♦ Пещерные и скальные храмы и монастыри

7.2 Проме: король Дуттабаунг и первое бирманское государство

<<К оглавлению книги «Священные места Бирмы» Следующий раздел>>

В расположенной в Проме ступе Швесандо находятся три священных волоска, дарованных Буддой двум братьям-купцам (этот миф по всей вероятности не старше 17-го столетия). Скорее всего, на этом месте располагалась какая-то ступа еще в первом тысячелетии н.э., но от нее не осталось никаких следов, и предания о ней до нашего времени не сохранились. Существующая ныне легенда этой пагоды похожа на подобные мифы ступ Шведагон в Янгоне и Швесандо в Пегу. Эпиграфические надписи короля Чанзитты находятся на противоположной стороне холма. West entrance.

Около Проме (Prome, совр. Pyay, Пьи) Будда не только заложил фундамент будущей бирманской нации, но также даровал двум братьям три священных волоска со своей головы, которые теперь находятся в пагоде Швесандо (Shwesandaw). История пагоды имеет множество незначительно отличающихся вариаций, но все они основаны на сюжете с перемещением Будды по воздуху из Индии и даровании им священных волосков двум братьям.

Самая известная версия предания гласит, что Будда спустился с небес на остров под названием Зингджан (Zing-gyan), расположенный рядом с Проме на реке Иравади. Там местный король змей-нагов попросил у Будды три волоска с его головы, но Будда ответил, что они предназначены для двух братьев-купцов по имени Аджджита (Ajjita) и Балика (Balika). Однако, он принял в дар от короля змей-нагов изумрудный реликварий, в который и поместил свои священные волоски. Затем Будда подвесил эту изумрудную шкатулку на ветвь дерева на берегу реки, где она была чудесным образом обнаружена упомянутыми братьями-купцами, возвращающимися из поездки. Братья поместили эти реликвии в пагоду, воздвигнутую ими на существующем и поныне холме под названием Судассана (Sudassana) – мифическим месте обитания бога Таджьямина (Thagyamin).

Два брата-купца обнаруживают привязанный к дереву реликварий с тремя священными волосками Будды, которые теперь, как считается, находятся внутри ступы Швесандо. By Saya Sein, Mandalay. Shwesandaw Pagoda platform.

После того, как братья покинули Проме и возвратились домой, построенная ими пагода со временем разрушилась и была предана забвению. Но спустя многие годы, ступа была возрождена во времена правления легендарного короля Дуттабаунга (Duttabaung), столицей которого была соседняя Таекиттая (Tharekhittaya), т.е. древняя Шри Кшетра (Shri Kshetra). То, что он восстановил эту пагоду, сообщается в «Швесандо тамаинг» (Shwesandaw Thamaing), с текстом которой в своей работе сверялись создатели «Хроники стеклянного дворца» в 1820-ых годах (Glass Palace Chronicle: xxi, 17). К слову сказать, современный миф пагоды Швесандо по существу ничем не отличается от того, что был распространен в 19-ом столетии (Spearman II: 500). Повествование (с незначительными отклонениями) проиллюстрировано рисунками, размещенными на панно, которые находятся с восточной стороны пагоды и подписаны художником Сая Сэйн (Saya Sein) из Мандалая.

Швесандо изображена на фресках пагоды Чаутоджи, где она названа «Золотая Мьинтин», что является еще одним ее традиционным названием. У основания пагоды течет река Иравади. Kyauk-taw-gyi Pagoda, west corridor, Amarapura, c. 1850.

Сложно сказать, когда возникла эта легенда, но вероятнее всего это произошло в 17-ом или 18-ом столетии. Более ранние предания, связанные с этой пагодой, утрачены или погребены под слоем последующих мифов. Следует также упомянуть, что согласно устной традиции два брата-купца были уроженцами Татона (Thaton) – старинного монского центра, имевшего особенное значение в мифологии как бирманского, так и монского сообществ.

Истинная история этой пагоды покрыта мраком, поскольку не сохранилось ни одной относящейся к ней дарственной надписи. Однако, в свете ее близости к древней Шри Кшетре и найденной у подножья холма и установленной там же под навесом эпиграфической надписи короля Чанзитты (Kyanzittha, правл. 1077-1113) можно предположить, что вероятным временем ее основания является первое тысячелетие н.э. Высеченная на камне эпиграфика не упоминает этот монумент, но само местоположение этих надписей предполагает особую значимость данного холма уже с самых ранних времен. Еще одним монументом в Проме, сохранившимся с паганского или более позднего периода, по всей вероятности является простая кирпичная ступа, расположенная около государственного госпиталя.

Пагода Швесандо. West corridor, Mahamuni Temple, Mandalay, c. 1892.

