♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

9.5 Храм Чаутоджи в Амарапуре

<<К оглавлению книги «Священные места Бирмы»

Крестообразный в плане храм Чаутоджи был построен в 1850-ом году и своим внешним видом напоминает храм Ананда в Пагане.

Храм Чаутоджи (Kyauk-taw-gyi) известен своей мраморной статуей Будды, а также одними из самых знаменитых настенных росписей середины 19-го столетия. С популярного у туристов моста У Бейна (U Bein) кажется, что храм находится на острове, но на самом деле он расположен на большом участке суши, выступающем во озеро. Чтобы отличать его от храма Чаутоджи (Kyauk-taw-gyi), возведенного королем Миндоном (Mindon) в Мандалае, в народе его называют «Большой королевский каменный образ у озера Таунгтаман» – Таунгтаман Чаутоджи (Taungthaman Kyauk-taw-gyi)».

Охраняющие углы храма фигуры «манутихов» изготовлены из кирпича, покрытого стукко и  известковым раствором.

Находящаяся в храме статуя Будды примерно на 3 м ниже, чем мраморный Будда Миндона, который имеет высоту 8.1 м, и в два с лишним раза меньше мраморной статуи Будды в Янгоне, изготовленной по заказу военных в 2000-ом году.

Считается, что архитектура Чаутоджи заимствована у паганского храма Ананда, т.к. он тоже крестообразный в плане и увенчан башней в индийском стиле. Но на этом параллели между двумя храмами и заканчиваются, поскольку внутренне помещение Чаутоджи спроектировано исходя из одного главного образа для почитания, а не четырех стоящих статуй, ориентированных по сторонам света.

Выполненная из стукко внешняя лепнина храма в целом сохранилась со времен его основания, и здесь особо выделяются фигуры установленных по периметру храма «манутихов» (бирм. manuthiha, пали manussiha) – человекольвов с двойным телом, причем у некоторых из них уцелели старинные жестяные украшения в виде ажурных листьев, расположенные за ушами или свисающие вниз в виде серег. Внутри небольшого святилища, расположенного сразу за входом, находится мраморная плита с надписью, состоящей из одного составного слова «Махатакьяранти» (Maha-thakya-ranthi), которое переводится как «Великий свет истины Будды Шакьямуни» и является официальным названием храма. На открытой галерее с восточной стороны храма располагается группа мраморных коленопреклоненных фигур, представляющих «Восемьдесят учеников Будды», которые были «просветленными монахами» (бирм. yahanda, пали arahant). Эта тема распространена в мире тхеравады, хотя и не так широко. (Tun Nyein:170; Geiger: 205).

Мраморный Будда

Понадобилось 3 000 рабочих, чтобы в 1849-ом году переместить этого мраморного Будду из расположенной по соседству Авы в Амарапуру.

Храм Чаутоджи был построен королем Паганом (Pagan, правл. 1846-1853 г.г.), но сама статуя Будда был заказана несколько десятилетиями ранее его дядей, королем Баджидо (Bagyidaw, правл. 1819-1837 г.г.), который сам выбрал массивный мраморный блок в каменоломнях Саджьина (Sagyin), расположенном приблизительно в 40 км к северу от Мандалая. После этого потребовалось два года и 5 260 рабочих, чтобы переместить его из мраморного карьера к месту назначения, и только 17-го мая 1830-го года он был доставлен в тогдашнюю столицу Аву. Мраморный блок был размещен около «Королевского зала посвящения» (бирм. Thein Daw), от которого к настоящему времени в Аве не осталось и следа (Pinnya).

Строительство храма началось 26-го апреля 1848-го года под руководством архитектора по имени У Хмо (U Hmo), а следующим летом, в 1849-ом году, на стройплощадку усилиями 3 000 рабочих была доставлена и сама мраморная статуя, после чего уже храм возводился вокруг нее. 29-го октября 1850-го года строительство было завершено водружением на храмом зонта-тхи (hti).

