э.) проявил мудрость и не стал вступать в конфликт с Пратихарами из-за Канауджа, избежав таким образом ошибок своего отца. Вместо этого он занялся стратегическими играми, направленными против режима Нагабхаты, медленно продвигаясь вперед и создавая вассальные государства в Ассаме и Ориссе. Нагабхата II умер в 833 г. н.э., а его сын Рамабхадра (Ramabhadra, ок. 833–836 г.г. н.э.) оказался плохо приспособленным к средневековой военной жизни. Девапала, осознав свой шанс, нанес удар по Пратихарам, захватив Мадхьядешу, что продемонстрировало успешность его милитаристской стратегии (78). Авантюризм Девапалы в сочетании с неэффективным лидерством Рамабхадры вызвали кризис среди Пратихаров, и в 836 г. н.э. Рамабхадру убил его собственный сын Михира Бходжа (Mihira Bhoja, ок. 836–885 г.г. н.э.), который стал самым динамичным и безжалостным тираном в истории династии Пратихаров.

У Раштракутов также появился новый правитель, Амогхаварша (Amoghavarsa, ок. 814–880 г.г. н.э.), который взошел на трон совсем в юном возрасте после смерти Говинды III. Снова восстали Восточные Чалукьи, и Амогхаварша вынужден был бежать, покинув трон на период с 818 по 821 г.г. н.э. После этого он был восстановлен во власти благодаря воинской прозорливости своего дяди, а также спорам о престолонаследии между Восточными Чалукьями. В течение приблизительно десятилетия Амогхаварша имел возможность возмужать, и, вероятно, именно в это время его столица была перенесена из Эллоры в Малкхед (Malkhed), расположенный в современном штате Карнатака. Однако предоставленная ему передышка была недолгой. Главный вызов для него исходил от собственных родственников – Раштракутов Гуджарата, которые изначально были размещены там его отцом после успешной северной кампании. Этот междоусобный конфликт длился примерно с 835 по 860 г.г. н.э. и создавал для Раштракутов серьезные внутренние проблемы (79).

Вернувшись на север, новый лидер Пратихаров Михира Бходжа и его соратники использовали ситуацию в своих интересах. Арабы предприняли новую серию набегов, но были отбиты вассалами Бходжи Чахаманами (Cahamana) в 842 г. н.э. (80). Вскоре после устранения арабской угрозы, Бходжа вступил в бой с Девапалой, победив бенгальского правителя с помощью вассальных государств Пратихаров, в частности, династии Калачури (Kalachuri), которые вновь появились в Трипури (Tripuri), расположенном вблизи современного Джабалпура (81). Избавившись от всех этих угроз своей безопасности, Бходжа решил использовать проблемы Раштракутов в своих интересах. Примерно в 860 г. н.э. он двинул свою армию вниз по долине Нармады к Лате и напал на вассалов, которые были верны Амогхаварше даже во время его борьбы с гуджаратскими Раштракутами (82). Появление общего врага в лице Пратихаров заставило различные фракции Раштракутов быстро урегулировать свои разногласия и объединиться. Коллективными усилиями они отбросили армию Бходжи на север и положили конец длительной гражданской войне между Раштракутами.

Амогхаварша использовал примирение, чтобы вернуться к решению вопроса с мятежными Восточными Чалукями, которые опрометчиво продолжали стремиться к независимости. Приблизительно в 860 г. н.э. Амогхаварша снова захватил Венги (Vengi), приведя в смятение правителя Восточных Чалукьев Виджаядитью III (Vijayaditya III, ок. 849–892 г.г. н.э.). Однако, это не было воспринято Чалукьями как полное поражение. В конце жизни Амогхаварши основным источником проблем для империи из Малкхеда вместо непокорных гуджаратских Раштракутов на западе стали враждебные Восточные Чалукьи. Война между Малкхедом и Венги шла с 870 по 899 г.г. н.э. После ухода из жизни Амогхаварши в 880 г. н.э. ее продолжил его наследник Кришна II (Krisna II, ок. 878–914 г.г. н.э.) (83). После смерти Амогхаварши Виджаядитья III вступил в конфликт с вассалами Восточных Гангов и Калачури, также союзниками Раштракутов, укрепив свой военный потенциал с помощью грозного полководца Пандаранги (Pandaranga). Хотя Чалукьи и добились независимости, мир продолжался недолго. Кришна II восстановил свои силы после смерти Виджаядитьи III и даже ненадолго захватил в плен его преемника на троне Восточных Чалукьев Бхиму (Bhima, ок. 892–921 г.г. н.э.). Однако, Бхима, освободившись, продолжил борьбу своего дяди и около 899 г. н.э. после тридцатилетнего конфликта наконец объявил о своей победе и достижении полной независимости от Раштракутов.