Среди более поздних жертвователей Швесандо были король Алаунпайя (Alaungpaya, правл. 1752-1760 г.г.), восстановивший позолоту ступы, и один из его преемников король Таявади (Tharrawaddy, правл. 1837–1846 г.г.), который заменил на ней зонт-тхи (hti), в 1841-ом году. Пагода также была изображена на фресках расположенной в Амарапуре пагоды Чаутоджи (Kyauk-taw-gyi), опекавшейся королем Паганом (Pagan, правл. 1846-1853 г.г.). В 1858-ом году Швесандо была восстановлена после землетрясения местным купцом с помощью короля Миндона (Mindon, правл. 1853-1858 г.г). В соответствии с изображением на одной из фресок в мандалайском храме Махамуни (Mahamuni, датируемой приблизительно 1892-ым годом, раньше вокруг основания ступы располагалось более восьмидесяти небольших святилищ с образами Будды.

На западной стороне пагоды расположено несколько групп панно. Одна из них состоит из ряда иллюстраций к «Вессантара-джатаке» (Vessantara Jataka), написанных художником Маунг Маунг Тоэ Аунгом (Maung Maung Toe Aung) в 1991-ом года, а другая, работы Сая Кхина и его сына (Saya Khin & Sons) из Рангуна, созданная в том же самом году, посвящена «Восьми великим чудесам». Здесь же находится группа панно, посвященных сценам из жизни Будды, обновленная Вин Наинг У (Win Naing U) в 1989-ом году, а так же ряд рисунков, иллюстрирующих сюжеты из ланкийской хроники «Махавамса» (Mahavamsa), отличные от тех, что использованы в Шведагоне.

Эта священная реликвия Зуба Будды прибыла в Проме из ланкийского Канди в 1899-ом году. Она хранится в закрытом реликварии, который находится в павильоне на платформе пагоды Швесандо. На этом современном панно изображена бирманская делегация в Канди (слева) и прибытие реликвии в Проме (справа).

В просторном павильоне у задней стены размещен закрытый реликварий в форме ступы, внутри которого находится реплика Зуба Будды, доставленная в Проме в 1899-ом году из расположенного на Шри Ланке Канди. У его входа находится картина, изображающая семью владельца чайных плантаций из бывших шанских государств, на пожертвования которой в 1949-ом году был построен этот павильон. Покрытые лаком деревянные колонны были изготовлены на пожертвования как отдельных людей, так и групп верующих. А надпись на каменной плите в ознаменование столетия этой священной реликвии была высечена в 1999-ом году по заказу потомков одного шанского купца.

Священная реплика Зуба Будды доступна для почитания верующими один раз в году: во время ежегодного праздника пагоды Швесандо, помимо этого каждые три года по улицам города проходит церемониальная процессия с реликварием, размещенным на спине слона. Эта реплика в течение сорока дней находилась в Канди рядом с подлинным Зубом Будды, а также еще девятью другими реликвиями Будды (*) . В Проме она прибыла на поезде из Янгона. Примерно в это же самое время из Шри Ланки в Бирму были доставлены как минимум еще две реплики Зуба Будды. Первая из них находится в расположенном к югу от Проме городке Падаунг (Padaung), содержится под замком и демонстрируется только во время ежегодной церемониальной процессии. А вторая выставлена для всеобщего обозрения в одном из павильонов монастыря королевы Сейндон (Sein-don), расположенного в Моулмейне (Moulmein).

———————————————————————————————————————————————

(*) Cчитается, что за это время она «пропитывается» священной аурой оригинальной реликвии и приобретает ее чудодейственные свойства – прим. shus

———————————————————————————————————————————————

Колонна с надписью «Закончена в 1915-ом году», расположенная у основания восточной лестницы.

В музее пагоды представлены древние терракотовые вотивные таблички и обычные для таких мест случайные предметы. Некоторые из ранних табличек периода государств Пью возможно были извлечены из разрушенной ступы, находившейся около Швесандо, которая была бессистемно и без фиксации находок раскопана в 1953-ем году (The Light of the Dhamma 1953: 49). На самой нижней террасе расположено большое скульптурное изображение Бо Бо Джи (Bo Bo Gyi), указывающего левой рукой на пагоду. Внушительная лестница с восточной стороны обрамлена двумя декоративными кирпичными колоннами, на одной из которых написано: «Установлена в 1913-ом году», на другой – «Закончена на 1915-ом году».

Терракотовая голова из Шри Кшетры. Shwephonepwint Museum & Library.