Настенные росписи по всей вероятности были выполнены в течение нескольких месяцев, предшествовавших подъему зонта-тхи в октябре 1850-го года. Если судить по росписям восточного входа,  нынешнее здание храма во многом сохранило свою первоначальную форму. Оно целиком построено из кирпича, кроме деревянных балок, поддерживающих внутренний проход. Единственной серьезным изменением в облике храма стала утрата крытого прохода вдоль стены, огораживающей храмовую территорию. Его потолок поддерживался деревянными балками, гнезда для которых до сих пор хорошо различимы. Последняя серьезная реставрация храма производилась в 1981-ом году под руководством архитектора У Мья Тана (U Mya Than) на средства, пожертвованные двумя верующими из Мандалая. Главным входом храма является восточный и к нему обращен лицом центральный образ, но большинство посетителей попадают в храм с южного входа, поскольку он расположен по пути от моста У Бейна.

Северный вход Чаутоджи был обращен к крепостным стенам Амарапуры, находившимся на противоположном берегу озера. Прилегающая к храму береговая линия предназначалась для размещения иностранных миссий, прибывающих с визитом в бирманскую столицу. Майкл Саймс (Michael Symes) в 1795-ом году, Артур Фейр (Arthur Phayre) в 1855-ом и другие останавливались здесь в «Резиденции миссиий» и уже отсюда перевозились на лодках к дворцу для официальных аудиенций (Yule: 72). Построенная из дерева и бамбука «Резиденция» давно исчезла, но известно, что она находилась рядом с северо-восточным углом храма. Миссия Фейра была в этом месте спустя всего лишь пять лет после завершения строительства Чаутоджи, но не уделила новому святилищу почти никакого внимания (Yule: xxi, 80).

Настенные росписи

Незаконченные части рисунков представляют собой контуры основных элементов композиции, которые затем раскрашивались и дополнялись деталями, такими, как например, глаза и носы. Роспись храма вероятно была закончена в октябре 1850-го года, перед водружением зонта-тхи. Картуш этого рисунка с изображением крестообразного храма частично стерт. West corridor, south wall.

Рисунки на стенах прославляют религиозные пожертвования, сделанные королем Паганом за время его короткого правления. Настенными росписями заполнены все четыре коридора, и большинство сцен снабжено короткими подписями на бирманском языке, расположенными в картушах. Рисунки находятся примерно на уровне глаз, но вполне возможно, что когда-то они занимали и нижнюю часть стен, теперь покрытую густой побелкой.

Местоположениями изображенных священных объектов, которые указанны в надписях под рисунками, являются Амарапура (Amarapura), Ава (Ava), Сагайн (Sagaing), Паган (Pagan), Проме (Prome), Пакханджи (Kukhan/Pakhangyi) и Янгон (Yangon). В большинстве случаев размещенные на стенах композиции объединяют рисунки святилищ, расположенных на достаточном удалении друг от друга, например в Янгоне и Аве, поэтому эти сцены далеки от буквального представления образов священных сооружений. Среди рисунков присутствует повторное изображение пагоды из Авы, известной как «Вселенская пагода великой короны» (Maha-loka-tharahpu-hpaya), и связанных с ней деревянных монастырей (Tun Nyein: 170). Продублировано и другое известное святилище: «Пагода великой победы» (Maha-wizaya-ranthi-hpaya или Pahto-daw-gyi) – ступа, построенная королем Баджидо (Bagyidaw), которую можно видеть с моста У Бейна (U Bein).

Ученым еще предстоит определить степень соответствия расположенных под рисунками описаний фактическим монументам. Однако, по крайней мере одно из изображений священных сооружений точно отличается от своего оригинала: находящаяся в Пагане ступа Швезигон (Shwezigon) нарисована без  примыкающих к ней четырех очень значимых святилищ. На рисунках также можно увидеть множество изображений жертвователей пагодам, стоящих перед святилищами, но маловероятно, что какое-то из них является портретом короля, поскольку все они отличаются друг от друга.

На потолках находятся изображения различных категорий сверхъестественных существ, таких как этот алхимик «зоджи» (zawgyi) в одежде красного цвета. West corridor, south wall.