Одна из причин затянувшихся проблем Раштракутов заключалась в том, что в действительности Кришна II должен был сражаться на двух фронтах, поскольку, несмотря на свой возраст, правитель Пратихаров Михира Бходжи по-прежнему вел активную деятельность. Примерно с 870 по 880 г.г. н.э. Бходжа был вовлечен в серию конфликтов с Палами, которые погрязли в проблемах из-за споров о правопреемстве. В результате этого в течение примерно двадцати пяти лет трон поочередно занимали два брата и их кузен: Махендрапала (Mahendrapala, ок. 850–865 г.г. н.э.), Шурапала (Surapala, ок. 865–873 г.г. н.э.) и Виграхапала (Vigrahapala, ок. 873–875 г.г. н.э.) (84). Похоже, что для достижения своих целей Бходжа пытался использовать стратегию постепенного продвижения, применявшуюся ранее самими Палами, хотя чего он в результате этого достиг – совершенно не ясно. Однако, после отречения Виграхапалы в пользу своего сына Нараянапалы (Narayanapala, ок. 875–932 г.г. н.э.) ситуация у Палов стабилизировалась, а правление Нараянапалы было достаточно долгим для того, чтобы восстановить доверие к паловскому двору. Затем последовала смерть Амогхаварши около 880 г. н.э., что дало Бходже возможность снова попробовать в 860 г. н.э. восстановить свое господство над Латой, но его попытка закончилась неудачей (85). Тогда при поддержке своих вассалов Чахаманов (Cahamana) он двинул свои войска вниз по долине Нармады, на этот раз добившись успеха в претензиях на восточный берег Камбейского залива. Проиграв эту битву, Кришна II нашел способ, как выиграть войну. Получив свежее подкрепление, он отвел свои войска назад, а затем двинулся на восток, пересек Нармаду и захватил Удджайн, нанеся Бходже политический и психологический удар проникновением в глубь родовых земель Пратихаров и заставив его отступить из Латы. Неудачи Бходжи на западе усугубили проблемы, возникшие в конце его жизни. Правитель Кашмира Шанкараварман (Sankaravarman), воспользовавшись ослаблением Бходжи, около 886 г. н.э. захватил часть его северных владений (86).

Смерть Бходжи в 888 г. н.э. не положила конец устремлениям Пратихаров к овладению побережьем Камбейского залива. Его сын Махендрапала (Mahendrapala, ок. 890–910 г.г. н.э.) примерно в 900 г. н.э. провел повторное вторжение в этом направлении. На этот раз кампания прошла успешно, и Раштракуты утратили власть над данными территориями (87). Для них это вызвало ряд негативных последствий, в частности управление Гуджаратом, с которым у них теперь не было сухопутного сообщения, было передано от местной ветви Раштракутов непосредственно в Малкхед, возможно, из-за опасности сложившегося положения. Потеря на западе вассалов из Латы, и в особенности их вассальных армий, способствовала утрате Раштракутами земель Восточных Чалукьев (88). К сожалению, в следующем столетии произойдет упадок двух из этих трех доминирующих государств, и повсюду начнут возникать новые военно-политические силы. 

900-1000 г.г. н.э.