Выполненная в стиле паркета фигурная кладка этой лестницы в настоящее время трудноразличима. Ниже платформы пагоды располагается массивная статуя сидящего Будды, которая является одним из символов Проме. Взамен установленного в 1915-ом году старого зонта-тхи (hti), 21 октября 2002-го года под руководством бывшего Первого секретаря ГСМР генерал-лейтенанта Кхин Ньюна (Khin Nyunt) над пагодой был поднят новый тхи, изготовленный из нержавеющей стали (New Light of Myanmar, 22 October 2002).

В самом Проме находится музей и библиотека Швепонепвинт (Shwephonepwint), в экспозиции которого представлены отдельные предметы разных эпох, в том числе две терракотовые головы по всей вероятности найденные в Шри Кшетре. По соседству расположена одноименная пагода Швепонепвинт, которая, как считается, была построена легендарным королем Дуттабаунгом (Duttabaung). Родственной ей является пагода Швепонемьинт (Shwephonemyint), которая изображена на настенных росписях в храме Чаутоджи (Kyauk-taw-gyi), расположенном в Амарапуре. Остальные археологические находки из Шри Кшетры находятся в Университетском музее Пьи (Pyay) и в Национальном музее в Янгоне.

Когда Проме был захвачен британцами во время Второй англо-бирманской войны, один из расположенных в городе залов для отдыха паломников был разобран, перевезен в Калькутту и установлен в парке Эден гарденс (Eden Garden) в качестве как любопытного экспоната, так и военного трофея (Stadtner 2001).

Этот павильон был демонтирован в Проме в 1854-ом году и установлен в Калькутте в 1856-ом году как трофей Второй англо-бирманской войны. Недавно он был отреставрирован. Eden Gardens, Calcutta.

После аннексии Бирмы в Проме поселилось множество индийцев, среди которых было большое количество приверженцев ортодоксального брахманизма, чьи семьи традиционно занимались шелкоткачеством (Bastian: 29). В 1929-ом году Проме посетил Махатма Ганди во время его своего политического турне по Бирме. После Второй мировой войны была восстановлена и украшена панно с сюжетами из последних десяти джатак (jataka) главная крытая галерея, расположенная с северной стороны пагоды.

Охранительница подземных сокровищ в своей опочивальне. Банкноты в ее головном уборе являются пожертвованиями верующих. Shwebontha Pagoda Platform.

Напротив Проме близ берега реки располагается пагода Швебонта (Shwebontha или Shwe Bonthar Muni), до которой можно добраться на лодке или по новому мосту. Пагода была восстановлена в 1990-ых годах после окончания строительства моста. В этой пагоде находится статуя  Будды, которая, как считается, отлита из «большого остатка» (бирм. maha kyan) металла, использовавшегося в Ракхайне при изготовлении главного образа Будды Махамуни.

Согласно преданию, слева и справа от Будды Махамуни располагались эта и еще одна металлические статуи, причем сын короля Бодопайи (Bodawpaya) планировал доставить в Амарапуру все три статуи. Но когда бронзовые изваяния Будды прибыли на западный берег реки Иравади тысячи ракхайнцев обратились к принцу с просьбой оставить один из образов рядом с переправой.

Шри Кшетра

Считается, что бирманская нация обязана своим происхождением этому древнему защищенному стеной городу, руины которого находятся приблизительно в 10 км к юго-востоку от Проме. Его настоящее название до сих пор неясно, но в паганский период (11-13-ый в.в.) он был известен как Шри Кшетра (санскр. Sri Ksetra), т.е. «Прославленная земля». В бирманизированном виде это название стало исходным для разнообразных вариантов его написания на английском языке, таких, как например, Таекиттая (Tharekhittaya) или Таекаттая (Tharekhattara).

Большие каменные погребальные урны, подписанные именами правителей пью, выставлены в музее Шри Кшетры. Та, что расположена на переднем плане, принадлежала Сурьявикраму и датирована 50-ым годом, т.е. 688-ым годом нашей эры.

Жителями Шри Кшетры были люди народа пью (Pyu), которые поселились в Верхней Бирме в начале первого тысячелетия н.э. Когда-то их культурный ореол простирался от Шри Кшетры на юге до областей, расположенных севернее Мандалая. Были ли их защищенные стенами поселения объединены в некую форму единого государства или же они являлись полностью автономными – в настоящее время неизвестно (Moore 2007; Brown 2001). Хотя язык пью принадлежит к тибето-бирманской языковой семье, у ученых возникли значительные трудности при расшифровки их текстов. В надписях Шри Кшетры использовались языки пью, пали и санскрит, при этом применялся шрифт, производный от того, что был распространен на юго-восточном побережье Индии, вероятно, начиная с 5-го века н.э. (Skilling 1997: 94). Правители Шри Кшетры имели санскритские имена, такие как Сурьявикрама (Surya-vikrama) и Прабхуварман (Prabhu-varman). Каменные погребальные урны, обнаруженные при раскопках Шри Кшетры, датированы в интервале от 673-го до 718-го года н.э.