В прежние времена тематика настенной живописи обычно ограничивалась сюжетами из палийской литературы, такими как эпизоды из жизни Будды или сцены из джатак (jataka), но художники Чаутоджи отошли от этой традиции, взяв курс на создание образов современных им буддистских священных мест. Они также с удовольствием рисовали каждодневные бытовые сцены, изображая детей, запускающих бумажных змеев, или мужчин, ловящих рыбу, но все-таки это едва ли можно назвать светским искусством, поскольку их первостепенной задачей было возвеличивание религиозных деяний своего правителя. Тем не менее, такой инновационный подход к настенной живописи говорит о новом восприятии окружающей действительности.

Но все же в бирманской настенной живописи рисунки Чаутоджи в некотором смысле стоят особняком, поскольку лишь немногие художественные работы сопоставимы с ними по стилю или тематике. К последним можно отнести настенные рисунки этого же периода в одном из храмов, расположенном в окрестностях Амарапуры, на которых также изображены реальные священные сооружения, находящиеся в других частях Бирмы (Alexandra Green, personal communication). Выполнявшая такие настенные росписи художественная мастерская вероятно имела очень высокий авторитет, но какие-то другие ее работы в регионе Амарапуры к сожалению не сохранились

Художники только отчасти использовали в своих рисунках европейскую воздушную перспективу, и поэтому изображенные на них сооружения выглядят довольно своеобразно. Точно неизвестно, как и когда в Бирму проникла иностранная техника живописи, но вероятнее всего этот процесс начался в 18-ом столетии, когда первые британские миссии преподнесли в дар королевскому двору книги с иллюстрациями, привезенные ими из Калькутты. Вполне возможно, что в обучении бирманских живописцев принимали участие индийские художники, уже знакомые с европейским искусством (Bailey).

Сам храм Чаутоджи изображен на южной стене коридора главного входа. Расположенный ниже него на рисунке деревянный монастырь был восстановлен в 1993-ем году в другой части Амарапуры, по этом он был смоделирован именно по этому изображению. Настенные рисунки монументов, расположенные во всех четырех коридорах, иллюстрируют многочисленные пожертвования короля Пагана.

Поверхность каждой стены используется для отдельной композиции с низкой линией горизонта, при этом расположенное над ней пространство переходит на сводчатый потолок. Это резко контрастирует с более ранней живописью, где действие всегда разворачивается на отдельной плоской поверхности. Размер человеческих фигур и интенсивность цвета уменьшаются с удалением от фронтальной плоскости рисунка, что является двумя основными признаками воздушной перспективы. Для создания глубины изображения также применяются и тени, но от несообразных источников света. Художники не пользуются единой одноточечной перспективой, и вместо этого на каждой композиции присутствуют множественные точки зрения, меняющиеся при переходе от одного объекта к другому. Верхняя часть каждой стены заполнена изображениями небесных существ и облаков, при этом не сделано никакой попытки визуально объединить небесные миры с расположенными ниже земными. Это немыслимое смешение традиционных бирманских и европейских художественных приемов по всей вероятности и является тем, что делает эти работы такими привлекательными.

Свою работу художники начинали с контурных эскизов будущих элементов композиций, рисуя их прямо на сухой загрунтованной поверхности стен. Линии этих контуров, сделанные древесным углем или подобием карандаша, хорошо заметны под тонкими слоями светлой акварельной краски, а так же там, где живописцы полностью не закрасили контурные изображения, которые помимо черного были нанесены также и розовым цветом. Последним шагом в работе было раскрашивание контурных элементов акварелью с последующим размытием. Многие элементы композиций, как правило периферийные, так и не были завершены, на основании чего можно сделать предположение, что художники-колористы начали свою работу с центральной части композиции, постепенно перемещаясь к ее краям. Остался невыполненным довольно большой объем художественных работ, но по какой причине это произошло, мы по-видимому никогда не узнаем.