Не утративший мужества из-за потери Раштракутами такого количества территорий, Кришна II ждал своего часа. Приблизительно в 910 г. н.э., когда Пратихара Махендрапала уже умер, он использовал конфликт, вспыхнувший между тремя его наследниками, как возможность для вторжения на север. Борьба за трон трех сыновей Махендрапалы: Бходжи II (Bhoja II), Махипалы (Mahipala) и Винаякапалы (Vinayakapala), очень походила на такие же противоречия в доме Палов полвека тому назад. Точный ход событий в этой истории не известен, но, похоже, что Махипала за очень короткое время смог установить свое господство (89). Возможно, именно поэтому Раштракуты вторглись на север в рамках конфедерации с Калачури (Kalachuri) из Трипури с целью возвести на трон Бходжу II (90). Тем не менее, по своим последствиям поход Кришны стал не более чем унизительным набегом, а Бходжа II правил только до 914 г. н.э. Однако, к тому времени Кришна II уже умер, и его внук Индра III (Indra III, ок. 914–928 г.г. н.э.) принял царственные регалии Раштракутов. С отстранением от власти Бходжи II Индра III понял, что Раштракуты опять утратили свою власть на севере. Поэтому в 916–917 г.г. н.э. он развернул обширную кампанию вторжения, которая привела к временной оккупации Канауджа и оставила после себя горы трупов (91). Однако, Махипала выстоял благодаря помощи набирающего мощь клана Чанделлов (Candella) из Кхаджурахо (Khajuraho). Эти племенные правители гондов помогли вернуть их в большей мере номинальному сюзерену его потускневший трон.

Прощупывая почву для дальнейших вторжений, Индра III решил попытаться захватить владения Восточных Чалукьев, потерянные его дедом после стольких лет раздоров. Эта возможность появилась в 921 г. н.э., когда умер заклятый враг Кришны II Чалукья Бхима (92). Старший сын Бхимы удержал власть, хотя это и стоило ему жизни (он погиб на поле боя). Победа Восточных Чалукьев во многих отношениях оказалась пирровой. Подобно дестабилизирующим битвам за престолонаследие, от которых до них уже пострадали Палы и Пратихары, у Восточных Чалукьев в течение последующих нескольких десятилетий сменилось шесть правителей, что серьезно повлияло на их способность поддерживать свое независимое положение. В конце концов, это привело к тому, что их на двадцать семь лет захватил правитель телугу Джата Чода Бхима (Jata Choda Bhima, ок. 973–1000 г.г. н.э.) (93).

У Пратихаров спор о престолонаследии на какое-то время был разрешен в 930 г. н.э. с восхождением на трон Винаякапалы (Vinayakapala), ничем не примечательное правление которого длилось около пятнадцати лет. Проблемы у этой династии вновь появились примерно в 945 г. н.э., когда свои претензии на трон предъявили сразу несколько претендентов, и империя Пратихаров несколько лет страдала от раздробленности и битв за престолонаследие. Во времена правления Махендрапалы II (Mahendrapala II, ок. 945–950 г.г. н.э.), Винаякапалы II (Vinayakapala II, ок. 950–959 г.г. н.э.), Виджаяпалы (Vijayapala, ок. 960–1108 г.г. н.э.), Раджьяпалы (Rajyapala, умер в 1019 г. н.э.) и Трилочанапалы (Trilocanapala, ок. 1020–1027 г.г. н.э.) территория Пратихаров стремительно сокращалась (94). Трилочанапала был последним императором наследственной линии властителей, чье государство уменьшалось с каждым годом. Эти последние правители Пратихаров столкнулись не только с внутренними разногласиями, но и с агрессивным ростом ранее подчиненных им вассальных государств: Чанделлов (Candella) Кхаджурахо, Парамаров (Paramara) Малавы, Гухилов (Guhila) Раджапутаны, Чахаманов (Cahamana) Шакамбхари и других. Согласно источникам, Раджьяпала погиб от рук Чанделлы Видьядхары, который убил его, чтобы высказать презрение трусости Пратихаров перед лицом новых угроз со стороны беспощадного тюркского правителя Махмуда Газневи. Таким образом, Пратихары не только утратили свое былое могущество из-за потери ранее лояльных им вассальных государств, но и оказались в тисках между Газневидами (ок. 1000–1027 г.г. н.э.) и циничным эгоизмом враждебных сил Декана.