Возможно, что пью сами себя назвали «тиркулами» (Tircul), но в старых китайских хрониках они известны как «пьяо» (Piao), а в более поздних бирманских источниках – как «пью» (Pyu). Места своего проживания пью огораживали высокими глинобитными стенами, облицованными обожженным кирпичом. Шри Кшетра является самым большим в Бирме поселением такого рода, с почти круглой в плане территорией, окруженной стеной длинной около 14-ти километров. Китайские хроники сообщают, что пью в 9-ом веке посылали свои посольства в Китай, но описания жизни пью в китайских источниках плохо соотносится с результатами археологических исследований.

Возможно, в 9-ом веке пью попали под власть государства Наньчжао (Nanzhao), располагавшегося на территории современной Юньнани, но это известно только из китайских источников и пока что не подтверждено надежными доказательствами. Маловероятно, что к началу второго тысячелетия сохранилось сколь либо значимое количество пью, поскольку уже как минимум в период правления Аноратхи (Anawrahta, правл. 1044-1077 г.г.) вся область Проме была поглощена мигрирующими из Пагана бирманцами. В Пагане следы культуры пью представлены главным образом эпиграфической надписью 12-го столетия, находящейся в пагоде Мьязеди (Myazedi). Но к тому времени численность пью уже была ничтожно малой, а в настоящее время это полностью исчезнувший народ (Stadtner 2008a).

Очень сильно отреставрированный храм Бебе (справа), вероятно паганского или немногим более позднего периода, в котором находится стела с надписью периода пью. Во время реставрации башня храма была полностью восстановлена. Вдали видна ступа Бободжи (слева). Шри Kshetra.

Пью были буддистами, но вероятно также поклонялись и индуистским богам подобно другим ранним сообществам Юго-Восточной Азии, таким как моны в Нижней Бирме и культура Дваравати (Dvaravati) в Таиланде. Во время раскопок в Шри Кшетре были найдены выдержки из буддистских текстов на языке пали, выгравированные на тонких золотых пластинах. Одна из них является цитатой из трактата 5-го века «Висуддхимагга» (Visuddhimagga), написанного знаменитым комментатором канонических текстов Буддхагошей (Buddhagosha) из Шри Ланки, что указывает на проникновение сюда самых новых и актуальных произведений обширного буддистского мира (Luce 1974: 127).

Первые раскопки Шри Кшетры были проведены в 1906-07-х годах французским генералом и ученым-ориенталистом Леоном де Бейли (General Leon de Beylie), действовавшим с разрешения британских властей. Раскопки продолжались на всем протяжении 20-ого столетия, и сегодня ведущая их государственная школа археологии (Pyay Field School of Archaeology – прим. shus) на постоянной основе базируется внутри стен древнего города. Тем не менее, к настоящему времени археологические работы выполнены лишь на небольшой части территории Шри Кшетры. Не так давно, в 1993-ем году, была обнаружена очередная надписанная каменная погребальная урна, что позволило пополнить список местных правителей новыми именами (Tun Aung Chain 2004a). Музей Шри Кшетры располагает самой обширной в мире коллекцией каменных изделий пью, помимо этого некоторые ключевые для истории Бирмы экспонаты выставлены в Национальном музее в Янгоне. Пью также чеканили серебряные монеты, внешний вид которых по всей вероятности был заимствован у более ранней чеканки монов Нижней Бирмы (Wicks: 110-121). Следует сказать, что вне Бирмы находится очень небольшое количество артефактов (по крайней мере в публичных коллекциях), которые могут быть надежно идентифицированы как предметы, относящиеся к эпохе пью.

«В тот год, когда я уйду в нирвану»

Эта каменная плита когда-то выступала в роли крышки реликварной камеры. Пять сидящих Будд вероятно представляют Готаму, трех его предшественников и Будду будущего. Изображение ступы венчали пять зонтов, но теперь эта часть барельефа отсутствует. Высота плиты составляет 1.64 м. Museum, Shri Kshetra.

Миф о возникновении Шри Кшетры возник уже после упадка цивилизации пью, связав этот древний город с основанием Пагана и рождением короля Чанзитты (Kyanzittha) – одного из его самых выдающихся паганских правителей. Согласно эпиграфической надписи того времени, сам Будда, находясь в Индии, предсказал, что Шри Кшетра появится «в тот год, когда я уйду в нирвану». Затем Будда попросил своего ученика Гавампати (Gavampati) побеспокоиться о том, чтобы мудрец (санскр. risi, риши) Вишну (Vishnu) после его ухода основал Шри Кшетру (Duroiselle 1919: Я 2.141). Кроме того, Будда предсказал, что мудрец Вишну в будущем переродиться в качестве первого короля Шри Кшетры, а затем, через 1 630 лет, после одного из перерождений появится на свет в Пагане королем Чанзиттой. Этот миф впервые появился во времена правления Чанзитты, когда Шри Кшетра находился под контролем Пагана, и таким образом навсегда связал между собой в национальной истории страны Шри Кшетру и Паган.