Казалось бы, что эти четыре коридора переносят нас в вечный пасторальный мир, но грозные времена были уже близки. Спустя менее двух лет после того, как высохли краски на рисунках храма Чаутоджи, король Паган был заключен в тюрьму своим кровным братом Миндоном (Mindon, правл. 1853-1878 г.г.), а английские войска находились в полушаге от захвата всей Нижней Бирмы.

Восточный коридор

Делающий пожертвование пагоде стоит на коленях перед монахом (слева). Его сопровождает процессия верующих, заканчивающаяся музыкантами. East corridor, north wall.

От главного входа храма сразу открывается вид на мраморную статую Будды. Сам комплекс Чаутоджи изображен на левой (южной) стене входного коридора. Около входа находится рисунок еще одного сооружения с пятью ступами, которое по-видимому является комплексом Эиндоя (Eindawya) в Мандалае (Tun Aung Chain, personal communication). Большая одиночная ступа в конце стены по всей вероятности является изображением расположенной в Сагайне (Sagaing) пагоды Тхупайон (Htupayon), ремонт которой королем Паганом так и не был закончен.

На противоположной правой стене на первом рисунке представлена процессия верующих, при этом колонна людей изображена очень мастерски. Центральной фигурой картины является делающий подношение пагоде мирянин, который стоит на коленях перед монахами, принимающим пожертвования. К сожалению, тексты во всех четырех картушах на этой стене неразборчивы. На потолке коридора доминирует мотив «следа Будды», причем росписи по всей вероятности были недавно подновлены.

Южный коридор

Деревянный монастырь с двумя жертвователями, сидящими перед монахом. Ниже изображены дети, которые борются и играют. Это сооружение идентифицировано как «Монастырь Вайсо внутри комплекса Пагоды великой победы», которая также носит название «Патододжи» и располагается в Амарапуре. South corridor, west wall.

На левой (западной) стороне южного коридора, обращенной к внутреннему помещению храма, размещена композиция, объединяющая сцены с изображениями Авы (Ava) и Янгона, которые разделены между собой рекой Иравади. Ближе к ее центру находится рисунок ступы из Авы, подпись к которому гласит: «Кирпичное святилище внутри комплекса пагоды Лока Таяпху (Loka Tharaphu) в городе Ава» (Awa-myo-loka-tharaphu-hpaya-maha-yan-atwin ok-pyathat). Деревянный монастырь, изображенный справа вверху, обозначен как «Монастырь Вайсо (Warso) внутри комплекса Пагоды великой победы» (Maha-wizaya-ranthihpaya-mahayan-atwin-warso-kyaung) (речь идет ступе Патододжи (Patho-daw-gyi) в Амарапуре, которую видно с моста У Бейна). Здесь также находятся изображения других монументов, связанных с пагодой Эиндоя (Eindawya) – восстановленной ступой, которая расположена у юго-западного подножья Шведагона (Shwedagon). Одно из этих сооружений является залом для посвящения в монахи (бирм. thein).

Фигуры двух монахов с ребенком, держащим плод, расположены напротив изображенных на противоположной стене мужчины (вероятно с ребенком) и двух женщинам. Вполне возможно, что эта загадочная композиция представляет проводы детей в монастырь. Эти настенные рисунки расположены у входа в южный коридор.

На правой стороне коридора изображены священные сооружения Авы и Пагана, которые соединены между собой рекой Иравади. На одном из рисунков два китайских торговца с караваном вьючных животных пробираются через ущелья – сюжет, отражающий активный товарообмен шелком и хлопком между Китаем и Верхней Бирмой в те времена (Yule: 145). Размещенная в центре композиции большая ступа является пагодой Швезигон (Shwezigon) в Пагане и подписана как «Королевская работа для обретения заслуги в Пагане, пагода Швезигон» (Kuthodaw-pagan-myo-shwezigon-hpaya). Недалеко от ступы изображена процессия из восьми брахманов в белых одеждах, двое из которых держат барабаны.

Огромный белый слон и его потомство резвятся среди стада. South corridor, east wall.