Среди них были и старые заклятые враги Пратихаров Раштракуты из Малкхеда, у которых после смерти Индры III в 928 г. н.э. были свои собственные битвы за престолонаследие. Первый в наследственной линии, Амогаварша II (Amoghavarsa II, ок. 928–929 г.г. н.э.), возможно, был убит своим братом Говиндой IV (Govinda IV, ок. 930–935 г.г. н.э.). Говинда IV, который, как считалось, слишком много времени посвящал женщинам своего гарема, был свергнут конфедерацией Раштракутов и своим дядей Амогаваршой III (Amoghavarsa III, ок. 936–939 г.г. н.э.), который взошел на трон по принуждению (95). Боевой дух Раштракутов, казалось, навсегда  возродил сын Амогаварши Кришна III (Krisna III, ок. 939–967 г.г. н.э.) (96). Еще до того, как взойти на трон, он в 938 г. н.э покорил Калачури из Трипури. Придя к власти, он в 943 г. н.э. руководил молниеносными набегами на расположенное на юге царство Чола (Cola), и, в конце концов, победил армию Чолов в 949 г. н.э.. Очевидно, подражая великим полководцам Раштракутов из прошлого, таким как Индра III, Кришна III захватил Венги, подчинил себе Восточных Чалукьев и посадил на их трон свою марионетку. Только что ставшие влиятельной политической силой Чанделлы изгнали ряд его северных гарнизонов, и Кришна III ответил на это северной экспедицией 963–964 г.г. н.э. Во время нее он одержал победу над Чанделлами и двинулся дальше на ослабленную армию Пратихаров, которой, вероятно, командовал Виджаяпала. Они также были разбиты, после чего Кришна III продолжал одерживать победы в Малаве над Парамарами и в Гуджарате.

Заключительные рейды в итоге дорого обошлись Раштракутам. Монарх Парамаров Сияка (Siyaka) был не из тех, кто соглашался с неизбежностью господства Раштракутов, как это случалось со многими северными владыками в прошлом. Вместо этого Сияка собрал новую армию в конфедерации с правителями, также пострадавшими от завоеваний Кришны III. В 972 г. н.э. после ряда сражений он захватил Малкхед и разграбил столицу Раштракутов (97). К этому времени Кришна III уже скончался, оставив трон своему сыну Кхоттиге (Khottiga, ок. 967–972 г.г. н.э.). Кхоттига вскоре погиб на войне, а его преемник Каркка II (Karkka II) пробыл монархом Раштракутов немногим более года. В конце концов, Раштракуты пали под постоянным давлением своих исторических предков Чалукьев. Стремясь покончить со своим подчиненным положением, местный вождь Тайла II (Taila II), ведущий свою родословную от царственных Чалукьев из Ватапи, собрал конфедерацию государств, в которую вошли Калачури, Ядавы (Yadava) и другие дома Чалукьев, что привело к окончательной гибели империи Раштракутов в декабре 973 г. н.э.

Последней из трех великих империй, которая смогла сохранить себя к этому времени, были Палы Магадхи и Бенгалии. После времен Девапала им удалось остаться в стороне от большинства конфликтов, и во второй половине девятого столетия они были поглощены своими проблемами, связанными со спорами о престолонаследии. Долгое правление Нараянапалы (Narayanapala, ок. 875–932 г.г. н.э.) способствовало стабильности государства в те времена, когда других раздирали внутренние проблемы. В интересах стабильности Палы пытались заключить несколько дипломатических союзов путем династических браков с Калачури и Раштракутами, хотя на самом деле это никогда не гарантировало мира. Действительно, начиная с середины девятого века, как Калачури, так и Чанделлы, совершили ряд набегов на территории Палов, что способствовало созданию ощущения неустойчивости (98). Кроме того, Палам, как и всем остальным, досаждала проблема амбициозных вассалов. Мы часто видели, как новые лидеры присоединяются к более сильной стороне, действуют как покорный подданный в период консолидации власти, а затем за счет своего сюзерена создают независимое княжество.