Такое пророчество перекликается с предсказанием о рождении легендарного ланкийского короля Виджаи (Vijaya), который также появился на свет во время ухода Будды. Причем этот правитель закладывал свои города также с помощью мудреца Вишну (Mahavamsa: VI). Таким образом история основания Шри Кшетры была заимствован из ланкийской хроники 5-ого столетия, популярной в Пагане во времена правления Чанзитты, и в свете поразительного сходства этих повествований, можно предположить, что именно этот ланкийский миф вдохновил Чанзитту на создание истории своего происхождения. Вишну, под своими именами-эпитетами Васудева (санскр. Vasudeva) и Васутхеп (тайск. Wasuthep), выступает в роли мудреца и в некоторых тайских «мифах об основании», что возможно также отражает влияние «Махавамсы» или каких-то других палийских источников (Swearer, Premchit & Dokbuakaew: 32).

Король Дуттабаунг и Шри Кшетра

В более поздней бирманской мифологии, ведущей свой отчет как минимум с начала 16-ого столетия, ранний миф паганского периода был изменен, причем это коснулось нескольких основополагающих эпизодов (Pranke 2004: 198). К примеру, в новой версии утверждалось, что предсказания по поводу Шри Кшетры были произнесены не в Индии, а в Бирме во время посещения ее Буддой. В этом варианте пророчество о возникновении Шри Кшетры было сделано после того, как Будда переместился по воздуху из Сандалового монастыря, расположенного к северу от Проме рядом с Магуэ (Magwe), на расположенную напротив Проме гору, известную как холм Пхо-у (Hpo-u Hill, Hpo Oo Taung). Именно с этой вершины, возвышающейся над Иравади, Будда указал в сторону нынешнего Проме на место расположения будущей Шри Кшетры и произнес пророчество в присутствии своего ученика Ананды. На этом же холме крот в знак почтения преподнес Будде грязь из своей норы. Пораженный таким актом доброты, Будда предсказал, что этот крот в будущем переродится в качестве первого короля Шри Кшетры и будет носить имя Дуттабаунг (Duttabaung). Дуттабаунг впервые фигурирует в хронике «Язавинчо» (Yazawin Kyaw), датируемой первой половиной 16-ого столетия, и впоследствии упоминается в различных вариациях во многих более поздних основных национальных религиозных и исторических хрониках (Pranke 2004: 198).

Король Дуттабаунг

Король Дуттабаунг фигурирует в более поздней бирманской истории как великий и праведный правитель, во многом подобный паганскому королю Алаунситу (Alaungsithu). Образ Дуттабаунга оказал сильное влияние на умы и сердца бирманцев более поздних времен, о чем свидетельствует коронация короля Синбьюшина (Hsinbyushin, правл. 1763-1776 г.г.), которая была проведена в тот же самый день, когда согласно легенде взошел на престол Дуттабаунг (Tun Nyein: 17).

Большинству людей в Верхней Бирме хорошо знакомо имя Дуттабаунга, и даже в дельте с ним связано большое количество пагод, таких как, например, Швесандо (Shwesandaw) в Тванте (Twante), расположенном близ Янгона. Помимо этого он упоминается в поздних легендах Шведагона, правда, в незначительной роли.

Король Дуттабаунг преподносит очки образу Будды в пагоде Шведаунг, восстановив таким образом потерянное зрение. В пагоду Шведаунг, расположенную к югу от Проме, обращаются за помощью люди, имеющие проблемы со зрением. By Zin Maung Tar. Shwedaung Pagoda.

Очевидец, посетивший в 19-ом столетии Проме, пишет, что «все в Проме заполнено великим народным героем Дуаттабонгом (Dwattabong) и каждый ребенок на улице может рассказать историю о нем»(Bastian: 39). Возможно, что его самым впечатляющим пожертвованием была статуя Будда в Шведаунге (Shwedaung), расположенном к югу от Проме. Согласно преданию, впоследствии король ослеп, и его зрение восстановилось только после того, как он преподнес очки в дар этому Будде. Сегодня этот храм особенно популярен у людей, испытывающих проблемы со зрением, и это является еще одним примером того, как легко древний миф встраивается в современную жизнь.