В конце стены расположен рисунок со стадом слонов, среди которых есть и белые. Слева от Швезигона находится меньшая по размеру ступа, которая является тем же самым «кирпичным святилищем» в Аве, которое нарисовано на противоположной стене (Awa-myo-loka-tharaphu-hpaya-maha-yan-atwin ok-pyathat). Деревянный монастырь на рисунке, расположенном перед внутренним помещением храма, идентифицирован как монастырь Вайсо, изображение которого также присутствует на противоположной стене.

У входа в этот коридор по обеим сторонам располагаются два загадочных рисунка, которые вероятно были добавлены уже позже, так как их тематика и стиль не соответствуют первоначальному проекту. На первом из них изображены два пожилых монаха, один из которых держит за руку маленького ребенка с круглым плодом в другой руке. Группа людей на втором рисунке, расположенном на противоположной стене, состоит из находящегося слева мужчины (вероятно с ребенком на плече) и двух фигур справа, которые, как кажется, являются женщинами. Эти два рисунка скорее всего составляют единую композицию, но ее замысел не ясен.

Западный коридор

В западном коридоре на левой (северной) стене изображена пагода на вершине холма Мандалай (Mandalay), под которой сохранился картуш с надписью: «Крытая лестница, ведущая к Пагоде королевской заслуги Мандалая» (Kuthodaw-Mandalay-hpayazaungtan). В центре этой стены находится рисунок большой ступы, подписанный как «Королевская работа для обретения заслуги под названием Тейнньявайши (Theinnyawarshi ?) в городе Кукхан» (Kukhan-myo-Theinnya-warshi-kuthodaw-hpaya). «Кукхан» (Kukhan) является прежним названием города Пакхан (Pakhan), известного сегодня как Пакханджи (Pakhangyi), который находится примерно в 50 км к северо-западу от Пагана. Ниже изображен монастырь, подпись под которым гласит: «Монастырь Вайсо», т.е. это тот же самый монастырь, что и на западной стене в южном коридоре. Справа от большой ступы находятся изображения монументов, расположенных в Проме (Prome, совр. Pyay), среди которых выделяется возвышающаяся на холме пагода Швесандо (Shwesandaw). Текст на полустертом картуше читается как «Золотая Мьин-тин», что является старым названием этой пагоды, связанной с королем Дуттабаунгом (Duttabaung) (Glass Palace Chronicle: 17).

Северный коридор

На левой (восточной) стене северного коридора около самого входа изображен храм, на картуше которого написано: «Королевская работа для обретения заслуги «Золотой Храм» [Shwegu]», при этом его местонахождение стерто. Далее справа находятся изображения двух ступ и сильно пострадавший от сырости рисунок некого уже практически неразличимого монумента. На расположенном рядом рисунке одетые в белое миряне подают монахам пищу рядом с деревянным монастырем. Ниже изображен самый разгар лодочных гонок.

Пара небожителей, отдыхающая на земле. Рядом с ними лежат их атрибуты: тростник и цветущая ветвь. North corridor, west wall.

На противоположной стене расположены изображения ступы на скалистом холме и храма около облицованной камнем набережной, но оба картуша этой композиции утрачены. Далее находится рисунок неопознанного храма, который в плане подобен «Храму горы Меру» в Мингуне (Mingun): с пятью концентрическими кольцами парапетов вокруг основания и ступенчатыми арочными входами. Рядом с ним изображен монумент, который вызывает некоторые ассоциации с кирпичной пагодой в Мингуне, хотя и имеет от нее достаточно много отличий.

Здесь же находится изображение расположенного в Сагайне (Sagaing) и популярного в настоящее время храма «Королевская работа для обретения заслуги Пагода [в виде] пещеры-тоннеля» (Sagaing-myo kuthodawumin-gu-hpaya) (совр. U Min Thonze – прим. shus). Эти «пещерные храмы» были отремонтированы королем Паганом в 1847-ом году, но основание этого священного места приписывается королю Таяпхья (Tarahpya/Tarabya I, правл. 1323-1336 г.г.). Неподалеку от изображения пещерного святилища находится небольшая сюжетная сценка: два усталых отшельника-небожителя отдыхают на земле от своих небесных забот. Их специфический атрибут – цветущая ветвь – лежит у ног ближнего отшельника, ожидая возвращения на небеса.