По этой причине сыну Нараянапалы Раджьяпале (Rajyapala, ок. 932–967 г.г. н.э.) пришлось бороться с раздробленностью Бенгалии, воспользовавшись помощью династии Чандра (Candra), обосновавшейся на восточной и юго-восточной части территории Палов и правившей там до середины одиннадцатого столетия (99). Тогда как Чандры, судя по всему, являлись коренными жителями Бенгалии, это не относится к Камбоджам (Kamboja), которые, очевидно, были племенной группой, ранее обитавшей на границе Бенгалии и Бирмы (100). Способность руководства племен раннего средневековья к объединению и установлению контроля над территориями была просто поразительной, и этот факт имел очень значимые последствия для данного периода. Раньше Чанделлы были племенной группой, очевидно принадлежавшей к более крупной этнической группе гондов, которая значительно преуспела в расширении и укреплении своих властных позиций. Камбоджи заняли княжество Гауда в Западной Бенгалии около 975 г. н.э. во времена правления Гопалы II (Gopala II, ок. 967–987 г.г. н.э.) и даже присваивали своим правителям имена со словом «пала». Таким образом, мы видим, что не только Пратихары заимствовали для своих монархов имя «Пала» (Махендрапала и пр.), но и Камбоджи подражали названию этой династии. В результате их часто называют Камбоджа-Палы Гауды (Kamboja-Pala of Gauda) (101).

К концу десятого столетия прежняя территория Палов уменьшилась со всех сторон и в основном ограничивалась современным штатом Бихар южнее Ганга. Только во времена Махипала (ок. 992–1042 г.г. н.э.) Палы начал восстанавливать контроль над некоторыми утраченными ранее частями Бенгалии. Самые серьезные проблемы у этого правителя возникли при вторжении Чолов в 1021–1023 г.г. н.э. и в связи с захватом Калачури Банараса (Banaras, совр. Варанаси) в 1034 г. н.э. (102). К несчастью для династии, Махипала только подтвердил своей деятельностью, что он последний великий император Палов. А его смерть ознаменовала начало конца этого царственного дома, который продлился до его подчинения Сеной (Sena) в середине двенадцатого века.

1000-1200 г.г. н.э.

Для понимания дальнейшего хода событий нам будет достаточно краткого описания исторической обстановки следующих двух столетий. В Декане победа над Раштракутами и захват Малкхеда в 973 г. н.э. Тайлой II (Taila II) с его конфедерацией Чалукьев ознаменовали начало правления новой династии. Это были Чалукьи Кальяни (Chalukyas of Kalyani), названные в честь столицы, которую они построили в середине одиннадцатого столетия выше по течению реки (103). В течение следующих двух веков их главные конфликты были с Чолами и другими народами Декана, а также с государствами к югу от реки Кришна. В конце концов, Чалукьи Кальяни пришли в упадок главным образом от той же самой институциональной проблемы, которая до них разрушила империю Гурджара-Пратихаров: восстаний вассальных государств. В последней четверти двенадцатого века группа бывших вассалов, ведомая Калачури (Kalachuri), Ядавами (Yadava) и Хойсалами (Hoysala), несколько вступала в сражения с остатком дома Чалукья и полностью отстранила его от власти примерно в 1190 г. н.э.