К началу 18-ого столетия биография Дуттабаунга представляла собой сборное историческое лоскутное одеяло, в которое помимо прочего был включен археологический объект начала н.э. под названием Тагаунг (Tagaung), расположенный приблизительно в 240 километрах к северу от Мандалая (Pranke 2004: 198). Между собой Шри Кшетра и Тагаунг были связаны историей короля по имени Абхираджа (Abhiraja), который согласно преданию прибыл в Тагаунг из Индии и принадлежал тому же самому клану Шакьев (Sakyan), что и сам Будда. Таким способом будущие правители Бирмы связали свое происхождение с королевской семьи Будды.

Два брата из Тагаунга (слева) встречают отшельника и его дочь, будущую мать короля Дуттабаунга. Saya Sein, Mandalay. Shwesandaw, Prome.

Брат Абхираджи отправился в Шри Кшетру, где стал вести уединенную жизнь отшельника, но перед своим отъездом убил гигантского кабана, угрожавшего жителям Тагаунга. Тем временем королева Тагаунга со своим любовником, королем змей-нагов, произвели на свет двух слепых сыновей, которые затем были посажены на плот и в одиночку отправлены вниз по Иравади. Два принца, которых звали Махасамбхава (Maha-sambhava) и Чуласамбхава (Cula-sambhava), были спасены великаншей-билу (bilu) по имени Чандамукхи (Chandamukhi, Луноликая), которая вернула им зрение. Юноши пристали к берегу в Шри Кшетре, и после встречи с ними отшельник понял, что это дети его брата-короля. Старший юноша женился на женщине по имени Бедайи (Bhedari), рожденной самкой оленя, которая забеременела, случайно выпив мочу отшельника из Шри Кшетры. Именно эта пара и произвела на свет Дуттабаунга, основателя Шри Кшетры и ее первого правителя.

Бободжи, датируемая серединой первого тысячелетия, является самой старой и лучше всех сохранившейся «великой» ступой, и до сих пор почитается бирманскими верующими. Тысячи терракотовых табличек эпохи пью до сих пор находятся в ее широкой, расположенной во внутренней полости ступы, реликварной камере. В ней были также обнаружены по крайней мере еще две дополнительные камеры, причем в одной из них находились монеты и надписанные золотые и серебряные пластины. Shri Kshetra. Courtesy: Elizabeth Moore.

Тагаунг не упоминается в хронике 16-ого столетия «Язавинчо»(Yazawin Kyaw), и впервые появляется в «Большой королевской хронике» (Maha-yazawin-gyi, Махаязавинджи) У Калы в начале 18-го столетия (Tun Aung Chain 2004: 124). Двоюродную сестру Дуттабаунга (от брака младшего брата и Чандамукхи – прим. shus) иногда связывают с другим древним городом, известным как Бейктано (Beikthano). Согласно одному из преданий, Дуттабаунг, победив в войне против Бейктано, захватил ее в плен и сделал своей главной королевой. Таким способом мифические истории трех самых значимых древних укрепленных городов Бирмы: Шри Кшетры, Тагаунга и Бейктано, были соединены в единое легендарное повествование, при этом включение в национальную мифологию Бейктано произошло только в 20-ом столетии. Связь с буддизмом в этом замысловатом мифе подчас является очень тонкой, но многие из описанных событий имеют основополагающее значение, как например установление происхождения правящих монархов Бирмы от королевской семьи Будды. К слову сказать, в народных преданиях главная королева Дуттабаунга впечатляюще красива и носит эпитет Клеопатры Бирмы. Гораздо более поздние бирманские хроники ассоциируют Дуттабаунга с телесными реликвиями Будды, находящимися в различных пагодах, но все они отличаются в части происхождения реликвий, их числа и местоположения этих пагод (Glass Palace Chronicle: 17).

В Шри Кшетре в течении столетий были изготовлены с использованием металлических форм тысячи небольших вотивных глиняных табличек. Многие из них помещались в кирпичные ступы, такие как Бободжи. Museum, Shri Kshetra.

Начиная с паганского периода в главных национальных хрониках (последние из которых были созданы в 19-ом веке) Шри Кшетра всегда включалась в длинный список столиц страны, одной из особенностей которого было отсутствие в нем Бейктано. Примечательно, что европейским миссиям, посещавшим Бирму в ранние времена, всегда оказывалась поддержка в случае их желания посетить Шри Кшетру, хотя это было и не всегда возможно в разоренном государстве. Шри Кшетра также была известна под названием Яте-мьё, (Yathe-myo), т.е. «Город отшельника», в памяти об отшельнике, сын (в тексте «son», на самом деле внук – прим. shus) которого стал первым бирманским королем.