Незаконченные настенные росписи

Около северного коридора расположен узкий боковой проход, у которого целая стена покрыта незаконченными росписями, при этом вся композиция прорисована контурами, но не раскрашена. Сюжеты кажутся мирскими по характеру, т.к. здесь изображены оседланные лошади и крупнорогатый скот, а также слон внутри павильона. Помимо этого, на одном из рисунков представлены две группы людей, сидящих лицом друг к другу перед дворцом. Изображения хорошо различимы, но обозначенная контурами композиция не дает такого целостного восприятия, как законченная настенная роспись. Кроме рисунков на стене также присутствуют по крайней мере два пустых картуша.

Мы никогда не узнаем, как было на самом деле, хотя можно предположить, что росписями с такими же мирскими темами должны были быть заполнены стены всех боковых коридоров, но по какой-то причине эта работа так и не была завершена.

Потолки

Созвездия на потолках коридоров напоминают подобные изображения в храме Махамуни, которые датируются концом 19-го века. Астрология, как и ее служанка астрономия, играют важную роль в жизни бирманцев. South corridor.

Потолок восточного входа украшен изображением «следа Будды», в то время как потолки остальных трех коридоров расписаны небесными созвездиями. При этом в двух из них, северном и южном, звезды расположены по концентрическим эллиптическим окружностям, а в западном размещены вдоль параллельных линий. Около скоплений звезд подписаны их названия, при этом использованы главным образом палийские термины, хотя также присутствуют и некоторые общепринятые бирманские слова, такие как «хамса» (hamsa) для обозначения гуся. Похожие созвездия отмечались в конце 18-го века и у европейцев (Buchanan). На северном и южном потолках также имеются небольшие рисунки «следа Будды», но они подчеркнуто вторичны по отношению к изображению созвездий.

Обитатели небес изображены парящими в воздухе над земными пейзажами. Многие из них являются алхимиками или волшебниками, а другие представляют собой небесных отшельников, чаще всего держащих в руках цветущие ветви или белые зонты. В одном из эпизодов двое небожителей по-видимому борются между собой за обладание «девами-плодами» – прекрасными женщинами, которых они пытаются сорвать с дерева. Боги представлены единственным изображением Брахмы, которого можно узнать по трем головам.

Мост У Бейна

Тиковый мост У Бейна был открыт в 1851-ом году, после трех лет строительства. У Бейн был мусульманином и работал в местном органе власти. Артур Фейр пересек мост на лошадях в 1855-ом году.

Длина моста У Бейна составляет почти два километра и он является самым длинным деревянным мостом в Бирме. Его сооружение началось в 1849-ом году, т.е. приблизительно в то же самое время, что и соседнего с ним храм Чаутоджи. Руководителем работ на строительстве моста был У Бейн, который служил клерком у высшего должностного лица города (бирм. myo wun) Бай Сахиба (Bai Sahib). Они оба были мусульманами, что наглядно демонстрирует космополитический характер тех времен. Источником материалов для моста служили заброшенные жилые дома в Аве и Сагайне. Работы по его сооружению продолжались три года: с 1849-го до 1851-ый (Pinnya).

Соединенное с рекой небольшой протокой озеро Таунгтаман до недавнего времени зависело от повышения и понижения уровня воды в Иравади, и мост нередко затапливало во время наводнений. В 1990-ых годах правительство соорудило на этой протоке дамбу, и теперь уровень воды в озере остается почти постоянным на радость уткам, рыбакам и фотоэнтузиастам.

Около начала моста расположен храм (Taung Mingi – прим. shus) с огромным кирпичным образом Будды, сооружение которого было начато в 1786-ом году. Эта скульптура находилась на открытом воздухе еще в 20-ом столетии, и только сравнительно недавно вокруг нее было выстроено здание. Два кирпичных строения, расположенные перед входом в храм, датируются 19-ым столетием.

 

<<К оглавлению книги «Священные места Бирмы» Следующий раздел>>
script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));