На севере территории, ранее принадлежавшие Пратихарам, были разделены на несколько мелких государств: Чахаманов (Cahamana), Гухилов (Guhila), Парамаров (Paramara), Томаров (Tomara) и пр. Большинство из них классифицируются историками как «дома раджпутов» – довольно неопределенная категория, которая включает в себя различные военные кланы от Гуджарата до Бихара. Многие из них утверждали, что произошли от Агни (agnikula, агникула), обосновывая свое происхождение мифом о создании расы воинов в огненном алтаре мудрецом Васиштхой (Vasistha) на горе Абу (Arbuda). Это было их главное отличие от раджпутских домов, ведущих свое происхождение от Солнца (suryavamsa, сурьявамса) или Луны (somavamsa, сомавамса) по образу и подобию более ранних наследственных линий кшатриев (104). Большая часть Гуджарата все еще находилась под контролем остатков местных Чалукьев, сыгравших важную роль в отражении агрессии арабов в 737 г. н.э. Они же приняли на себя и основной удар самых ранних нападений Мухаммеда Газневи в период с 1000 по 1027 г.г. н.э. Его разрушительные набеги знаменовали собой драматическое возобновление атак исламских армий на Индию, что привело к потере ее севера Гуридами Афганистана и основанию Делийского султаната с восхождением на трон в 1210 г. н.э. Шамс ад-дин Ильтутмиша (Shams al-Din Iltutmish ) (105). В то же время большая часть запада Деканского плато находилась во власти Ядавов, а Парамары продолжали править в Малаве до их подчинения Калачури в середине одиннадцатого столетия. Кроме того, на севере при совершенно разных обстоятельствах главными силами стали две династии: Калачури в Трипури и Гахадвала (Gahadvala). Благодаря авантюризму таких правителей, как Гангея (Gangeya, ок. 1015–1041 г.г. н.э.) и Карна (Karna, ок. 1041–1073 г.г. н.э.), Калачури в течение одиннадцатого столетия стали доминирующей силой центральной и северной Индии (106). В Канаудже вакуум власти, возникший после падения остатков Пратихаров, позволил возвыситься Гахадвалам. Пока Калачури решали проблемы с Чанделлами и Парамарами, они укрепили свой контроль над Мадхьядешой и со временем прирастили свои владения территориями северного Бихара.

Таким образом, Палов все больше и больше окружали силы враждебных им правителей – с востока, запада и юга. С востока Кайварты (Kaivarta) бросили вызов их владычеству на севере Бенгалии, в то время как Чандры (Candra) (а позже и Варманы (Varman)) взяли под контроль восточные участки Бенгалии (107). Однако наибольшая угроза исходила от Сенов (Sena), которые доминировали в южной Бенгалии (108). Следуя примеру авантюрного воина из Карнатаки, Сены постоянно расширяли свой контроль над территорией Бенгалии, пока не завладели практически всеми ее регионами. На западе Палы противостояли Гахадвалам, которые со временем начали вторгаться на их территорию и в конечном итоге захватили весь север Уттар-Прадеша и Бихара (109). С юга Палов множество раз атаковали Калачури, но их интерес был скорее в военных трофеях, чем в долгосрочном владычестве. Окончательный крах Палов произошел во второй половине двенадцатого столетия, около 1170 г. н.э., когда Маданапала (Madanapala) больше не смог сдерживать одновременно силы Гахадвалов на западе и Сенов на востоке. Так одна из самых долгоживущих имперских династий в индийской истории пришла к своему концу. После этого Палы продолжали существовать как второстепенный дом, подчиненный Сенам, вплоть до мусульманских завоеваний Магадхи Мухаммадом бин Бахтияром Халджи около 1204/5 г. н.э.

Этот обзор политической и военной истории Индии весьма несовершенен, как минимум, в одном отношении: масштаб, выбранный для описания событий. Мы сконцентрировались на самых значимых битвах, главных исторических изменениях, передвижениях людей и войск в рамках всего субконтинента. Однако, при каждом таком изменении происходило множество конфликтов между вассалами крупнейших держав. Поскольку они не воспринимались как определяющие факторы наиболее значимых событий, в раннем средневековье главные державы Индии предоставляли своим вассалам практически неограниченные возможности для конфликтов на нижнем уровне. Однако, на практике такие локальные конфликты нередко имели огромное влияние. Вассалы добивались высокого положения, покоряя более слабых правителей, и набирали такую силу, что в подходящий момент могли бросить вызов своим повелителям. В результате сражений потери несли не только профессиональные воины, но и все население, о чем будет более подробно рассказано ниже. Кроме того, право любого вступать в конфликты, не затрагивающие интересы главных держав, приводило к тому, что на уровне местных вождей стычки из-за деревень, границ и водных ресурсов происходили с предсказуемой регулярностью. Поэтому мелкие князьки, прокладывая свой путь наверх по лестнице военно-политической иерархии, демонстрировали безжалостность и беспринципность. Исходя из всего этого, нужно понимать, что если проецировать наш обзор конфликтов на более низкие уровни, то следует учитывать гораздо большую частоту происходивших там событий.

 
Следующий раздел >>
script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E")); Web Analytics