Единственным значительным сооружением Шри Кшетры, которое можно надежно отнести к периоду пью, является пагода Бободжи (Bawbawgyi), представляющая собой почти цилиндрическую кирпичную ступу, расположенную на шести круглых террасах (Guy 1999). Она находится на небольшом расстоянии от городских стен, к юго-западу от Шри Кшетры. В расположенной внутри этой пагоды полой шахте, диаметром около 3-х м в и высотой 25 м (высота самой ступы – около 46 м – прим. shus), до сих пор находятся тысячи терракотовых вотивных табличек эпохи пью. Несколько лет назад охотники за сокровищами прорубили небольшой туннель с западной стороны ступы. С северо-западной стороны, примерно на два метра ниже купола, учеными была найдена реликварная камера, в которой находилась терракотовая ваза с пятью серебряными монетами, а также серебряными и золотыми пластинами с гравировкой буквами пью; еще одна реликварная камера, дата создания которой неизвестна, была обнаружена с восточной стороны около вершины ступы (Luce 1985: pl. 8; Taw Sein Ko 1920: 261).

Стела с изображением сидящего Будды, находящаяся у задней стены храма Бебе. Необычный жест, когда «касающейся земли» является левая рука, не имеет внятного объяснения. Значительная часть скульптуры восстановлена с использованием бетона. Shri Kshetra.

В паганский период внутренняя шахта ступы как минимум один раз вскрывалась, поскольку в 20-ом столетии внутри нее были найдены две терракотовые вотивные таблички короля Аноратхи (Anawrahta). Эти находка доказывают, что вотивные предметы иногда вкладывались в ступы через длительные периоды после завершения их строительства и запечатывания реликварных камер. Сверху полая внутренняя камера ступы перекрыта ложным сводом, и эта примитивная техника имеет мало общего с изощренными арочными сводами Пагана. Вероятной датировкой ступы является 6-7-ой век н.э. или немного более ранний период. Бободжи по-видимому является самой старой бирманской ступой, которая непрерывно почитается верующими и при этом имеет минимальные изменения своей формы и размера по отношению к древнему оригиналу. Следует также отметить, что поблизости от ступы были найдены три каменные плитки с высеченными на них выдержками из палийского Канона.

Согласно более поздней мифологии, паганской король Аноратха разрушил ступу, построенную великим королем Дуттабаунгом, извлек из нее священные реликвии и поместил их в ступу Швезигон (Shwezigon), расположенную в Пагане, при этом старые хроники противоречат друг другу в части типа этих реликвий (Glass Palace Chronicle: 86). В одной из них, к примеру, сообщается, что Аноратха вывез из Шри Кшетры драгоценный головной убор (Sasanavamsa: 59). Сегодня многие связывают пагоду Бободжи с этим эпизодом, хотя нет никаких веских доказательств, что Аноратха вообще захватывал какие-либо реликвии в Шри Кшетре. Тем не менее, эта история подчеркивает постоянную символическую роль Шри Кшетры в более поздней бирманской истории.

Пагода Паяджи, расположенная вне стен Шри Кшетры. Ее часто относят к периоду пью, хотя на самом деле не существует убедительных доказательств такой датировки.

В Шри Кшетре присутствует небольшое количество кирпичных храмов паганской и более поздних эпох, а также двадцать кирпичных холмов с руинами этих же периодов (Hudson 2004: 144). Среди них можно отметить такие храмы, как Паятаунг (Payataung) и Восточный Зегу (East Zegu), а также храм Бебе (Bebe), в котором находится большая каменная стела с изображением трех сидящих фигур и надписью на языке пью, размещенной у ее основания.

В центре этой группы изображен Будда, который касается земли не как обычно правой, а левой рукой, что пока что не имеет внятного объяснения. Этот барельеф когда-то являлся центральным в триаде, включающей в себя также две боковые каменные плиты, причем на территории Бирмы такая композиция известна только в Шри Кшетре. Более поздние обитатели Шри Кшетры вероятно считали эту каменную плиту священной и поэтому даже построили для нее святилище. Храм Бебе реставрировался настолько часто, что сейчас сложно понять, как он выглядел изначально.

Каменная скульптура пью также присутствует в храме Лемьетна (Lemyethna, Laymyethna), причем три каменных барельефа эпохи пью, расположенные на разных сторонах центральной колонны, были помещены в храм спустя столетия после его возведения в паганский или последующий период (Stadtner 1998).

Две большие конусообразные ступы Паяджи (Phayagyi) и Паяма (Payama) расположены за городскими стенами к северу от Шри Кшетры. Обычно их относят к эпохе пью, но на самом деле сложно сказать, когда действительно они были возведены. Считается, что внутри Паяджи находится священная реликвия: ноготь с большого пальца правой ноги Будды. Усилиями местного монаха эта ступа не так давно была возрождена в качестве священного места, и некоторые паломники приезжают сюда только для поклонения этой пагоде, игнорируя руины древнего города и его храмов.

Холм Пхо-у, крот и коровий навоз

С холма Пхо-у Будда предсказал возникновение Шри Кшетры и ее первого короля Дуттабаунга. Внутри ступы находится старый зонт-тхи Шведагона, помещенный туда королем Синбьюшином в 1774-ом году.

Этот знаменитый холм расположен приблизительно в 6-ти км к северу от Проме, практически прямо у западного берега реки Иравади. Его посещение занимает примерно полдня, но при этом необходимо нанимать частную лодку в Проме, так как до этого места нет сухопутных дорог и отсутствует общественный речной транспорт. Из Проме холм не видим, так как находится за излучиной реки.

Будда посетил холм Пхо-у после того, как сначала по воздуху переместился в Сандаловый монастырь, расположенный севернее него на противоположном от Магуэ (Magwe) берегу реки Иравади. С вершины холма Будда заметил коровью лепешку, плавающую на поверхности водной глади океана, который в те времена простирался до этой местности. В это же время крот в знак почтения преподнес Будде немного земли, которую он накопал тут же своей мордочкой. После этого Будда произнес пророчество, согласно которому на том месте, где он увидел плавающий навоз, спустя 101 год после его ухода в паринирвану возникнет Шри Кшетра, а крот в будущем переродится в облике короля Дуттабаунга (Duttabaung) и будет первым правителем этого города.

Сюжет с подношением земли смоделирован по образу и подобию эпизода из преданий о жизни индийского императора Ашоки (Asoka), когда он, будучи в предыдущей жизни совсем еще малюткой, невинно преподнес Будде горстку пыли (Pranke 2004: 198). А рассказ о размещении вокруг города священных сооружений Дуттабаунгом напоминает историю выбора места для размещения Махатупы (Mahathupa, Великая ступа) ланкийским королем Дуттагамани (Dutthagamani) (Mahavamsa: XXIX). Легенда пагоды на холме Пхо-у подкрепляется хроникой «Пхо-у тамаинг» (Hpo-u Thamaing), которая в значительной степени базируется на хронике пагоды Швесандо (Shwesandaw) (Glass Palace Chronicle: xxi).

Два небольших крота взирают на вершину холма Пхо-у. Будда предсказал, что в будущем перерождении один из кротов будет королем Дуттабаунгом. Второй крот добавлен в качестве будущей супруги короля. Этот миф содержится в находящейся на холме эпиграфической надписи короля Синбьюшина (правл. 1763-1776 г.г). Холм Пхо-у расположен на западном берегу реки Иравади, приблизительно в 6-ти км к северу от Проме.

В 1774-ом году король Синбьюшин (Hsinbyushin, правл. 1763-1776) по пути из Янгона, где он заменил зон-тхи на пагоде Шведагон, обрушившийся в результате землетрясения 1769-го года, посетил вершину холма Пхо-у. Король приказал доставить на холм старый металлический зон-тхи Шведагона, который должен был быть помещен в ступу, подлежавшую масштабной реконструкции.

Согласно оставленной на холме эпиграфической надписи короля, датированной 1774-ым годом, пагода была «размещена на массивной скале» (ныне Hpo Oo Taung pagoda – прим. shus). Синбьюшин увеличил высоту ступу примерно до 9-ти метров и поместил в нее различные скульптуры, миниатюрные модели ступ, костные останки и священные волоски, а также старый зонт-тхи (hti) Шведагона (Taw Sein Ko 1893b: 1).

Небольшие скульптурные изображения двух маленьких кротов, окрашенные в белый цвет, располагаются у подножья огромной скалы, на которой возвышается пагода. Одна из фигурок представляет будущего короля Дуттабаунга, а другая – его жену, чья судьба была связана с одним из великих центров пью Бейктано (Beikthano), расположенным между Проме и Паганом.

В святилище, построенном рядом с пагодой в 1874-ом году, находилось скульптурное изображение Будды, правый указательный палец которого был направлен в сторону Проме и Шри Кшетры и которое было очень похоже на подобную статую, находящуюся на холме Мандалая (Taw Sein Ko 1913: 206). Не так давно эта скульптура была заменена современной статуей стоящего Будды, с двумя крошечными кротами, расположенными у его ног.

 

<<К оглавлению книги «Священные места Бирмы» Следующий раздел>>
script type="text/javascript"> var gaJsHost = (("https:" == document.location.protocol) ? "https://ssl." : "http://www."); document.write(unescape("%3Cscript src='" + gaJsHost + "google-analytics.com/ga.js' type='text/javascript'%3E%3C/script%3E"));